Кого кроме друзей вспоминает пушкин в лицее

Детский час

для детей и родителей

Друзья Пушкина по Лицею

19 октября 1811 года был открыт Царскосельский лицей, уникальное учебное заведение, в котором по замыслу императора Александра I должны были учиться, кроме детей дворян, и его братья, великие князья Николай и Михаил. Но эта идея Александра I осталась только на уровне идеи, так как вдовствующая императрица Мария Федоровна не решилась на то, чтобы её сыновья грызли гранит науки вместе с другими детьми. Таким образом, лицеист Александр Пушкин, избежал участи учиться вместе с будущим императором Николаем I. Его соратниками стали не великие князья, а совсем другие люди.

Кто были друзья Пушкина по Лицею?

Вильгельм Кюхельбекер, худой, нескладный, длинный мальчик, довольно вспыльчивый, честолюбивый. В Лицее он часто был объектом насмешек за свои странные стихи и не менее странные манеры. Вили сочинял не только стихи, но и баллады, народные песни. Пушкин писал на него эпиграммы. Но Вильгельм в полной мере никогда не сердился на Александра. Он относился к нему тепло, с уважением. Пушкин писал отличные стихи, и кроме того, он защищал Вильгельма от излишних нападок лицеистов. Успокаивал его, призывал к миру. Кюхельбекер очень ценил поддержку Пушкина. Свою дружбу эти два незаурядных человека пронесли через всю жизнь.

Ивана Пущина привез в Лицей адмирал Петр Иванович Пущин. Иван Пущин и Александр Пушкин подружились с первых дней существования Лицея. Пущин был отличным другом. Он был искренний, добрый, прямой. С ним было легко и просто. Его открытость и неподдельность нравились не только Пушкину, но и другим лицеистам. Пущин хорошо учился, природа не обделила его талантами. Отзывы учителей о Пущине были самые лестные. Учителя арифметики, логики, географии, истории, российского, французского, немецкого языков давали ему самые лучшие характеристики. Пушкин уважал Пущина, они сообщали друг другу свои мысли, делились впечатлениями, обсуждали проблемы. Несмотря на то, что в определенный момент времени их пути разошлись, Пушкин никогда не забывал своего друга, вспоминал о нем в последние минуты жизни.

К Антону Дельвигу у Пушкина было особое отношение – сердечное, доброе. Дельвиг был бледным, пухлым мальчиком, с сонным лицом, передвигающийся неохотно и неуверенно. Но именно Дельвиг с присущей ему проницательностью первым угадал в Пушкине гения, за что будущий великий поэт был ему благодарен. Но не только благодарность соединила этих двух лицеистов. Их связывала настоящая, истинная дружба, братство, основанное на взаимном понимании и уважении. Дельвиг был свой по поэтическим делам, по мировосприятию. Пушкин не раз упоминал имя Дельвига в своих произведениях. Он по-настоящему ценил литературное дарование друга. По воспоминаниям друзей, Пушкин любил Дельвига искреннее всех.

Иван Малиновский — сын первого директора Царскосельского лицея Василия Федоровича Малиновского. Василий Федорович был русским просветителем, дипломатом, педагогом. Он стоял у истоков Лицея. Его старший сын, Иван, был способным и старательным учеником. Он имел нрав живой, добродушный. Был хороших правил. Любил природу. Умел признавать свои ошибки, отличался склонностью к размышлениям. Пушкин называл его «приятелем задушевным», с ним никогда не было скучно, он был задорным и искренним юношей. Иван был старше Александра на три года. Малиновский всегда был верен Пушкину.

Миша Яковлев, Мишель, черненький, вертлявый мальчишка, который вечно гримасничал, шутил, был у всех на виду. Лицеисты поражались его дару перевоплощения. Ученики покатывались со смеху, глядя на его пародии. Мишель передразнивал лицеистов Кюхельбекера, Есакова, Дельвига, преподавателей Куницына, Будри. Миша Яковлев довел шутовство до совершенства. Но шутовские проказы не мешали Михаилу к учебе относиться ответственно, прилежно. Мальчики называли Яковлева «лицейским старостой». Миша Яковлев рано полюбил русскую словесность, он вошел в лицейский литературный кружок, возглавляемый Пушкиным. Литературное дело здорово сблизило двух однокашников.

Длительные дружеские отношения связывали Пушкина с будущим полярным исследователем Федором Матюшкиным. Они зародились в Лицее, но не ограничились его рамками. Перед отправкой в 1817 г. в первое кругосветное плавание Матюшкин принял от Пушкина серьезные наставления о том, как вести журнал путешествия. Именно ему, Федору Федоровичу Матюшкину, Пушкин посвятил следующие строки:

Счастливый путь. С лицейского порога
Ты на корабль перешагнул шутя,
И с той поры в морях твоя дорога,
О, волн и бурь любимое дитя!
Из стихотворения «19 октября»

Матюшкин был скромен, вежлив, искренен, с хорошим, добрым нравом. В Лицее он очень быстро обнаружил недюжинные способности к истории и географии.

Комовский Сергей Дмитриевич — товарищ Пушкина по Лицею. Имел не самые лестные прозвища — Фискал, Смола, Лисичка. Лисичкой его прозвали за то, что он был хитёр и шустр, а Смолой — за назойливую привычку приставать к лицеистам и к воспитателям по всевозможным поводам. После окончания Лицея Комовский вел дела в Департаменте народного просвещения. Сергей Дмитриевич всегда приходил на лицейские годовщины, где встречался с Пушкиным. О минутах творческих порывов Пушкина в Лицее Комовский писал, что тот уходил в самый уединенный угол комнаты, лицо его то хмурилось, то прояснялось в зависимости от посещаемых дум. Он с пламенным взором читал про себя написанное. Пушкин творил.

Князь Александр Михайлович Горчаков, будущий глава русского внешнеполитического ведомства. Он был на год старше Пушкина. В Лицее все знали, у Горчакова высокие связи, и по окончании учебного заведения он пойдет по иностранным делам. Горчаков был умен, рассудителен, здравомыслящ, имел респектабельную внешность. У него были такие таланты, которые ставили его выше других лицеистов. Пушкин был гениально одарен, Горчаков незауряден, и эти двое молодых людей на каком-то этапе стали интересны друг другу.

О Горчакове Пушкин писал:
«Питомец мод, большого света друг,
Обычаев блестящий наблюдатель…»

Илличевский Алексей Демьянович, по-лицейски Олосенька, остроумный, веселый мальчик. Он хорошо владел стихом, сочинял гладко, без сучка и задоринки. На поэтическом поприще в Лицее соревновался с Пушкиным. Он придумал себе оригинальный псевдоним: «-ийший». Олосенька подсмеивался над Кюхельбекером, оказывал поддержку Дельвигу, а Пушкину втайне остро завидовал. Кюхельбекеру стихи Илличевского не нравились. Не нравилась их правильность, гладкость, были они какие-то, по его мнению, неживые. Пушкин не поддерживал этого мнения Вильгельма, он говорил, что каждый идет своим путем. В Лицее Илличевский друзей не имел, он был осторожен, даже подозрителен, расчетлив, себялюбив. Илличевский был себе но уме, но в остроте ума ему не откажешь. Именно он сказал, что лучи славы Пушкина будут отсвечиваться и в его товарищах.

Сильвестр Францевич Броглио, потомок знатных, но обнищавших сардинских графов. Он не преуспел в науках, зато преуспел в шалостях. Чем-то он был симпатичен Пушкину. Он был с хорошей фантазией, щедр на веселье, на ласковые увещания был очень отзывчив.

Корф Модест Андреевич, Модя, сын барона Андрея Фёдоровича Корфа. Другом Пушкина Корфа назвать нельзя. Но он – лицейский сокурсник поэта и его современник. Корф сам писал, что его связь с Пушкиным была лишь приятельской. Известен случай, когда царь вызвал к себе директора Лицея Энгельгарда (второй директор Царскосельского лицея) и заявил о том, что лицеистам надобно дежурить при царице. Ряду учеников, в том числе Пущину и Кюхельбекеру, это показалось унизительным, но Корф воспринял эту новость с интересом. Корф оставил воспоминания о Пушкине, которым можно дать следующую характеристику — недружелюбно-пристрастные.

Друзья Пушкина по Лицею (список)
Кюхельбекер Вильгельм
Пущин Иван
Дельвиг Антон
Малиновский Иван
Яковлев Михаил
Матюшкин Федор
Комовский Сергей
Горчаков Александр
Илличевский Алексей
Броглио Сильвестр

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.

Лицейские друзья Пушкина. Судьбы

Кому из нас под старость день лицея
Торжествовать придется одному?
А.С.Пушкин.

Известно, что выпускники первого набора, куда входил и А.С.Пушкин, ежегодно отмечали очередную годовщину лицея. Лицеистов было 29, и с годами их становилось все меньше и меньше. В стихотворении «19 октября» Пушкин напишет:

Увы, наш круг час от часу редеет;
Кто в гробе спит, кто, дальний, сиротеет;
Судьба глядит, мы вянем; дни бегут;
Невидимо склоняясь и хладея,
Мы близимся к началу своему…
Кому ж из нас под старость день лицея
Торжествовать придется одному?

Пушкин написал это стихотворение в 1825 году, будучи в ссылке в Михайловском. Отмечал день лицея он на этот раз один.
Я пью один, и на берегах Невы
Меня друзья сегодня именуют…
Но многие ль и там из вас пируют?
Еще кого не досчитались вы?

А не досчитались они к тому времени уже троих.
В 1817 году ушел из жизни выпускник лицея, молодой офицер Ржевский Николай Григорьевич.
В 1820 году от туберкулеза умирает двадцатилетний Корсаков Николай Александрович. В лицее он писал стихи, был отличным музыкантом, играл на гитаре. В стихотворении «Пирующие студенты» Пушкин называет Корсакова «Милый наш певец, любимый Апполоном».
Корсаков в лицее сочинял романсы на стихи Пушкина и Илличевского. Большой популярностью пользовались его романсы «К живописцу», «Делия драгая», «Вчера мне Маша приказала» Лицеист Пущин впоследствии вспоминал: «Эти стансы пелись тогда юными девицами почти во всех домах, где лицей имел право гражданства».
Умер он во Флоренции. Директор лицея Е.А.Энгельгард рассказывал:
«. За час до смерти он сочинил следующую надпись для своего памятника, и когда ему сказали, что во Флоренции не сумеют вырезать русские буквы, он сам начертал ее крупными буквами и велел скопировать их на камень»

Читать еще:  17 акафист поминальный

«Прохожий, поспеши к стране родной своей!
Ах, грустно умирать далеко от друзей!»

Пушкин посвятил Корсакову стихотворение «Гроб юноши». Есть строчки о нем и в стихотворении «19 октября»

Он не пришел, кудрявый наш певец,
С огнем в очах, с гитарой сладкогласной:
Под миртами Италии прекрасной
Он тихо спит и дружеский резец
Не начертал над русскою могилой
Слов несколько на языке родном,
Чтоб некогда нашел привет унылый
Сын севера, бродя в краю чужом.

Третьим ушел из жизни сын эмигранта Сильверий Францевич Броглио. Сведений о нем мало. Известно, что был он далеко не блестящим учеником, одним «из последних по успехам и первый по шалостям». После лицея уехал на родину в Италию. Погиб в начале 20-х годов в Греции, где шла освободительная борьба против турецкого ига.

Круг друзей продолжал редеть. В 1830 году лицеисты недосчитались Костенского Константина Дмитриевича. Учился он посредственно, ничем особым не выделялся.
«Заслуживает похвалы его большое добродушие и уживчивость», — писал о нем директор лицея Энгельгард. В 1830 году тяжело больной он уже не мог принять участие в праздновании дня лицея. В письме В.Д Вольховскому он извинился перед друзьями за то, что по болезни не может прибыть на встречу и попросил выпить за его здоровье.
Это было его последнее письмо. Через полмесяца Константина Костенского не стало.

В 1830 году еще один воспитанник лицея Петр Саврасов приказал долго жить. Кличка в лицее у него была «Рыжий» за ярко- рыжий цвет волос. Все преподаватели и его товарищи отмечали его скромность, благородство и хорошие способности в учении. Директор лицея Энгельгард в 1816 году писал, что за все время пребывания Саврасова в лицее он ни разу не проштрафился и «вряд ли получил хоть у кого-нибудь выговор» Закончил лицей с аохвальным листом №2 «с правом на серебряную медаль».
Саврасов выбрал стезю военного. Участвовал в войне России с Турцией. В 27 лет получил чин полковника. Болезнь настигла его в расцвете лет и карьеры. Для лечения его вывезли за границу, где он вскоре и скончался. Судьба отпустила ему всего 31 год жизни. Похоронен в Гамбурге.

Очень тяжело переживал Пушкин смерть своего друга Дельвига Антона Антоновича, который скончался годом позже Саврасова (1831 г.). Это был очень одаренный человек. Его стихи перелагались на музыку Даргомыжским, Глинкой, Алябьевым, а его романс «Соловей», который он посвятил Пушкину, и сегодня не сходит со сцены, он присутствует в репертуаре многих выдающихся певиц.

«Вот первая смерть, мною оплаканная … никто на свете не был мне ближе Дельвига», — писал Пушкин Плетневу. А вот еще выдержка его письма Е.М.Хитрово:
« Смерть Дельвига нагоняет на меня тоску. Помимо прекрасного таланта, то была отлично устроена голова и душа незаурядного закала. Он был лучшим из нас. Наши ряды начинают редеть».

Дельвиг умер от тифа. Прожил он всего 32 года. Среди почивших лицеистов, он ушел из жизни шестым. В лень лицея, Пушкин в стихотворении «Чем чаще празднует лицей» напишет:
Шесть мест упраздненных стоят,
Шести друзей не узрим боле.
Они разбросанные спят –
Кто здесь, кто там на ратном поле,
Кто дома, кто в земле чужой,
Кого недуг, кого печали
Свели во мрак земли сырой,
И надо всеми мы рыдали.
И мнится, очередь за мной,
Зовет меня мой Дельвиг милый,
Товарищ юности живой,
Товарищ юности унылой,
Товарищ песен молодых,
Пиров и чистых помышлений,
Туда, в толпу теней родных
Навек от нас утекший гений.

Поэт не намного ошибся, когда писал «И мнится очередь за мной».
Пушкин уйдет из жизни восьмым. Седьмым станет Есаков Семен Семенович. Он покончит жизнь самоубийством в том же 1831 году. Его однокурсник барон М.А.Корф так напишет о Есакове:
«Со светским умом, с большой ловкостью, с благородным и твердым характером, с прекрасной наружностью и со многими любезными качествами, Есаков еще в лицее подавал надежду на блистательную карьеру, но по неразгаданным доныне причинам, сам добровольно расстался с жизнью, которая, по-видимому, столь много ему сулила. Служив с самого начала в конной артиллерии, был уже гвардии полковником, увешанный орденами … он в Польскую компанию (1831 год), после дела, в котором имел несчастие потерять несколько пушек – застрелился, не оставив даже никакой записки в пояснение своего поступка.»
Похоронен в Варшаве.

Да, среди офицеров того времени немало было таких, для которых сохранить честь было важнее, чем сохранить жизнь.
Пушкин тоже, выходя на смертельный поединок, выше жизни поставил свою честь. «Погиб поэт, невольник чести», — писал о нем Лермонтов.
О чести Пушкина говорит хотя бы такой факт из его биографии. После подавления восстания декабристов, царь жестоко расправился с мятежниками. Много было отправлено в Сибирь на каторгу, пятеро были повешены. Среди гонимых были друзья Пушкина. Страх овладел тогда сердцами людей. В салонах Петербурга боялись даже упоминать имена мятежников, дабы не попасть в немилость царю.
В этот период царь вызвал к себе Пушкина из Михайловского, где поэт находился в ссылке, и прямо спросил его: «»Пушкин, принял ли бы ты участие в 14 декабря, если б был в Петербурге?» И вот ответ человека чести:
«Непременно, Государь, все друзья мои были в заговоре, и я не мог бы не участвовать в нем. Одно лишь отсутствие спасло меня, за что я благодарю Бога!»
Об этом случае рассказала А.Г.Хомутова, которая слышала это от самого Пушкина.

Защищая свою честь, Пушкин бесстрашно встал под дуло пистолета и был убит.
Убит. К чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!

Вслед за Пушкиным ушел в «мир теней» сын томского губернатора, лицеист Илличевский Алексей Демьянович. «Олесенька» звали его лицейские товарищи (уменшительно от Алексея) Пушкин увековечил его своим стихотворением «В альбом Илличевскому».

Мой друг! Не славный я поэт,
Хоть христианин православный.
Душа бессмертна, слова нет,
Моим стихам удел неравный.
………………………………….
Ах! Ведает мой добрый гений,
Что предпочел бы я скорей
Бессмертию души моей
Бессмертие моих творений.

Илличевский был способным учеником, хорошо рисовал, особенно карикатуры, писал неплохие стихи. В стихотворстве в лицее соревновался даже с Пушкиным. Сведения о его биографии после лицея скудные. Умер от паралича в Петербурге через восемь месяцев после гибели Пушкина. Ему принадлежит пророческое высказывание: «Лучи славы Пушкина будут отсвечиваться в его товарищах». Коснулись лучи славы Пушкина и Илличевского. Кто бы помнил его, если бы не учился он в лицее с Пушкиным?

В 1841 году круг лицеистов поредел еще на одного талантливого воспитанника лицея, храброго воина, гвардии генерал-майора Вольховского Владимира Дмитриевича. Он был не крепкого телосложения, зато обладал крепкой, спартанской силой воли, которую закалял с малых лет. Имея в виду его твердую волю, Пушкин напишет в первой редакции стихотворения «19 октября»:
Спартанскою душой пленяя нас,
Воспитанный суровою Минервой,
Пускай опять Вольховский сядет первый,
Последний я, иль Брольо, иль Данзас…

«Дарований прекрасных и наиболее имеет склонность к наукам, требующим размышления; прилежания примерного и успехов прекрасных», — так отозвался о Вольховском лицейский адьюнкт-профессор исторических наук И.К.Кайданов.

Закончил Вольховский лицей с большой золотой медалью и избрал для себя военную службу. Участвовал во многих сражениях, проявляя «исключительную храбрость». Во время военных действий против Турции в 1828-29 г. «Полковник Вольховский с гренадерами бросился на бастион Юсуф-Паша, овладел им вместе с четырьмя пушками и обратил оные против крепости», — писал в своем очерке «Историия военных действий в Азиатской Турции в 1828-29 г» Н.И.Ушаков.

Читать еще:  3 ноября родительская суббота как правильно поминать

В «Истории военных действий в Азиатской Турции» Н.И.Ушаков свидетельствует и о Пушкине, который в это время был там же в действующей армии: «Пушкин, одушевленный отвагою, столь свойственной новобранцу-воину, схватил пику одного из убитых казаков и устремился противу неприятельских всадников». Правда, вскоре его вывел из боя майор Н.Н.Семичев, которого специально послал для этого генерал Н.Н.Раевский (сын героя Отечественной войны Н.Н.Раевского), чтобы уберечь от гибели великого поэта. Не трудно представить, какое впечатление, наверное, произвел на турок бешено скачущий на них полунегр с пикой в руках.

Там же Пушкин повстречается с Вольховским.«Здесь увидел я нашего Вольховского, запыленного с ног до головы, обросшего бородой, изнуренного заботами. Он нашел, однако, время побеседовать со мною, как старый товарищ», — напишет позже Пушкин.

За время службы Вольховский принимал участие в шести штурмах, 55 походах и несчетное количество раз в сражениях и перестрелках. Награжден многими орденами и золотой шпагой с надписью «За храбрость»
Похоронен в с. Стратилатов, Изюмского уезда, Харьковской губернии в ограде церкви Софии Премудрости Божьей.

Через четверть века после окончания лицея круг однокурсников Пушкина поредел уже на десять человек.

«Кому из нас под старость день лицея
Торжествовать придется одному?»

Лицейские друзья Пушкина

Царскосельский лицей может по праву гордиться своим первым выпуском. Он оказал огромное влияние на становление Пушкина как поэта и гражданина России. Этому способствовали не только талантливые педагоги, но и сами лицеисты, в числе которых были одаренные, умные, ответственные молодые люди. Пушкин посвятил немало добрых, а порою и шутливых строк своим друзьям – однокашникам.

Иван Пущин

«Мой первый друг, мой друг бесценный» – это, конечно же, Иван Иванович Пущин. Он был на год старше Пушкина. Познакомились они 12 августа 1811 года во время поступления в лицей. Во время учебы их комнаты находились рядом. Дружба, завязавшаяся между молодыми людьми в лицее, сохранялась на протяжении всей жизни.

По окончании лицея Иван Пущин решил стать военным и поступил в Конную артиллерию. Здесь он познакомился с членами тайных обществ и вступил в одно из них. Он был активным участником «Священной артели», в которую входили братья Муравьевы, Иван Бурцов, из товарищей по лицею – Владимир Вальховский, Вильгельм Кюхельбеккер (Кюхля).

Возникшие разногласия с Великим князем Михаилом Павловичем вынудили Пущина оставить военной службу в январе 1823 года. Он перешел служить в Петербургскую уголовную палату.

11 января 1825 года Иван Пущин первым из друзей и близких посетил Михайловское, где в это время жил Пушкин, чтобы морально поддержать друга, сосланного за вольнодумство. Иван Иванович привез ему комедию Грибоедова «Горе от ума» и рассказал о существовании тайных обществ. Но он ничего не сказал о готовящемся покушении на жизнь самодержца.

Иван Пущин всегда был в центе событий, связанных с подготовкой и проведением декабрьского восстания, за что и был сослан в Сибирь, в Читинский острог.

Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.
Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!

Это стихотворение Пушкин посвятил своему другу, когда узнал о печальной судьбе своего товарища по лицею. Получив это стихотворение в ссылке, Иван Пущин в своем дневнике записал: «Отрадою отозвался во мне голос Пушкина».

Александр Сергеевич даже пытался ходатайствовать перед Николаем I о смягчении наказания Пущину, но получил отказ.

Дельвиг

Антон Антонович Дельвиг был ленив, учился неохотно, за что был порицаем учителями и попадал в пушкинские эпиграммы. Но в нем рано проснулся интерес к литературному творчеству. По окончании лицея он был направлен в Министерство внутренних дел, где и прослужил до конца своих дней. Но это совсем не мешало ему заниматься литературной и издательской деятельностью.

Дельвигу Пушкин посвятил не одно стихотворное послание.

В одних журналах нас ругали,
Упреки те же слышим мы:
Мы любим слишком, да, в бокале
Топить разгульные умы.

Лицейскую дружбу Пушкин и Дельвиг пронесли до конца их недолгой жизни. Он был одним из трех друзей Пушкина, посетивших его в ссылке. Есть сведения, что Пушкин и Дельвиг встречались на Кавказе. Дельвиг умер рано, в 32 года.

«Смерть Дельвига нагоняет на меня тоску. Помимо прекрасного таланта, то была отлично устроенная голова и душа незаурядного закала. Он был лучшим из нас. Наши ряды начинают редеть», — написал Пушкин Плетневу, узнав о смерти друга.

Кюхля

Так лицеисты прозвали долговязого, худощавого Вильгельма Кюхельбекера. На первых курсах товарищи по лицею были безжалостны к нелепому, глуховатому Кюхле. Пушкин тоже не щадил его, донимал эпиграммами и шутками, на которые был большой мастер.

За ужином объелся я,
А Яков запер дверь оплошно
Так было мне, мои друзья,
И кюхельбекерно и тошно.

Эта эпиграмма стоила Пушкину дуэли, которая закончилась благополучно для обоих. Позволив Кюхельбекеру выстрелить, Пушкин отказался стрелять под предлогом, что пистолет забился снегом. Потом друзья помирились.
Несмотря на насмешки, в глубине души все любили этого странного длинного паренька. Несмотря на свою неуклюжесть, он был способным к учебе, талантливым поэтом.

В своем посвящении на день Лицея Пушкин посвятил несколько строк и Кюхельбекеру:

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво:
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты…
Опомнимся — но поздно! и уныло
Глядим назад, следов не видя там.
Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было,
Мой брат родной по музе, по судьбам?

Вильгельм Кюхельбекер с отличием окончил лицей в чине титулярного советника. Его, как и Пушкина, зачислили в коллегию иностранных дел.

Кюхельбекер тоже присутствовал на Сенатской площади во время декабрьского восстания, и даже пытался стрелять в генералов, однако его пистолет дал осечку.

Вильгельм Кюхельбекер пережил Пушкина всего на 7 лет. Он умер в Тобольске от чахотки в 1846 году.

Иван Малиновский

Еще один из близких друзей Александра по лицею. Дружбу к Ивану поэт пронес через всю жизнь, а после роковой дуэли с Дантесом говорил: «Отчего нет около меня Пущина и Малиновского. Мне было бы легче умирать».

Иван отличался большой вспыльчивостью и получил прозвище «Казак». Он был сыном первого директора лицея, который умер в 1814 году. На похоронах присутствовали пять лицеистов, в том числе Пушкин. После окончания лицея Малиновский стал военным, дослужился до полковника и в 1825 году вышел в отставку. В 1834 году он женился на сестре Пущина.

Родные пенаты. 10 самых известных воспитанников Царскосельского Лицея

SPB.AIF.RU вспомнил, какие известные личности учились в Лицее, а заодно, какими они были в молодые годы, постигая премудрости науки.

Александр Пушкин

Разумеется, самым известным и почитаемым выпускником Лицея можно назвать Александра Сергеевича Пушкина, которого уже при жизни негласно короновали, назвав гением и «солнцем русской поэзии».

Нужно сказать, что не прояви отец Пушкина родительской сознательности, учился бы будущий великий поэт в Иезуитском коллегиуме в Петербурге. Однако, узнав о том, что Александр I вознамерился открыть в Царском селе учебное заведение, отец незамедлительно решил, что сын должен поступить именно туда и никуда кроме.

По сути, в Лицее должны были бесплатно жить и учиться дети родовитых дворян, которым предстояло в будущем занимать важные государственные должности по дипломатической и военной части. Невзирая на то, что подающих надежды отпрысков было много, Лицей готов был принять под свою сень всего только тридцать воспитанников. Стоит отметить, что Пушкин не был столь высокого происхождения, чтобы обучаться вместе с великими князьями. Отец его стал хлопотать, искать протекцию и поддержку влиятельных людей и, наконец, добился своего: сыну разрешили держать экзамен.

Летом юный Пушкин выехал вместе с дядюшкой Василием Львовичем из Москвы в Петербург и, выдержав экзамен, был принят. По приезду в Лицей поэт стал жить в одной комнате с Иваном Пущиным – будущим декабристом. Как вспоминали близкие друзья и преподаватели, Пушкин часто бывал рассеян, переменчив, неусидчив и не проявлял никаких способностей к математике – поговаривали, что поэт даже плакал на задней парте, смотря на доску, где преподаватель писал цифры да примеры. Между тем, он отлично упражнялся в языках, с увлечением изучал историю и, самое главное, именно в Лицее открыл в себе талант к поэзии, который неустанно оберегал поэт Василий Жуковский, а позже – Гавриил Державин.

Читать еще:  Воспоминания о прожитом

Александр Горчаков

Последнего канцлера Российской империи, Александра Михайловича Горчакова, с юношеских лет отличали таланты, необходимые блестящему дипломату. Его кумиром был граф Иоанн Каподистрия, «управляющий азиатскими делами» МИДа в 1815-1822 годах.

«Желал бы я служить под его начальством», — говорил Горчаков.

В Лицее он постигал не только гуманитарные, но также точные и естественные науки. «Тебе рукой Фортуны своенравной указан путь и счастливый и славный», — писал своему другу Александру его теска, Александр Пушкин. Предсказание поэта сбылось – Горчаков стал главой русского внешнеполитического ведомства при Александре II.

Как писал в одной из своих работ доктор исторических наук, профессор Вячеслав Михайлов, «суть «горчаковской» дипломатии состояла в том, что, играя не столько на противоречиях, а главным образом на нюансах европейской дипломатии, без единого выстрела, без какого-либо жесткого прессинга, в течение нескольких лет Россия оказалась свободна от всех унизительных договоров и вновь вошла в ряд ведущих Европейских держав».

Иван Пущин

Иван Пущин был одним из первых близких друзей Пушкина, с которым он делил комнату в Лицее. В будущем Иван Иванович стал декабристом и рассказывал своему товарищу о тайных обществах и вышедшей в свет книге «Горе от ума», которая тогда всколыхнула читающую Россию. Однако в четырнадцать лет это был обычный юноша «с весьма хорошими дарованиями, всегда прилежный и ведущий себя благоразумно, который проявляет благородство, воспитанность, добродушие, скромность и чувствительность.

Став взрослее, Пущин примкнул к «Священной артели», стал членом «Союза спасения», «Союза благоденствия», «Северного общества» и принадлежал к наиболее революционному крылу декабристов. Позже он был приговорен к смертной казни, замененной двадцатилетней сибирской каторгой. В 1856 году, в возрасте 58 лет, он был возвращен из ссылки. Через год он женился на вдове декабриста Михаила Фонвизина — Наталье Апухтиной. Но брак продлился недолго: 3 апреля 1859 года Иван Пущин скончался в имении Марьино.

Модест Корф

«Дьячок Мордан» — так прозвали в Лицее сына барона Корфа.

Директор Императорского Царскосельского Лицея Василий Малиновский отзывался о 12-летнем воспитаннике в самых лестных выражениях, отмечая прилежность и опрятность юноши. Лишь среди качеств, которые могли мешать юному Корфу, он указывал «осторожность и боязливость, препятствующие ему быть совершенно открытым и свободным».

Однако эти качества не помешали Модесту Андреевичу сделать блестящую карьеру. Он управлял делами комитета министров, являлся руководителем негласного комитета для надзора за книгопечатанием, был директором Санкт-Петербургской публичной библиотеки. К его заслугам можно причислить то, что он основал в библиотеке особый отдел иностранных книг о России, продвинул составление каталогов, а также смог привлечь частные пожертвования к финансированию учреждения.

Михаил Салтыков-Щедрин

Когда будущий писатель обучался в Лицее, он был примечателен, прежде всего, своим мрачным видом.

Мемуаристка и жена Некрасова Авдотья Панаева вспоминала: «Я видела его еще в мундире лицеиста в начале сороковых годов. Он приходил к нему по утрам по праздникам. Юный Салтыков и тогда не отличался веселым выражением лица. Его большие серые глаза сурово смотрели на всех, и он всегда молчал. Помню только раз на лице молчаливого и сумрачного лицеиста улыбку».

Если Пушкин вспоминал лицей с теплотой, то Салтыков-Щедрин сохранил в воспоминаниях образ казённого учебного заведения, в котором он не нашел ни одного близкого друга и где «педагогика была во всех смыслах мрачная: и в смысле физическом, и в смысле умственном». Впрочем, писатель был прав в своём недовольстве: система обучения в Лицее изменилась с пушкинских времён.

«Своеобразное аристократическое приволье и комфорт сменились серым, нивелированным и достаточно суровым режимом полувоенного интерната». В Лицее той поры систематически наказывали воспитанников: заставляли стоять в углу и заключали в карцер. По воспоминаниям писателя, он не был прилежным учеником, но хорошо знал языки, имел глубокие познания в политической экономии, русской истории и юридических науках.

Лев Мей

За прилежание и успехи будущего русского поэта перевели из Московского дворянского института в Царскосельский лицей, несмотря на то, что он был недворянского происхождения и семья жила в большой нужде.

Моментом взлёта его творческой карьеры стоит считать день и час, когда он близко сошёлся с издателем учёно-литературного журнала «Москвитянин» Погодиным, а позже и с самим драматургом Островским. Произведения Мэя, которые сначала не принимались обществом и клеймились как несовременные и камерные, впоследствии стали широко известны, а сюжеты драм в стихах «Царская невеста», «Псковитянка» и «Сервилия» легли в основу оперы композитора Римского-Корсакова.

Мей перевел «Слова о полку Игореве» с древнерусского языка на литературный язык XIX века. Фото: Commons.wikimedia.org

Фёдор Матюшкин

Будущий полярный исследователь и адмирал Фёдор Матюшкин закончил Лицей в один год с Александром Пушкиным. Добродушного мальчика, обладающего мягким характером, но твёрдой волей, сразу же полюбили как сокурсники, так и преподаватели. Буквально в первые месяцы обучения он проявил недюжинные способности к географии и истории. Невзирая на то, что он обладал живым характером, всегда оставался скромным, в табеле, в котором писали характеристики по каждому из выпускников, было указано: «Весьма благонравен, при всей пылкости вежлив, искренен, добродушен, чувствителен; иногда гневен, но без грубости».

Сразу же после окончания курса отправился в кругосветное плавание, а ещё позже участвовал в экспедиции Врангеля. Эти путешествия стали грёзами наяву, которые преследовали его во время учёбы в лицее и которые «подпитывал» Пушкин, рисуя перед воображением Фёдора с помощью своей живой речи и поэзии невиданные и чарующие дальние страны. Любопытно, но своей семьи Матюшкин не имел и, встав на последний якорь в Петербурге, он поселился у лицейского товарища Яковлева. Позже он переехал в гостиницу, где прожил больше 15 лет. Только в последние годы жизни он построил дачу неподалёку от Бологого. Пережил Матюшкин почти всех своих однокурсников.

Михаил Петрашевский

Царскосельский университет закончил и русский революционер Михаил Петрашевский – организатор собраний «петрашевцев», которых в 1849 году осудили за эти самые сборища, невзирая на то, что хоть и были все члены его в каком-то роде «вольнодумцами», но были неоднородны по своим взглядам и лишь единицы имели замысли революционного характера.

В свои молодые годы на собрания также приходил Фёдор Достоевский. Именно тогда произошёл скандальный случай, получивший название «инсценировка казни», когда на осуждённых оказали психологическое давление, привезя их на эшафот, и держали до последней минуты, ожидали, что кто-то из них выболтает нужные сведения. На тот момент «осуждённые» уже были помилованы. Это была милая «шутка» от Александра II.

Сам же Петрашевский, который держал дома литературу по истории революционных движений, утопическому социализму, материалистической философии, а также выступал за демократизацию политического строя России и освобождение крестьян с землёй, был сослан на вечное поселение в Сибирь.

Михаил Петрашевский одно время служил переводчиком в министерстве иностранных дел. Фото: Commons.wikimedia.org

Владимир Вольховский

Будущий генерал-майор Вольховский был лицеистом первого выпуска. Как это часто бывало, за заметные успехи в учёбе, был переведён из Московского университетского пансиона в Царскосельский Лицей, где получил прозвища «Sapientia» (мудрость) за то, что умел оказать влияние даже на самых упёртых и нерадивых однокашников, и «Суворочка» — уменьшительно-ласкательное от фамилии «Суворов».

Роста Вольховский был небольшого, но обладал сильным характером и несгибаемой волей. По окончании Лицея был замечен в организации «Священная артель» — ставшей предтечей сборища декабристов, а также участвовал в совещаниях у Ивана Пущина и других членов тайного общества. Позже был отмечен в сражениях русско-турецкой войны и даже был консулом в Египте.

Николай Данилевский

Русский социолог, культуролог и основатель цивилизованного подхода к истории, закончил Царскосельский Лицей в 1843 году, выдержал магистерский экзамен, а уже в 1849 был арестован по делу всё того же Петрашевского. Оправдательная записка спасла его от суда, но не от ссылки. Данилевский был определен в канцелярию вологодского, а затем — самарского губернатора.

Нужно сказать, что основания для подозрений в политической неблагонадёжности у власти были: Данилевский увлекался, как и все «петрашевцы», утопической социалистической системой Фурье. Однако судьба сложилась иначе: Данилевский не сложил голову на плахе, а отправился исследовать рыболовство по Волге и Каспийскому морю, а после прославился, написав историко-философский труд «Россия и Европа».

Данилевский одним из первых уделил внимание признакам упадка и прогресса цивилизации, и собрав обширный фактологический материал, доказал неминуемую повторяемость социальных порядков. Эдакая идея вечного возвращения по Ницше, но в зачаточном состоянии. Наряду со Шпенглером, Данилевский считается основателем цивилизационного подхода к истории.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector