Для пьянства есть такие поводы поминки

Стихи

У каждого пьянства свой запах особый:
Ликёр пахнет тайных фантазий свободой.
Шампанское пахнет кокетством и флиртом.
Разбитая морда — разбавленным спиртом.
Развратом и страстностью пахнет коньяк.
Взрывным позитивом — абсент натощак.
Вино отдаёт дорогим рестораном.
От вермута пахнет хихиканьем пьяным.
Коктейлями пахнут дебош и кураж.
Закваской хмельною воняет алкаш.
Утратой способности двигаться — водка.
Стремлением по бабам пройтись — виски стопка.
Джин пахнет желаньем нажраться красиво.
Желаньем отлить отличается пиво.
Похмельем тяжёлым с утра — арманьяк…

И только лишь трезвость не пахнет никак

Дождик тонкими струйками падает,
Словно кто-то на голову мочится.
Даже пиво не очень-то радует.
Нестерпимо чего-нибудь хочется.
Заглядевшись на ноги случайные,
Долбанулся об дерево темное,
Пиво вылилось, я опечаленный,
На башке теперь шишка огромная.
Сопоставив простейшие факторы:
Дождик, «хочется», девки встречаются,
Увернулся от пьяного трактора
И подумал: «Весна начинается».

Что за жизнь без милого вина?
Клянусь пророком, лучше стать мне прахом!
Лишь во хмелю утешен я сполна,
И смертный час не оскверню я страхом.
Мне жизнь не в жизнь, и каждый миг мой пуст,
И нет ни в чем ни смысла и ни прока,
Покуда не коснется жадных уст
Единое лекарство против рока.

Блюю я в воду с парапета,
Смотрю на небо — солнце там.
В зубах дымится сигарета.
Привет! Мне хорошо, а вам?

Сегодня праздник у девчат,
Сегодня будет пьянка.
И щечки девичьи горят
С похмелья спозаранку.
Стоят девчонки, лежат девчонки.
Приходится переступать.
Потому что на 10 девчонок
Пацаны взяли 7 по 0,5!

Даже если спирт замерзнет,
Все равно его не брошу.
Буду грызть его зубами,
Потому что он хороший!

Я помню чудное мгновенье —
Передо мной стояла ты:
Угара пьяного виденье —
Бутыль кристальной чистоты.
Внутри бесился крепкий градус,
И вредный погибал микроб.
Сейчас я испытаю радость,
Когда по трубам спирт пойдет.
Стакан граненый поднимаю —
Замри весь мир и… не дыши.
Тебя, тебя я восхваляю —
О, Водка — топливо души.

Когда я буду умирать,
А умирать я все же буду,
Друзья, взгляните под кровать
И сдайте винную посуду.

Три девицы под окном
Пили водку, сок и ром.
Лишь одна смогла девица
Без проблем войти в светлицу.

Я б хотел, чтобы на ёлке
Вместо праздничных зверьков,
Красовалось ровно сорок
Пол-литровых пузырьков.

Глупый весь ушёл в обиду.
Средний пашет – жизнь не мёд!
Умный строит пирамиду.
Мудрый выпил и живёт!

Если б море было водкой,
Я бы стал подводной лодкой.
Если б море стало пивом,
Я бы стал блатным дельфином.

Кто ходит в гости по утрам
Тот поступает мудро,
То тут сто грамм, то там сто грамм,
На то оно и утро!

Не будь на то Господня воля,
Мы б не узнали алкоголя,
А значит, пьянство — не порок,
А высшей благости урок!

Есть у меня один изъян:
Я редко трезв. Обычно — пьян.
И если я совсем не пью,
То сам себя не узнаю.

Проверил истину на деле
Непьющий дольше проживет.
Попробовал не пить неделю
Мне показалось — прожил год.

Выпил пива я бутылку
И пописать вышел в поле.
Надавали по затылку…
Дело было на футболе.

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
С утра мы пахнем перегаром…

Спирт! Озарил мою больную душу…
Нет! Я закуской градус не нарушу…
Змий! Зелёный змий терзает сердце мне опять
О, пиво с водкой как же вас мне размешать?
Мой тяжкий крест — похмелья вечная печать.
Я каждый день с утра готов сто грамм принять…
Нет! Алкаш отверженный с оттенком на челе,
Я никогда не буду трезвым на земле
и после пьянки мне не обрести покой
Я вновь стакан возьму дрожащею рукой!

Нашу волю не сломить —
Пили, пьем и будем пить!

Какая же всё-таки это мука,
Мчатся за пивом со скоростью звука,
Зная при этом, что кто-то и где-то,
Мчится за пивом со скоростью света.

Эх, жизнь моя, жестянка
Да ну ее в болото.
До часу ночи пьянка,
До полшестого рвота.

Наш девиз — 4 слова :
Выпил сам — спои другого!

Встану утром рано,
Посмотрю на рожу.
Больше пить не буду!
Но и меньше тоже…

Иногда бывает так хреново что даже чай не лезет в глотку,
Тогда лишь поможет только пиво, которым запивают водку!

H2O — девиз не наш!
Наш — C2H5OH!

Читать еще:  Открытки с поздравлением пасхи

От Парижа до Находки с водкой лучше, чем без водки!

Когда подохну я, меня не хороните!
Возьмите моё тело и в спирте утопите,
К ногам и к голове поставьте мне бочонок,
Тогда червям могильным не жрать моих печенок.

Если хочешь быть красивой,
Вместо водки трескай пиво!

Кто выпивает по утрам — тот поступает мудро! С утра стакан, в обед стакан, проснулся — снова утро.

Для пьянства есть такие поводы:
Поминки, праздник, встречи, проводы,
Крестины, свадьбы и развод,
Мороз, охота, Новый год,
Выздоровление, новоселье,
Печаль, раскаяние, веселье,
Успех, награда, новый чин,
И просто пьянство — без причин!

Если даже спирт замерзнет! Все равно его не брошу!
Буду грызть его зубами потому что он хороший!

Долго её мужики истязали,
Били лопатой, зубами кусали,
К горлу подставили ржавую вилку,
И всё же открыли пивную бутылку.

Водка холодная пьется отлично,
Водка согреет душу твою!
Но если водка мешает учиться —
Брось ее на фиг учебу твою!

Пиво, водка, огуречик —
Вот и спился человечек.

Нашу волю не сломить —
Пили, пьем и будем пить!

Если выпил граммов 200,
Выпить 300 — дело чести!

Солнце таяло в тумане,
Шелестели камыши.
Грациозные, как лани,
Шли по полю алкаши.

Мы рождены чтоб пить и веселиться,
Чтоб жизнь прожить не хуже королей,
Чтоб 300 раз напиться и свалиться,
Поднявшись снова закричать – НАЛЕЙ.

Нетрезвый провизор смотрел телевизор,
А после, взволнован до слез,
Кому-то в бокале цианистый калий
Заместо микстуры поднес

Все смеются очень мило
Всех вино объединило
У Христа и у Иуды
Расширяются сосуды

Пил он пиво со стараньем,
Пил он водку и вино, —
На лице его бараньем
Было все отражено

Рыбий жир вина полезней,
Пей без мин трагических,
Он спасет от всех болезней,
Кроме венерических.

Безалкогольные напитки
На стол поставила жена,
И муж, при виде этой пытки,
Вскричал: «Изыди, сатана!»

Звук ножниц и ножей
Ты слышишь в слове «жисть»,
Чтоб не было хужей —
Ты с водкой раздружись!

Если в доме ты чинишь проводку, —
И про пиво забудь, и про водку!

Пред жгучей жаждой опохмелки,
Все остальные чувства — мелки!

Опорожнена посуда —
Началось земное чудо.

Все может быть,
Все может статься —
С любимой можем мы расстаться,
Мать сына может позабыть,
Но чтобы бросили мы пить!
Вот этого не может быть!
Мы пили, пьем и будем пить.

Вредна, ты скажешь, бормотуха?
Не соглашусь, мой аппонент.
А повторишь, получишь в ухо,
Таков мой веский аргумент.
Ты — враг народа, диссидент,
Коли не пьешь ее, старуху.
Тебя толпа сомнет в момент,
Размажет по стене, как муху.
За бормотуху мы горой.
И дешева, и с ног сшибает.
Ты без нее гараж построй,
Да почини хоть кран простой.
На бормотуху, вишь ты, лает…
А ты сперва за ней постой!
(Байрам и Вольдемар)

Веселье новогоднее припомнили сегодня мы, и улыбнулись мы в который раз,
А потому-что вспомнили количество огромное всего, что до утра вливалось в нас.
Как гости собирались и как папа с мамой ждали их, как дали мне огромный апельсин.
Как было очень тесно нам, как дружно пели песни мы, и каждый пил не то, что приносил.
Как выбрали снегурочкой жену соседа дурочку, и как она от счастья нажралась.
Как села в таз с пельменями, к всеобщему смущению и с мужем в коридоре подралась.
Как папа был хорошенький, как притворился лошадью, как он меня по комнатам катал.
И ржал он тоже здорово, потом сказал -«До скорого!», и долго-долго унитаз пугал.
Как дядя с тетей Томою боролись в детской комнате, как дядя тетю Тому поборол,
Потом качаться начали, измазались, испачкались и дядя мне подушку распорол.
Как Федор глупо пошутил, сказав, что он парашютист и сиганул с 6 этажа.
Как скорая приехала,как врач прибавил смеха нам, сказав, что Федьке в гипсе год лежать.
Мне очень все понравилось, все так чудесно справилось, но праздник наш закончился и вот
Опять с утра до вечера мне снова делать нечего, скорей бы Новый,Новый,Новый Год!
Юрий Лоза (писала по памяти, может, что и не так)

Для пьянства есть такие поводы поминки

И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая и спала с отцом

своим (в ту ночь); а он не знал, когда она легла и когда встала. На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты войди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя. И напоили отца своего вином и в эту ночь; и вошла младшая и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала. И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего, и родила старшая сына, и нарекла ему имя:

Читать еще:  Картинки поминание усопших

Моав (говоря: он от отца моего). Он отец моавитян доныне. И младшая также родила сына, и нарекла ему имя: Бен-Амми, (говоря: он сын рода моего). Он отец аммонитян доныне» (Бытие глава 19, стихи 30-38 ) .

Вино использовалось не только как пищевой продукт при религиозных церемониях; оно было и остается важной частью субботних и праздничных трапез. Поэтому в иудейских семьях с детствапривыкают к некрепкому спиртному.

Уже восьмидневному ребенку дается капелька виноградного вина сразу же после обрезания. Получил свою капельку и маленький иисусик; тот самый, кого иные православствующие жидоедцы почитают «истинным арийцем»и даже «русским богом».

Вся «нравоучительность» евангельского рассказа о происшедшем в Кане Галилейской заключается в том, что когда на деревенской свадьбе не хватило выпивки, Иисус охотно удовлетворил жаждущих и превратил воду в вино, положив этим начало своим ребячески хвастливым «чудесам». Сам Иисус подчеркивал, что он не постится и не умерщвляет плоть, а живёт так, что люди говорят: «Вот человек, который любит поесть и пить вино». Но если здоровый мужик в расцвете лет ест мясо, пьет вино, но не желает бабу, а предпочитает возлежать с неженатыми юнцами — учениками, то это наводит на размышления.

Противоестественная христианская ненависть в Женщине, отправившая на костер более 9 миллионов(!) «пособниц Сатаны» идёт из средневековых монастырей, чьи обитатели, ревностно следуя господу своему, были нечистоплотными алкашами-мужеложцами.

О том, что мужеложство является внешним признаком ДУХОВНОГО извращения, знали еще во времена Зороастра. Главная опасность иудо-христианства не в его убожестве. Иисус не просто душевнобольной: он одержим мстительной злобой. В его действиях явно виден зловещий умысел. Он ведает, что творит, когда умерщвляет смоковницу — дерево, олицетворяющее ЖИЗНЬ, ПЛОДОРОДИЕ, КРАСУ ЗЕМНУЮ. Это еще одно его «чудо» символизирует проклятие МАТЕРИ-ПРИРОДЫ. Отсюда бешеная борьба мракобесов с прославлением СОЛНЦА, РАДОСТИ, ЛЮБВИ; со свещенными рощами и купальскими хороводами, с язычеством как постоянным праздником общения с Живой Природой. Предвкушая моря крови, пролитой «во славу божию», пришли поклониться младенцу Иисусу халдейские звездочёты-чернокнижники.

Несомненно, что Иисус обладал необычайными психическими силами и использовал слабость толпы к чудесам. Несомненно, также, что оккультное воздействие на физический план с целью сотворить «чудо» — это удел дешевых колдунов, но не духовных подвижников. В тщеславных иисусовых чудесах нет божественного вдохновения. Его хождение по воде лишено какой-либо ДУХОВНОЙ ЦЕННОСТИ и достойно разве лишь факира. Древняя легенда гласит, как мудрец встретил на берегу реки йога и спросил у него: «Чему ты научился за свою жизнь?» Йог сказал: «Я могу по воде перейти на тот берег». Мудрец покачал головой: «Ты потратил столько лет на то, что доступно каждому, уплатившему несколько грошей лодочнику».

Достойны сожаления «нищие духом», считающие, будто чудеса заключаются в том, чтобы доводить свиней до самоубийства, вгоняя в них «бесов». Всякий искренний подвижник, совершенствуясь, рано или поздно непроизвольно обретает волшебные силы, но ими не пользуется: они ему не нужны, ибо САМА ПРИРОДА, идя навстречу своему избраннику, ненарочито и ненавязчиво способствует ему даже без всякой просьбы с его стороны. Все, что случается с таким человеком, кажется настолько естественным, что трудно бывает разглядеть здесь то, что можно назвать СТИХИЙНЫМ ЧУДОМ.

Основной признак искусственных, книжных, профанических религий (иудаизма и двух его отпрысков: христианства и ислама) — вера в надприродного бога и в чудеса. В язычестве нет места ни богу, ни его чудесам, ибо БОЖЕСТВЕННА И ЧУДЕСНА САМА ПРИРОДА.

Спирт был получен в 1334 г . изобретателем первого самогонного аппарата французским монахом — алхимиком Арнольдом Вилльнева. В середине XV в. в одном из подмосковных монастырей родилась русская водка. Первый «царев кабак» был торжественно, с благословения духовенства, открыт в Москве в 1533 г . ВОДКА стала нашим национальным напитком, и неотмоленный грех за спаивание народа полностью лежит на церкви, яростно боровшейся с ПИВОМ как с наследством-пережитком «богохульного язычества». В XVI в. все историки единодушно отмечают резкое огрубление русских нравов. «Порок пьянства так распространен у этого народа во всех сословиях, как у духовных, так и у светских лиц, у высоких и низких, мужчин и женщин, молодых и старых. пьют чаще всего водку», — записано в «Путешествии Адама Олеария в Московию и Персию.

Читать еще:  Вязаный кулич крючком

Всему худшему в нашем национальном характере мы обязаны жидохристианству. Именно оно испортило славянина, привив ему прежде совершенно несвойственные, чисто византийские пороки: холуйство и холопство, похабство и кровожадность, изуверство и пьянство. В XV в. митрополит Илларион в «Слове о законе и благодати» поучал: «Прежде мы были как звери и скоты. «. Вот первый пример русского самооплевывания, внушения отвращения к собственному «проклятому» прошлому, к Пращурам — «нехристям», ко всему РОДНОМУ — НАРОДНОМУ — ПРИРОДНОМУ.

«Тысячелетие Святой Руси» служит наглядным примером того, как живут иваны, отрёкшиеся от РОДА:

Неумыт и непричёсан, вечно полупьян,
В домотканом зипунишке ходит наш Иван,
Выпить можно сто стаканов, только подноси,
А сколько их, таких иванов, на святой Руси?

(Н. А. Некрасов)

Спивались, как правило, люди с тонко чувствующей, легко ранимой душой, обнажённой и беззащитной. Их пьянство было своеобразной защитой от страшной, несправедливой действительности. После крещения славяне стали рабами вдвойне: господними и господскими. Православный помещик с благословения православного попа распоряжался православными крепостными как вещью. Мыслимо ли было такое во времена языческой вольности?

Удивительно быстро покорила «огненная вода» и храбрые, независимые народности Сибири. Потерпев полное поражение в попытках их христианизации, миссионеры всё-таки нашли слабое место: принявший крещение получал пачку табака и бутылку водки. Путешественники описывали случаи, когда, спустя несколько дней, туземцы были готовы креститься второй, третий раз, лишь бы получить причитающуюся отраву. Целые племена вымирали, заразившись общечеловеческими «ценностями»: христианством, сифилисом, водкой.

Среди отрицательных персонажей русских НАРОДНЫХ сказок особое почетное место отведено православному духовенству. Не только в сказках и песнях, но и в пословицах и поговорках, в бывальщинах и прибаутках — везде поп — первый пропитон, обжора и похотник, а всё его «дурья порода» — одно посмешище. Жадность, тупость, лихоимство, срамота «брюхатых жеребцов» — предмет народного презрения: «Поп, что клоп, тоже людскую кровь пьёт», «Наш отец Тит и в великий пост блудит», «Наш отец Демьян и в великую пятницу пьян».

Христианская церковь и, особенно, православие объявили еретиками т. н. аквариев или гидропарастатов, т.е. абсолютных трезвенников, причащавшихся водой, а не вином. Если попы напивались до «положения риз», то монахи — «до чёртиков». Иван Грозный сетовал: «. в монахи стригутся. чтобы всегда бражничать; упивание безмерное, разврат, содомский грех. У игуменов и архимандритов. робята молодые по всем кельям живут невозбранно». Церковь расплодила голь кабацкую и целые полчища дармоедов — монахов, вшивых юродивых, зловонных нищеблудов, блаженных придурков.

Чтобы иметь представление о жутких пьянках в престольные праздники, достаточно взглянуть на писанную с натуры картину Перова «Сельский крёстный ход на Пасху». «Пьяным народом легче управлять», — любила говорить Екатерина II.

Царское правительство отдало торговлю спиртным на откуп жидам. Подавляющее большинство питейных заведений в России принадлежало пархатому жулью. Кабак и корчма были притонами, где несчастные, одурманенные русичи продавали за бесценок всё, что имели, попадая в пожизненную кабалу к ростовщику-кабатчику. При явном попустительстве церкви, жиды доводили крестьян до полнейшего разорения, приучив к водке до такой степени, что это пристрастие стало нашим национальным бедствием. Ни в чем русский мужик меры не знает: «он до смерти работает, до полусмерти пьет».

Ныне власть светская и власть церковная — опять подельники: рука руку моет. Церковная мафия имеет баснословные барыши от беспошлинного провоза и торговли табаком и спиртным (!) и призывает народ не роптать, а молиться и пить за здравие мафии кремлевской. Благодаря рыночным «ценностям» капитализма, впервые за всю историю Руси смертность превысила рождаемость. Алкоголь делает из мужчин женоподобных трусов, а из женщин — мужеподобных коблов, не способных рожать. Нация угаснет, если не очистится от тысячелетнего аллилуйно-бормотушного дурмана.

Потомки княжеской дружины,
Былинных витязей-богатырей
Лежат в пивнухе у дверей,
В блевоте собственной икая
И испражняясь под себя.
Другие, “двинувшись” иглою,
Сидят с соплями до колен
Притона вонь в себя вдыхая,
И постепенно подыхая,
Пока не превратятся в тлен.
И нет им дела до Руси,
Лишь только б кайф ещё найти.
А жёны их — кто на панели
Себя за деньги отдаёт
А кто у “чёрного” на рынке.
Картошку с Тулы продаёт.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector