Автор воспоминаний сестры милосердия крестовоздвиженской общины

Автор воспоминаний сестры милосердия крестовоздвиженской общины

«В 1854 г. во время Крымской войны была создана по поручению Великой княгини Елены Павловны, вдовы младшего брата Николая I, община сестёр милосердия, впоследствии получившее название «Крестовоздвиженской общины».

В то время на войне не хватало врачей и медицинского персонала, поэтому женщины Севастополя принимали активное участие в лечении больных и раненых, большинство из которых медицинской подготовки не проходили. Великая княгиня Елена Павловна сумела убедить императора в том, что необходимо создавать отряды подготовленных сестёр-милосердия из женщин-добровольцев для помощи по уходу за ранеными бойцами. 5 ноября 1854 г. в Санкт-Петербурге была создана знаменитая Крестовоздвиженская община сестёр милосердия. Её члены, женщины разного сословного происхождения, проходили обучение в пехотном госпитале в течение 2-3 месяцев. Великая княгиня Елена Павловна, назвав созданную с её помощью общину Крестовоздвиженской, выразила тем самым общее чувство преданности православному монарху и отечеству в годы тяжёлого испытания.

Всего за время Крымской войны было отправлено три отряда сестер милосердия, что составило 202 человека. 24 ноября 1854 г. в Крым прибыл первый отряд сестёр милосердия, состоявший из 30 человек, второй отряд отправился в путь 13 января 1855 г., последний — в феврале 1855 г.

Для организации сёстринского ухода был приглашён Великой княгиней известный хирург Н.И. Пирогов.

Пирогов разделил сестер на следующие категории:

1. операционные сёстры;
2. перевязочные сёстры;
3. сестры-аптекари;
4. сестры-хозяйки.

Для каждой из них хирург разработал точную инструкцию их действий и задач.

Однако Пирогов указывал на то, что врачи должны учитывать опыт медсестёр, которые не обязаны подчиняться приказам тех, кто только приступил к выполнению медицинской работы. Сёстры милосердия не только ухаживали за ранеными бойцами. Они помогали хирургам, врачам, фельдшерам в операционных и на перевязочных пунктах, принимали участие в распределении раненых по степени ранения и его тяжести. Нередко сёстрам приходилось перевязывать раненых в антисанитарных условиях: на открытой местности, под дождём, в грязи. От того, что из-за огромного количества раненых врачей стало не хватать, остались на попечении женщин и перевязочные пункты. Уже к концу войны сёстры милосердия руководили перевозкой раненых из Крыма на путях эвакуации: в Перекоп, Симферополь, Николаев, Херсон, Харьков, Екатеринослав, Киев, Одессу.

Всего было 70 госпиталей. Сёстры милосердия облегчали своей помощью и уходом страдания раненых, им бойцы доверяли и своё последнее желание, и последний вздох воина, погибшего в войне.

Привлечение сестёр милосердия к оказанию медицинской помощи в Крымской войне не осталось незамеченным средствами массовых информаций. Газеты и журналы того времени начали писать о самоотверженном труде сестёр в лазаретах и госпиталях, на поле боя под открытым огнем.

В те времена женщин не привлекали для оказания медицинской помощи непосредственно в местах боевых действий, они работали только в мирное время, и только в больницах и госпиталях. Это событие стало первым мировым опытом по подготовке сестёр милосердия к работе в военно-полевых условиях. Данный опыт стал столь успешным не только благодаря удачному подбору персонала, но и талантливым и старательным старшим сёстрам: Меркуловой, А.П. Стахович, Е.П. Карцевой, Е.А. Хитрово, Е.М. Бакуниной.

Сохранились в истории имена многих самоотверженных и трудолюбивых сестёр милосердия; хотя не все дожили до конца войны. Каждая четвёртая из женщин умерла от болезней, каждая вторая переболела крымской лихорадкой или тифом. 68 сестер милосердия были награждены медалью «За оборону Севастополя», а самые отличившиеся из них — Георгиевской медалыо.

Сёстры милосердия с честью выполнили свой долг в годы Крымской войны. Их главные традиции самоотверженного служения людям были продолжены уже другими женщинами во времена русско-турецкой войны (1877-1878 г.). Но об этой кампании оставили свои воспоминания Н.И. Пирогов, Е.М. Бакунина, П.И. Орлова-Савина и др.

Пирогов стал первым в мире врачом, который смог организовать и применить женский уход за ранеными в местах боевых действий. Именно ему принадлежит великая честь введения этого вида оказания медицинской помощи раненым в армии. Пирогов первый основал и организовал «Крестовоздвиженскую общину сестер попечения о раненых и больных». Среди сестёр милосердия особенно выделялись A.M. Крупская и Е.М. Бакунина, последняя из которых после окончания войны занялась созданием новой общины сестер. Простой русский солдат знал, что в любую погоду, в дождь, снег и бурю, где бы он не оказался, в перевязочной, на бастионе, в палатке или во время эвакуации всегда может рассчитывать на помощь своих «севастопольских сёстричек». Слава об этих первых русских женщинах, которые служили беззаветно своей стране и народу, с каждым днем росла, распространяясь по всему миру. И героические советские женщины, которые заслужили такую же, неувядаемую славу, принимая активное участие в Великой Отечественной войне, вспоминают с уважением своих севастопольских предшественниц. Следует сказать, что иностранцы, особенно немцы, сделали попытку приписать инициативу в организации женского ухода за ранеными бойцами в войне англичанке Нейтингель.

Пирогов против подобного предположения очень резко высказывался в письме, которое он писал баронессе Раден. В качестве доказательств он привёл год создания «Крествоздвиженской общины сестер попечения о раненых и больных» — осень 1854 г. Пирогов настаивал на том, что русские должны бороться за истину и не позволять зарубежным странам оспаривать вклад отечественных медсестер и врачей в развитие медицины».

История медицины и фармации / Под ред. Д.В. Михеля, М., «Эксмо», 2010 г., с. 140-142.

Екатерина Бакунина: героиня двух войн, спасительница тысяч русских солдат

«Никто так не нужен на фронте, как наши женщины»

В самом начале Крымской войны хирург Пирогов со всей свойственной ему энергией добивался двух вещей: чтобы его официально отправили на фронт и чтобы с ним вместе туда отправили обученных сестёр милосердия. Естественно, никаких сестёр, тем более обученных, когда он поднял эту тему, не было. Но Пирогов был убеждён: российская армия несёт многотысячные потери, в первую очередь, из-за неверной организации медицинской службы, и во вторую, из-за того, что эта организация никак не предусматривает качественный санитарный уход за уже получившими медицинскую помощь.

Почему для санитарного ухода нужны были именно женщины? Во‑первых, это позволяло их — по представлениям общества того времени — не включать в систему армейской иерархии, то есть в таком случае значительная часть медицинской службы никак не зависела от тех самых офицеров и интендантов, которые постоянно обворовывали солдат, устраивали бюрократические проволочки при получении перевязочных материалов и банального нижнего белья, и так далее. Во‑вторых, Пирогов находил женщин куда более дисциплинированными, организованными и совестливыми, чем офицерский состав российской армии — и для выживания большого количества раненых эти качества были, конечно же, критичны.

Помощь и содействие в вопросе сестёр милосердия Пирогов нашёл, конечно же, у женщины — великой княгини Елены Павловны (урождённой принцессы Фредерики Шарлоты Марии Вюртембергской). Она основала Крестовоздвиженскую общину сестёр милосердия, которая прочно вошла в историю российской и военной медицины.

Требования к сёстрам милосердия были суровые. Это должны были быть вдовы или девицы — или, точнее, «старые девы», то есть зрелого возраста женщины, не обременённые семейными узами. С рациональным, практическим, холодным складом ума, способные одолеть курсы анатомии и сестринского дела. Достаточно хладнокровные, чтобы не падать в обморок, ассистируя при ампутациях — достаточно отзывчивые и чувствительные, чтобы не оставаться равнодушными к боли и другим страданиям раненых. Из достаточно обеспеченных семей, чтобы не соблазниться подарками, денежными вознаграждениями — в общем, точно способные следовать правилу «ничего не брать за свою помощь». В условиях глубоко коррумпированной российской армии любой подарок мог обернуться позже взяткой, а именно из этой системы Пирогов и собирался вывести медицинскую службу, насколько возможно.

Ни одна не была готова

Многие из сестёр общины прежде вели самую обычную светскую жизнь, редко видели грязь и тем более экскременты, крайне редко — раны и изуродованных людей. Екатерина Бакунина — тем более: она была дочерью губернатора Санкт-Петербурга и благополучно дожила до сорока лет без того, чтобы слишком часто сталкиваться с грубой прозой жизни. К тому, что ждёт их в Севастополе, сестёр не подготовили никакие курсы — им рассказывали о стерилизации, ранах, нагноениях, отрезанных конечностях и сопутствующих заболеваниях. Никто не рассказывал им, что служить придётся в настоящем аду.

Дело не в том, что всё кругом обстреливали пушки. Дело не в том, что каждая из сестёр сама могла умереть — от случайной бомбы или от тифа. Дело в условиях, в которых содержались раненые — порой просто брошеные друг на друга вповалку, в несколько слоёв, так что нижние задыхались под верхними.

Всеобщая антисанитария приводила к тому, что каждый день десятки умирали от заражений ран, которых можно было избежать, и от тифа, который распространялся со скоростью пожара. Всеобщее воровство и бюрократические проволочки — к тому, что раненых было нечем перевязать и буквально нечем кормить. Всеобщее равнодушие — к тому, что никто не думал о суднах для неспособных встать, к тому, что отдавались под госпиталь самые неподходящие для этого здания. В Севастополе это было хотя бы здание Дворянского собрания, но сёстры милосердия постоянно сталкивались с тем, что их подопечных пытались запихнуть чуть ли не в конюшни.

Появление Пирогова и сестёр Крестовоздвиженской общины моментально преобразило ситуацию. Пирогов придумал сортировать раненых по тяжести ранения — уже одно это повышало шансы выжить, дождаться срочной операции вовремя. Сёстры милосердия… Одно их появление, строгих, опрятных, подействовало на солдат как ободряющий знак: есть кто-то, кто готов навести порядок в этом бесконечном, кровавом, вонючем хаосе.

Поняв такое воздействие своего внешнего вида на раненых, сёстры тратили время, отрывая его ото сна, чтобы их форма (а у них была форма, чтобы подчеркнуть, что они всё же организация, а не толпа доброхоток) выглядела опрятно, и силы, чтобы сохранять спокойный и уверенный вид в любой ситуации.

Но, конечно, основной их труд был не в успокоении раненых. Элементарный гигиенический уход, перевязки, ассистирование на операциях — как правило, ампутациях, постоянная проверка состояния, такое же постоянное выбивание всего того, что, теоретически, уже выдало государство — но до солдат всё не доходило и не доходило: еды (особенно активно разворовывалось мясо), медикаментов, бинтов, нижнего белья, тёплых тулупов для перевозки, дров для отопления и для кипятка…

Сёстры могли прийти на склад и распотрошить хранящиеся там и всё никак не оформленные толком тюки с перевязочным материалом, не утруждая себя бумажками — пиши, интендант, что это штатские, доброволицы, постарались. Да, на складах порой было полно всего нужного, даже ещё неразворованного, что не дошло до госпиталей только потому, что бумаги в первую очередь оформляли на то, что нужно для боевых частей! Сёстры могли напрямую нарушить приказ офицера разместить раненых чуть не по хлевам и занять более пригодное помещение — а что им будет, они вне системы! Пирогов не прогадал, когда поставил на женщин.

Читать еще:  Песня на пасху

Тысячи спасённых

Сёстры Крестовоздвиженской общины спасли, без преувеличений, тысячи, а то и десятки тысяч человек — постоянно сами неся потери, прежде всего — из-за тифа. Они заставляли конвой покидать кабаки, пленных — вытаскивать телеги с ранеными, чиновников — отдавать всё необходимое, обеспечивать срочно обозы едой, одеждой, подстилками. Они не спали после тяжёлых боёв по двое суток, не отходя от операционных столов, бесконечно кипятили воду, обеспечивали раненым элементарнейшую возможность оправиться не в собственные штаны. И Бакунина была одной из самых активных сестёр, споривших с офицерами и чинушами, строивших себе в помощь солдат, крестьян, случайных мимоезжих татар.

Чтение воспоминаний Бакуниной о службе сестёр милосердия затягивает. Да, много позже она написала мемуары, конечно же — их стоит читать на пару с более известными обычно мемуарами Пирогова.

«Вносят носилки, другие, третьи. Весь пол покрылся ранеными; везде, где только можно сесть, сидят те, что притащились кое-как сами. Что за крик, что за шум! Просто ад! Пальба не слышна за этим гамом и стонами. Один кричит без слов, другой: «Ратуйте, братцы, ратуйте!», «Будь мать родная, дай водки!»» — это о месте, про которое Пирогов писал — паркет на вершок вниз пропитался кровью.

«…я вошла в избу, битком набитую нашими больными. Я принесла чулки, вязаные варежки, и вот со всех сторон начали кричать: «Дай, матушка, один чулок, у меня ведь только одна нога!» — «А мне на обе, да у меня одна рука, в портянки в два часа не обулся». — «Дай мне на правую руку!» — «Вот кстати, а мне на левую!» — «И мне на левую!» — «И мне тоже!»» Это о попытке довезти раненых живыми зимой, когда на четверых дают укрыться два тулупа — и те на полпути отнимают, когда кругом, в степи, воют волки и Бакунина, смертельно волков боящаяся, обходит раненых, вооружившись одной только — больше нечем — палкой и взяв в помощь старушку с такой же импровизированной дубинкой.

После войны Екатерина Михайловна уже не могла быть праздной женщиной. Пирогов не зря писал, что трудности службы на войне открыли и отшлифовали её истинный характер, чего не могла дать жизнь светской барышни.

В родном имении организовала больницу, школу. Во время Турецкой войны через почти три десятка лет снова была призвана на фронт — официально не солдат и не офицер, но… давала же она клятву сестры милосердия, носила же всю жизнь под одеждой крестик общины на голубой ленточке. Во время Турецкой войны, на Кавказе, пожилая уже женщина со всей представимой или даже, скорее, непредставимой энергией выстроила работу новых, свеженьких сестёр милосердия, оказав такую неоспоримую помощь врачам, что те провожали её со слезами на глазах и с памятной записью: «Во всех отношениях Вы явились достойной имени русского воина». Да, им ли не знать, насколько эта «штатская», добровольная служба была именно службой военной, армейской, насколько каждая из этих сестёр — и особенно руководительница их Екатерина Михайловна — были воительницами!

Бакунина умерла в восемьдесят четыре года, чуть не до последнего дня заботясь о том, чтобы каждый заболевший крестьянин, крестьянский ребёнок в округе получал медицинскую помощь. За её гробом мужики и бабы, малые ребята и старики шли огромной процессией двадцать пять вёрст — от церкви, где её отпели, до кладбища, где лежала вся её семья. И все рыдали в голос: великая, великая женщина умерла! Не сестра — всеобщая мать…

Крестовоздвиженская община сестёр милосердия

Крестовоздвиженская община сестёр милосердия — российская община сестёр милосердия, первое в мире женское медицинское формирование по оказанию помощи раненым во время войны, прототип «Международного движения Красного креста».

Содержание

История

Крымская война

Крестовоздвиженская община сестёр милосердия была учреждена в Санкт-Петербурге в начале Крымской войны по инициативе великой княгини Елены Павловны. Устав общины был утверждён 25 октября 1854 года. Общину торжественно открыли 5 ноября 1854 года, в день праздника Воздвижения Креста Господня в церкви Михайловского дворца в присутствии одетых в форму сестёр под началом старшей сестры А. П. Стахович. На следующий день 32 сестры общины и группа врачей (Э. В. Каде, П. А. Хлебников, А. Л. Обермиллер, Л. А. Беккерс и доктор медицины В. И. Тарасов) выехали на театр военных действий вместе с действительным статским советником, хирургом Н. И. Пироговым. Руководить деятельностью общины на театре военных действий было поручено Пирогову. Первым главным врачом был назначен В. И. Тарасов.

С. Н. Сергеев-Ценский в своём романе-эпопее «Севастопольская страда» так описывает внешний вид сестёр общины накануне их отъезда в Крым:

На всех сестрах были коричневые платья с белыми накрахмаленными обшлагами; ярко-белые и тоже накрахмаленные чепчики на простых гладких прическах; белые фартуки с карманами и — самое главное и самое заметное — наперсные золотые продолговатые кресты на широких голубых лентах.

Лев Толстой в «Севастопольских рассказах» описал прибывших в действующую армию сестёр милосердия, которые позднее были награждены медалью «За защиту Севастополя», среди них — Екатерина Михайловна Бакунина, Карцева, Стахович, Екатерина Александровна Хитрово и другие. Из 120 сестёр Крестовоздвиженской общины, которые работали в осаждённом Севастополе, 17 погибли при исполнении служебных обязанностей.

В своей «Докладной записке об основных началах и правилах Крестовоздвиженской общины сестёр попечения», написанной 14 октября 1855 года, Н. И. Пирогов писал: «Доказано уже опытом, что никто лучше женщин не может сочувствовать страданиям больного и окружить его попечениями, не известными и, так сказать, не свойственными мужчинам».

Позднее А. Ф. Кони сказал: «В этом Россия имеет полное право гордиться своим почином. Тут не было обычного заимствования „последнего слова“ с Запада — наоборот, Англия (…) стала подражать нам, прислав под Севастополь (…) мисс Найтингель со своим отрядом». [1]

После Крымской войны

Когда сёстры вернулись в Петербург с Крымской войны в сентябре 1856 года, община насчитывала 96 сестёр милосердия и 10 испытуемых. Они были направлены на работу в морские госпитали — Калинкинский (ныне — Военно-морской) и Кронштадтский, в больницу для чернорабочих (ныне — Александровская больница), Максимилиановскую больницу, Повивальный институт (ныне — НИИ акушерства и гинекологии имени Д. О. Отта). Сначала сёстры жили в специально нанятом для них доме на Петербургской стороне, затем — в Михайловском дворце.

В январе 1860 года община переехала в купленный у Л. Ф. Доста трёхэтажный ампирный особняк на набережной Фонтанки, тогда же великая княгиня Елена Павловна передала общине свою дворцовую церковь, которая заняла большой зал на втором этаже дворового флигеля. До 1882 года она была приписана к Екатерингофскому храму. В 1861 году община открыла собственную больницу на 16 мест и лечебницу для приходящих больных, ставшие очень популярными среди бедного населения. Спустя два года при общине начали работать трёх-четырёхгодичная школа для девочек и ясли для дневного пребывания до 100 детей [2] .

С 1860 по 1863 год Крестовоздвиженскую общину по просьбе великой княгини Елены Павловны возглавлял известный в то время христианский активист Александр Гумилевский [3] .

В послевоенные годы сестрой-настоятельницей Крестовоздвиженской общины была Екатерина Бакунина, летом 1860 года её сменила Е. И. Карпова, остававшаяся на этом посту до 1867 года. Для управления общиной был создан особый комитет под председательством Николая Пирогова, а с 1861 года его возглавил общественный деятель, писатель и музыкант Владимир Одоевский.

14 января 1863 года император Александр II утвердил «Положение о сёстрах Крестовоздвиженской общины, назначаемых для ухода за больными в военных госпиталях», а 10 мая 1870 года — штат и новый устав общины. Целью деятельности общины провозглашалось «безвозмездное христианское служение страждущим и неимущим» [2] .

В 1860—1870-е годы больница неоднократно перестраивалась, возводились новые здания. В 1873 году, после смерти великой княгини Елены Павловны, руководство общиной было вверено её дочери, великой княгине Екатерине Михайловне.

В августе 1876 года отряд сестёр общины выехал на Балканы в зону военных действий в Черногории. Это был первый опыт деятельности общины в другой стране. Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 годов более 30 сестёр под начальством старшей сестры Н. А. Щеховской оказывали помощь раненым [4] . Екатерина Бакунина, несмотря на свой 65-летний возраст, поехала на Кавказ в качестве руководительницы медицинских сестёр временных госпиталей, пробыв на фронте больше года.

В литературе наиболее полно образ сестры милосердия воспет в одном из «Стихотворений в прозе» Ивана Тургенева — «Памяти Ю. П. Вревской», посвящённом Юлии Вревской, участнице Русско-турецкой войны 1877—1878 годов.

Крестовоздвиженская община стала широко известна не только в России, но и за границей. Она участвовала в международной гигиенической выставке в Брюсселе в 1876 году, а сёстры Е. С. Высотская и С. П. Сухонен оказали помощь в создании первой общины сестёр милосердия в Болгарии в 1900 году по просьбе Болгарского общества Красного Креста.

С 1884 года в течение 14 лет главным врачом общины работал хирург Николай Вельяминов. По его инициативе была перестроена лечебница, возведён дом для служащих, организованы систематические курсы лекций для сестёр.

На 1 января 1891 года в общине было 119 сестёр милосердия и 19 испытуемых. В 1894 году, после смерти великой княгини Екатерины Михайловны, община перешла в ведение Российского общества Красного Креста.

В 1893—1897 годах по проекту архитектора общины Юлия Бенуа при участии Роберта Гёдике была возведена небольшая женская больница. К полувековому юбилею общины Бенуа в 1903—1904 годах полностью перестроил здание особняка на Фонтанке в неорусском стиле. На третьем этаже была устроена церковь на 1000 человек, 11 декабря 1904 года освящённая митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Антонием (Вадковским) во имя Воздвижения Креста Господня [2] .

Отчёты о деятельности общины во время Первой мировой войны не были опубликованы, и статистика за этот период отсутствует [5] .

После Октябрьской революции

После Октябрьской революции, в 1918 году, больница была изъята у Крестовоздвиженской общины и на её базе была открыта 10-я больница Петроградского губернского отдела здравоохранения (позднее — Балтийская клиническая центральная бассейновая больница), в 1919 году ей было присвоено имя профессионального революционера Григория Чудновского, которое она носила до 2002 года [6] . Община была ликвидирована в 1920 году, а её имущество было передано в ведение народного комиссариата здравоохранения РСФСР. Последним настоятелем Крестовоздвиженской церкви был протоиерей Иоанн Благодатов, при котором 28 сентября 1922 года был закрыт храм, помещение которого до 1993 года использовалось как спортзал больницы.

В 1990-е годы инициативная группа попыталась возродить деятельность Крестовоздвиженской общины.

В 2002 году на базе больницы был создан Северо-Западный окружной медицинский центр Министерства здравоохранения РФ. В 2011 году центр вошёл в состав Федерального государственного учреждения «Национальный медико-хирургический центр имени Пирогова».

В 2010 году движение «Воины жизни» начало кампанию по прекращению абортов в здании, принадлежавшем Крестовоздвиженской общине, и возвращению этого здания Русской православной церкви [7] . С этой целью движение провело несколько пикетов и митингов в Москве и Санкт-Петербурге, инициировано голосование за возвращение здания на сайте Демократор [8] . Поскольку в течение нескольких месяцев ответа со стороны администрации Петербурга не последовало, «Воины жизни» направили обращение с аналогичными требованиями, собравшее более тысячи подписей, президенту России [9] .

Читать еще:  Как поминать 40 дней

17 июня 2011 года призыв движения поддержал в своём блоге председатель Совета Федерации России Сергей Миронов:

Недавно пришло письмо от православной молодёжи, которая просит вернуть церкви Крестовоздвиженский храм (Фонтанка, д. 154). Этот храм находится в здании, которое было построено для Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия. Сёстры спасали раненых в Севастополе во время Крымской войны. Эту общину сестёр милосердия создавал лично Николай Пирогов, знаменитый русский хирург. Сегодня, как пишут мне защитники этого храма, в нём находится абортарий. Вдумайтесь — абортарий в храме! Этого нет ни в одном городе России, и я думаю — в мире. А в Петербурге — есть! И печально и странно наблюдать за этой ситуацией. Будем её менять [10] .

В 2013 году в часовне святых равноапостольных Константина и Елены при здании общины возобновлены регулярные богослужения. Настоятелем назначен иерей Сергий Сартаков [11] [12] .

См. также

  • Медиафайлы на Викискладе
В Викитеке есть тексты по теме: « Устав Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия »
  • Здание Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия
  • Хитрово, Екатерина Александровна
  • Вревская, Юлия Петровна
  • Международный день медицинской сестры
  • Найтингейл, Флоренс

Примечания

  1. ↑З. Ермакова. Великая княгиня Елена Павловна
  2. 123Особняк Доста
  3. Лепёхин М. П.Гумилевский // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2006. — Т. XIII. — С. 450—451. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-022-6.
  4. Постернак А. В.Сёстры милосердия в Русско-турецкую войну (1877–1878) (1-я часть)
  5. ↑Крестовоздвиженская община сестёр милосердия
  6. ↑О клинике(неопр.) (недоступная ссылка) . Дата обращения 7 октября 2017.Архивировано 23 октября 2017 года.
  7. ↑Петербургские пролайферы начали кампанию по защите прав верующих «Нет абортам в православном храме!» Православие.ru.
  8. ↑Голосование на сайте «Демократор».
  9. ↑«Абортмахеры против христиан: борьба продолжается». Сайт движения «Воины жизни».
  10. ↑Вести от Сергея Миронова — ОБ ОТНОШЕНИИ К СВЯТЫНЯМ
  11. ↑Храм-часовня Воздвижения Креста Господня и святой равноапостольной царицы Елены при Северо-Западном Окружном медицинском центре.
  12. ↑У стен возрождающегося храма в Пироговском центре отслужен молебен.

Литература

В. В. Антонов, А. В. Кобак. Святыни Санкт-Петербурга. Историко-церковная энциклопедия в трёх томах. — Санкт-Петербург: Издательство Чернышёва, 1996. — Т. II. — 328 p. — ISBN 5-85555-028-1.

Т. И. Грекова, Ю. П. Голиков. Медицинский Петербург. — Санкт-Петербург: Фолио-Пресс, 2001. — 415 p. — ISBN 5-7627-0163-8.

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • Российская империя (90)
  • Статьи (64)
  • Геральдика (27)
  • Персоналии (25)
  • Творчество (24)
  • Юмор (6)
  • Притчи (4)
  • Личное (1)

Музыка

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Первая в истории России группа сестер милосердия

Пятница, 14 Сентября 2007 г. 13:20 + в цитатник


«МИЛОСЕРДИЯ СЕСТРИЦЫ»
Великая княгиня ЕЛЕНА ПАВЛОВНА и дочь матроса ДАША СЕВАСТОПОЛЬСКАЯ первыми в России положили начало делу медицинских сестер

В предисловии к удивительной книге «Ангел-хранитель», посвященной российским сестрам милосердия, есть такие строки: «Милосердие в войну как общественное движение родилось в Крымскую кампанию 1854-1856 годов, когда две выдающиеся женщины противоборствующих стран — англичанка Флоренс Найтингейл и Великая княгиня Елена Павловна — одновременно протянули руку помощи воинам, проливающим кровь на поле брани».

Во время Крымской кампании они были во враждующих армиях: российские сестры милосердия в осажденном городе под пулями противника возвращали к жизни героических защитников Севастополя; британские сестры, находясь на противоположном берегу Черного моря в тылу противника, в турецком городе Скутари, выхаживали раненых и больных воинов Союзной армии (Турции, Великобритании и Франции).

Сестринская служба в Британии и по сей день пользуется особым почетом, а Флоренс Найтингейл — суперинтендант сестер милосердия в Крымской кампании — является национальным героем, который живет в сердцах англичан, ее портрет печатается на денежных купюрах.

В Лондоне существует Музей Флоренс Найтингейл. Но, как ни странно, даже в этом музее не знали почти ничего конкретного о деятельности российских сестер милосердия «по ту сторону театра военных действий». Литературы по этому вопросу на английском языке не было, за исключением двух страниц в записках Флоренс Найтингейл и одной краткой заметки в газете. Вот почему наш доклад на 34 Международном конгрессе в Глазго в 1994 г. на тему «Российские сестры милосердия в Крымской кампании 1854-1856 гг.» стал для британских коллег и откровением, и сенсацией.

В январе 1995 г. в Лондоне под патронажем принцессы Александры состоялся торжественный вечер , в сценарий которого были включены материалы нашего доклада на конгрессе в Глазго и слайды. Британские коллеги впервые увидели лица российских сестер Крестовоздвиженской общины; узнали о Великой княгине Елене Павловне — основательнице общины и о роли Н.И.Пирогова, которому было поручено руководить «их благословенной деятельностью» на театре военных действий. Впервые, именно во время Крымской кампании 1855 — 56 годов, он применил метод анастезии — эфиром при операциях тяжелораненых воинов.
В буклете, специально изданном к этому вечеру, российским сестрам милосердия был посвящен целый разворот.

Один из ведущих научных медицинских журналов Великобритании «The Journal of Royal College of physicians» («Журнал Королевского общества врачей») впервые опубликовал в январском номере 1995 г. большую статью о российских сестрах милосердия с фотографиями сестер Крестовоздвиженской общины, портретом ее учредительницы Великой Княгини Елены Павловны (вдовы князя Михаила Павловича, младшего брата императора Николая I ) кисти К.Брюллова, фото Н.И.Пирогова, его писем и других документов того времени.

Н.И.Пирогов выдающийся русский хирург и врач, еще в сентябре 1854 г., когда в Севастополе раненые гибли тысячами, подал прошение направить его добровольцем на фронт. Просьба эта оставалась без ответа несколько недель, как вдруг он получил приглашение к великой княгине Елене Павловне. Это было «. в ту незабываемую пору, — писал Пирогов, — когда каждое сердце в Петербурге билось сильнее и тревожнее, ожидая результатов битвы при Инкермане . К большой моей радости, она мне тотчас объявила, что взяла на свою ответственность разрешить мою просьбу. Тут она мне объяснила ее гигантский план — основать организованную женскую помощь больным и раненым на поле битвы и предложила мне самому избрать медицинский персонал и взять управление всего дела».

К вечеру того же дня вопрос был решен. Великая Княгиня тотчас обратилась с воззванием к российским женщинам, желающим «принять на себя высокие и трудные обязанности сестер милосердия» в перевязочных пунктах и подвижных лазаретах на Крымском театре военных действий, и 6 ноября 1854 г., на следующий же день после битвы при Инкермане, основала на свои средства «Крестовоздвиженскую общину сестер попечения о раненых и больных воинах». А еще днем позже были утверждены Правила деятельности общины.

Крестовоздвиженская община объединила патриотически настроенных российских женщин самых разных слоев общества; рядом с женами, вдовами и дочерьми титулярных и коллежских советников, дворян, помещиков, купцов, офицеров российской армии и флота были и простые малограмотные женщины.

9 ноября 1854 г. Н.И.Пирогов выехал в свою первую командировку на Крымский театр военных действий вместе с докторами Л.Обермиллером, В.С.Сохраничевым и фельдшером И.Калашниковым. Вслед за ним была отправлена и первая группа (1-е отделение) из 28 сестер Крестовоздвиженской общины во главе с ее первой начальницей — Александрой Стахович, вдовой капитана.

11 декабря 1854 г. они прибыли в Симферополь и на следующий день в 4 часа пополудни приступили к своей благородной деятельности. К тому времени в Симферополе скопилось несколько тысяч раненых после битв при Альме и Инкермане и первой бомбардировки города. В декабре 1854 г. Н.И.Пирогов писал жене: «Дней 5 тому назад приехала сюда Крестовоздвиженская община Елены Павловны. и принялась ревностно за дело; если они так будут заниматься, как теперь, то принесут, нет сомнения, много пользы. Они день и ночь попеременно бывают в госпиталях, помогают при перевязке, бывают и при операциях, раздают больным чай и вино, наблюдают за служителями и за смотрителями и даже врачами. Присутствие женщины, опрятно одетой и с участием помогающей, оживляет плачевную юдоль страданий и бедствий». Как вспоминала Е.М.Бакунина, сестры дежурили днем и ночью, ухаживая за солдатами, офицерами и пленными воинами.

Они лежали в бараках, в госпиталях, во дворах и даже на улицах. Среди раненых свирепствовала гангрена, рядом находились и тифозные больные.

В Петербурге и Москве все новые и новые женщины заявляли о своем решении отправиться в Крым на театр военных действий. 2-й отряд из 13 человек прибыл в Севастополь 25 января 1855 г., его возглавляла старшая сестра М.Меркулова. Через несколько дней прибыли 8 сестер 3-го отделения под руководством сестры Е.М.Бакуниной; 9 апреля — еще 19 сестер 4-го отделения, руководимые сестрой Будберг. Особенно высокую оценку получила Екатерина Михайловна Бакунина (1812-1894) — «идеальный тип сестры милосердия».

Главным местом самоотверженной работы сестер Общины был осажденный Севастополь. Небольшие отряды сестер работали еще в 10 городах: Бахчисарае, Симферополе, Перекопе, Херсоне, Николаеве и др. Почти все они переболели тифозной горячкой или другими эпидемическими болезнями, некоторые были ранены или контужены.

Сестры милосердия тех лет — отнюдь не то же самое, что медсестры в современном понимании. Девицы и вдовы «хорошего происхождения» в возрасте от 20 до 40 лет (девушки ради служения делу отказывались от вступления в брак) могли войти в общину только после испытательного 2-летнего срока по уходу за больными Затем они проходили специальное обучение в учреждениях Красного Креста. Работали безвозмездно, получая от общины лишь еду и одежду.

История, к счастью, сохранила имена сестер милосердия Крестовоздвиженской общины. Вот лишь некоторые из них.

Екатерина Михайловна Бакунина, внучатая племянница фельдмаршала М. И. Кутузова, одна из наиболее деятельных сестер милосердия. Случалось, она по двое суток не отходила от операционного стола. Однажды бессменно провела 50 ампутаций подряд, помогая сменяющимся хирургам. Впоследствии Е. М. Бакунина стала руководительницей Крестовоздвиженской общины.

Александра Травина, вдова мелкого чиновника. О своей работе в Севастополе докладывала по-военному коротко: «Опекала шестьсот солдат в Николаевской батарее и пятьдесят шесть офицеров».

Баронесса Екатерина Будберг, сестра А. С. Грибоедова, переносила раненых под яростным артиллерийским обстрелом. Сама была ранена осколком в плечо.

Марья Григорьева, вдова коллежского регистратора. Сутками не выходила из госпитального помещения, в котором лежали только безнадежные раненые, умирающие от зараженных ран.

В период военных действий в Крыму действовало 9 отрядов сестер общей численностью 100 человек, из них погибли 17. Всего же в Крымской войне принимали участие 250 сестер милосердия.

Специально для награждения сестер милосердия, работавших в Крыму во время войны, по велению «Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны» (супруги Николая I) была отчеканена особая серебряная медаль.

Первой сестре милосердия

В Севастополе открыт памятник героине Крымской войны 1853 – 1856 годов, первой русской сестре милосердия Даше Севастопольской.

Читать еще:  Блинчики на 2 яйца

Монумент установлен на территории Севастопольской больницы №3 и представляет собой трехметровую ротонду из белого камня. Средства на изготовление памятника выделил Фонд Андрея Первозванного.

Дочь погибшего в Синопском сражении матроса Лаврентия Михайлова Даша в годы Крымской войны стала одной из первых женщин, посвятивших себя помощи раненым солдатам. Она не только работала в госпитале, но и оказывала помощь раненым прямо на поле боя. Солдаты часто знали только имя своей спасительницы, поэтому и прозвали девушку Дашей Севастопольской.

  • ДашаСевастопольская

Подвигом дочери матроса был потрясен сам император Николай I, который «всемилостивейше соизволил пожаловать ей золотую медаль с надписью «За усердие» на Владимирской ленте для ношения на груди». Даша Севастопольская стала единственной представительницей низшего сословия, удостоенной такой награды.

Самые известные русские сестры милосердия: Крестовоздвиженская община, героини Крымской войны

Природой в женщине заложено стремление помогать больным, раненым, калекам, старикам. Лечебным делом в древней Руси занимались знахарки, ведуньи, повитухи. В X веке княжна Ольга открыла больницу. С течением времени медицинское дело развивалось: стали открываться хирургические школы, курсы фельдшеров, родильные дома и госпитали.

Представительницам прекрасного пола не всегда было позволено помогать раненым при боевых действиях: долгое время считалось «вольнодумством» их присутствие на передовой. Со временем в крупных городах были созданы «вдовьи дома», в которых обучали основам военной медицины для помощи раненым. Великая княгиня Елена Павловна вместе с врачом Н. И. Пироговым добилась, чтобы сестринское дело в России стало массовым.

Кто такие сестры милосердия

Это женщины, добровольно и осознанно посвятившие себя заботе о больных, раненых, умирающих, инвалидах. Помощь свою они ведут безвозмездно, с открытым сердцем и широкой душой.

История создания организации

Сестринский уход существовал всегда, задолго до создания первых общин медсестер. Еще в древнем Риме ранние христиане ходили по домам бедняков и оказывали им первую медицинскую помощь, учили элементарным приемам личной гигиены и прочему. В 1633 году в Париже была основана конгрегация «Дочерей милосердия». Эта религиозная община посвящала себя исключительно уходу за страждущими.

Организация женщин, помогающих раненым в военных условиях, на западе была основана англичанкой Флоренс Найтингейл.

Несмотря на всеобщее осуждение своей деятельности, Флоренс изучала организацию работы больниц и лечебных учреждений, проходила курсы первой помощи. Во время войны мисс Найтингейл отправилась с небольшой группой девушек на фронт. На свои личные средства она организовала полевой госпиталь, где оказывала вместе с последовательницами помощь пострадавшим в бою. Когда благодаря отважной медсестре смертность среди солдат снизилась, мнение общественности о ней изменилось, и на родину женщина вернулась героем.

Появление и распространение в России

На Руси с древности при монастырях существовали больницы, уход в которых за больными осуществлялся женщинами. Затем в обществе сложились стереотипы о том, что это неприемлемое дело для женщин, и до середины XIX века в госпиталях и больницах работали только мужчины. Медбратья помогали врачам, ухаживали за больными. В 1844 году в Петербурге открыла двери Свято-Троицкая община.

В общину принимали женщин от 20 до 40 лет, которые обязаны были придерживаться установленных здесь правил и иметь следующие качества:

  • набожность;
  • милосердие;
  • опрятность;
  • целомудрие;
  • доброта;
  • терпение;
  • скромность.

После революции 1917 года общину закрыли, но все лечебные учреждения остались работать. Сейчас мы знаем эту организацию как Российский НИИ гематологии и трансфузиологии.

Деятельность сестер

При Свято-Троицкой общине был открыт приют для беспризорных девочек и больница для умирающих. Здесь также заботились о бедных, утешали скорбящих, приводили на путь истины порочных и падших людей.

Основная работа женщин заключалась в уходе за больными. Сестры работали как в стационарах, так и заботились о страждущих на дому. Помогали врачам на амбулаторных приемах. Со временем такая работа обогатила их бесценным опытом и настоящими медицинскими знаниями.

Обязательная работа женщин Свято-Троицкой общины:

  • суточные дежурства 1 раз в 4 дня;
  • работа в амбулатории;
  • аптечная работа.

Сестричество объединило множество женщин, которым мало жить лишь для себя и своих близких. Они желали помочь еще кому-то. Не каждая осилит столь тяжелую деятельность: здесь нужно быть сильной и физически, и морально.

Участие в войнах

Значительный подъем и развитие организация переживала во время войн. С началом Крымской войны в Петербурге князья Белосельские открыли солдатский госпиталь, в котором активно работали женщины Свято-Троицкой общины. В это время в больницах не хватало младшего медицинского персонала, поэтому работы для сестер было хоть отбавляй.

Во время Русско-Турецкой войны община сформировала 2 отряда, которые вместе с Красным крестом уехали в Бессарабию. Не жалея сил, дамы ухаживали за больными, ставя на ноги, казалось бы, безнадежных раненых.

После этой войны каждая из женщин получила медали и знаки отличия от государя и Красного креста.

Русско-Японская война заставила открыть при общине госпиталь в Петербурге, в который привозили пострадавших солдат. К 1914 году этот госпиталь стал специализироваться на раненых с челюстными травмами.

Крестовоздвиженская община

«. доколе сил моих станет, употреблять буду все мои попечения и труды на служение больным братьям моим».

История создания

На протяжении всей своей жизни великая княгиня Елена Павловна очень помогала развитию медицины в России. Этому способствовала ее личная драма — сначала потеря дочерей, а затем и мужа. Княгиня не позволила трагедии сломить себя. Наоборот, активная деятельность и упорство помогли развиться повивальному институту, при котором Елена Павловна основала курсы акушерства, школу для деревенских повитух. Постоянно помня об умерших дочерях, Елена Павловна открыла детскую больницу и учредила курсы педиатров.

Сестры милосердия в России также появились благодаря княгине. Это учреждение организовано в 1854 году и стало первой официальной организацией по оказанию медицинской помощи в окопных условиях.

На создание подобной общины княгиню вдохновил гениальный Николай Иванович Пирогов. Со знаменитым хирургом Елена Павловна была знакома еще с Кавказской войны, где Пирогов применял свои новаторские идеи при лечении раненых.

Когда началась Крымская война, княгиня очень хотела помочь. Николай Иванович рассказал ей о вдовах, что помогают на фронте и как было бы прекрасно, если бы существовала подобная профессиональная организация. Конечно, Елена Павловна активно принялась за работу.

Сегодня благодаря письмам и воспоминаниям Н. И. Пирогова можно представить картину жизни и деятельности этих героических ангелов-хранителей. Например, он подробно рассказывает как женщины боролись с настоящей «лекарственной мафией»: поставщики медикаментов и аптекари мошенничали, лекарства не доходили до госпиталей. Сестры взяли дело в свои руки, избавившись от посредников, пресекли преступную деятельность военных авантюристов. В письмах он также отмечал, что дамы стали отличными администраторами, а это на войне даже важнее медицинской помощи.

Участницы организации

6 ноября 1854 года на фронт приехала группа медицинских помощниц в количестве всего лишь 30 человек. В 1855 их насчитывалось уже больше 250.

Вот имена лишь самых известных представительниц этого славного движения:

  • Бакунина Екатерина Михайловна;
  • Хитрова Екатерина Александровна;
  • Карцева Елизавета Петровна;
  • Травина Александра;
  • Будберг Екатерина;
  • Григорьева Марина и другие.

Женщины были совершенно разные между собой. Здесь бок о бок трудились образованные дамы и неграмотные прачки. Их объединяла любовь к человеческой жизни, сострадание к чужой боли и желание помочь.

На фото Бакунина Е.М.

Значение деятельности

Приехав на фронт, дамы вынуждены были с нуля создавать больницы, размещать раненых, организовывать передвижные перевязочные пункты. Они помогали врачам организованно проводить свою деятельность: распределяли медикаменты, инструменты, еду, помогали на хирургических операциях.

Вот некоторые дела сестер:

  • посменное дежурство в госпиталях;
  • ассистирование врачам на операциях;
  • обработка и перевязка ран;
  • мытье и кормления немощных.

Кроме обычных бытовых дел, девушки оказывали бесценную моральную поддержку. Иногда доброе слово возвращало к жизни сломленного, депрессивного солдата. Также только среди наших отважных мед. сестер было вполне обычным делом вытащить из-под непрекращающегося огня тяжелого раненого прямо на себе.

Кто такая Дарья Севастопольская

Лавры первой полевой медицинской сестры, как известно, достались Флоренс Найтингейл. Для истории, наверное, так и останется, но русский народ помнит самоотверженный подвиг русской героини Крымской войны. Когда англичанка только приехала на фронт, на российской стороне Даша уже давно помогала.

Биография

Даша Севастопольская на самом деле Дарья Лаврентьевна Михайлова. Родилась в бедной моряцкой семье. Жила тяжело, зарабатывала стиркой. Ее мать рано умерла. А когда Даше было 18, погиб и отец.

Девушка продала остатки имущества, закупила бинтов, уксуса, вина и на повозке поехала в сторону Альменского сражения.

Там она перевязывала раненых, дезинфицировала раны уксусом, успокаивала словом и улыбкой. После разгрома наших войск на Альме началась оборона Севастополя. Даша заняла заброшенный дом и устроила там госпиталь.

Государь был восхищен героизмом девушки, выписал ей 500 рублей и медаль «За усердие». Также он пообещал ей 1000 рублей после замужества. Дарья с гордостью ходила с этой медалью, продолжая выполнять свое дело. В 1855 году отважная Даша вышла замуж. Избранником девушки стал рядовой Хворостов Максим, молодые получили обещанные государем деньги.

Дарья не только оказывала помощь раненым. Переодевшись в военную форму, девушка участвовала в разведывательных вылазках.

После войны Крым остался в руинах. Большинство людей остались без крова и скитались по окрестностям в поисках лучшей жизни. Дарья с мужем перебрались в город Николаев, но долго их совместная жизнь не продлилась — алкоголизм Максима разрушил их брак.

Героиня вернулась в родные края в Севастополь и прожила там одна до своей смерти в 1910 году. Местные похоронили ее на своем кладбище, но место могилы не сохранилось до наших дней.

Участие в Крымской войне

Несчастная, одинокая сирота увидела в раненых свою новую семью. Она обо всех заботилась: кормила, поила, мыла, перевязывала. На своей худой лошади с поля боя Даша вывезла множество мужчин.

Сначала ее принимали за сумасшедшую, ведь девушка покупала лекарства и перевязочный материал за личные деньги и не брала ничего с людей, когда выносила кого-то из зоны боевых действий. Скоро все вокруг считали ее «младшей сестричкой», горячо благодарили за заботу и даже оставляли Дарье в наследство свои личные вещи (часы, кошельки, драгоценности).

Значение в истории

Своими действиями Даша Севастопольская вдохновила на беззаветный, доблестный труд и других местных женщин разных сословий. Довольно быстро они все стали трудиться под началом известного русского хирурга Пирогова Н. И. Эта группа усердных женщин восхищала его своей жертвенностью и альтруизмом. Процент смертности среди раненых значительно снизился с появлением решительных, храбрых и твердых духом леди.

Много времени спустя, когда уже герои той страшной войны давно отошли в мир иной, в людских сердцах все также живет память о великом подвиге бедной молодой сиротки. Своими простыми, но такими человечными и нужными поступками она вернула к жизни не один десяток солдат и заняла в списке героев Крымской войны почетное место.

Видео

В ролике кратко пересказана биография Даши Севастопольской.

В ролике говорится о том, как опыт хирурга Пирогова Н. И. повлиял на современную медицину:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector