Конфеты на поминки

Поминки: нужна ли покойнику еда?

Накануне Радоницы – дня поминовения усопших, который приходится на второй вторник после Пасхи – очень важно сказать о наиболее часто встречающихся заблуждениях, касающихся вопроса поминовения покойников. Ведь и в советское, и в нынешнее просвещенное время забота о том, чтобы нашим родным хорошо жилось на том свете, стоит не на последнем месте. Важным элементом заботы о покойниках в большинстве религий являются поминки — обеды или съедобные подаяния в честь преставившегося человека.

Примитивное язычество верит, что поминальные продукты необъяснимым образом передаются в мир иной, и умерший родственник может их кушать. Более развитые религии (например, индуизм) рассматривают поминание как жертву, которая служит своеобразной платой богам за благую участь покойника. В христианстве тоже есть традиция поминок, но она имеет мало общего с тем, о чем мы говорили выше.

Умершему человеку еда не нужна! Это Церковь говорила всегда. По ту сторону смерти сохраняется личность, душа и все эмоциональные характеристики человека, но чисто биологические функции там прекращаются – ведь тела нет! Поэтому «передачи на тот свет» абсурдны с точки зрения Церкви. Но что же тогда имеет в виду христианская традиция, которая не отрицает идею поминовения умершего едой?

Дело в том, что умершим людям нужна молитва за них. Очень хорошо, если человек умирает, очистившись и исправившись. Но, увы, многие уходят в вечность нераскаянными, с тяжелым греховным грузом, который они накопили в своей жизни. И, находясь в таком состоянии, люди нуждаются в нашей помощи. А помочь им мы можем молитвой, милостыней и добрыми делами, сделанными ради них.

О том, как действует молитва на другого человека, говорить очень трудно, поскольку все в мире находится во власти Бога, и все тайны бытия ведает только Он. Но опыт Церкви говорит о том, что молитва очень действенна, и умерший, за которого помолились в храме и ради которого дали милостыню, получает через это помощь. Церковь знает множество случаев, когда молитвы полностью освобождали грешника от адских мук.

Накрытый поминальный стол – это не способ «улучшения жилищных условий» на том свете, и не попытка задобрить Бога, ведь Он в еде тоже не нуждается. Еда – это всего лишь форма милостыни, которую мы творим ради умершего. И здесь очень важно, как мы ее творим. Милостыня должна нас самих делать добрее, и если это произойдет, то и покойникам нашим будет намного легче по ту сторону жизни. Поэтому, если поминальный обед был сделан для галочки, или «для своих», без молитвы об умершем человеке, то вряд ли от такого обеда умерший получит много пользы.

Еще среди далеких от Церкви людей (да и среди верующих, увы, тоже) есть традиция на следующий день после похорон приносить на могилу тарелки с едой. Или же при каждом посещении могилы оставлять на надгробиях куски хлеба, крошки печенья, рюмочки с водкой. Считается, что душа еще не покинула пределы Земли и гуляет по тем местам, которые ей были дороги. Вот родственники и приглашают ее разделить с ними трапезу, полагая, что покойник необъяснимым образом тоже может к ней присоединиться. На самом деле эта практика языческая и с христианством не связана. Спасибо за такое угощение скажут разве что кладбищенские коты и собаки, а покойнику эти печеньки – только печаль. Не рюмки с водкой ему теперь нужны, а наша молитва – искренняя, чистая, живая. А лучшим местом молитвы является храм Божий.

Если вы подаете еду в храм, здесь тоже важно помнить несколько моментов. Во-первых, в храме, прежде всего, молятся. И без молитвы оставленное приношение (свечи, продукты, деньги) не имеют для покойника никакой ценности. Вы можете принести горы, но если это будет сделано без веры и молитвы, то толку от этого будет мало. И для вас, и для умершего. Разве что нуждающиеся будут благодарны вам за это. И, наоборот, если у человека нечего пожертвовать, но он будет горячо молиться о своем родном или друге, то эта молитва будет ценнее любых богатых приношений. Важно в конечном итоге понять, что Царство Небесное не покупается и не продается! Ни за какие деньги! Царство Небесное достигается только усердным духовным трудом, и наша милостыня ( еда – в том числе) – это один из элементов такого труда.

Ну, а если все-таки вы захотите пожертвовать, то важно помнить – жертвовать нужно лучшее! Чтобы у человека, которому вы даете милостыню, была от вашего приношения настоящая радость. Чтоб он захотел помолиться о покойнике, и делал это с благодарностью, а не воспринял вашу жертву как подачку. Это весьма распространенное заблуждение – мы порою хотим тремя конфетами купить себе рай. Но такой подход – прямое лукавство. Бог ждет от нас покаяния, перемены в лучшую сторону, избавления от скупости, жадности, черствости душевной. И если мы сможем через милостыню изменить себя подобным образом, если сумеем поправить собственное духовное здоровье, тогда сможем поделиться им и с нашими умершими близкими.

Конфеты на поминках

Конфеты на поминках

(адресовано Петру Порошенко, а также жителям центральной и западной Украины)

Никто, кажется, не заметил, но как-то исподволь вопрос об объявленной независимости Донбасса сам собой отошёл на второй план. Затихли дебаты по поводу отделения Новороссии и её вхождении / невхождении в состав России. Даже крымские страсти потеряли свою остроту. Вместо этого всё информационное пространство занял жуткий многоглавый монстр под названием «неонацистское государство Украина». Зверская агрессия киевских властей, направленная против своего народа, у бывших советских граждан просто не укладывается в голове. Чудовищный план по превращению непокорного Юго-востока в безлюдную выжженную пустыню слишком живо напоминает гитлеровские проекты. Очевидно, отчаявшись победить Донбасс, каратели решили просто забрать себе его территорию. Без людей.

В этих условиях лишь очень наивный может полагать, что новый президент Украины сможет принести ей мир. Со дня поминальной субботы, когда прошла инаугурация Порошенко, все его попытки наладить отношения с Россией и пойти ей на уступки жестоко караются. Переговоры с Зурабовым привели к обстрелу из «Града». Заявления о прекращении насилия вызвали применение фосфорных снарядов. Телефонный разговор с Путиным закончился актом устрашения – взрывом машины Пушилина. Всё это, к сожалению, не оставляет сомнений в том, какая судьба уготована бывшему коммерсанту. Думается, даже самое безукоризненное выполнение воли заокеанских масонов уже не спасёт карамельного лидера. Донбасс ему не взять. А без победы на Юго-востоке Порошенко становится ненужеи и потому опасен.

Единственное, что он мог бы сделать для собственного спасения, это послать своих хозяев подальше и перейти на сторону России, которая одна только и сможет его защитить. Пример Януковича живо свидетельствует о том, что Путин своих не бросит, даже если они не правы. Остаётся пожелать несчастному Рошену смелости для единственного, наверное, по-настоящему порядочного поступка в его жизни. Тогда есть надежда, что этот поступок не станет последним.

Что касается позиции Путина по Украине, то о ней в последние два месяца не пишет, наверное, только очень ленивый или очень неграмотный. Хотелось бы сразу сказать, что заявления о том, будто президент России якобы ведёт с русскими на Юго-востоке какую-то тонкую игру, являются оскорбительными. Путин не станет играть с вещами, которые считает для себя святыми. Тем более не станет играть людьми. Его политика проста и понятна. Фашисты должны быть побеждены и изгнаны с родной земли (потому что Украина – это родная земля). Но воевать с братским украинским народом, пусть и одурманенным 20-летней пропагандой, он тоже не будет.

Путинская таинственность вокруг содержания переговоров с европейскими политиками во Франции говорит о том, что, помимо повторения уже известных нам тезисов о необходимости прекращения насилия на Украине, были также даны определённые намёки, способствующие изменению ситуации. В частности, наверняка прояснена позиция Европы по отношению к Порошенко. Можно с уверенностью сказать, что дипломатические качества и опыт работы Путина позволили ему вытащить из коллег даже очень тщательно скрываемые соображения по поводу дальнейшей судьбы новоиспечённого президента. Боюсь, участь ему уготована весьма плачевная.

Другой, более важный аспект переговоров касался всё более и более индифферентной позиции ЕС по Украине. Конечно, хорошо сидеть в европейской хате с краю, но российский президент, видимо, очень доходчиво объяснил, что всё на свете должно когда-нибудь закончиться, и вмешаться в украинские дела всё-таки придётся. Преступления киевской хунты, которые день ото дня становятся всё страшнее, потребуют международного вмешательства. А результатом должно стать как минимум осуждение насилия и признание российской резолюции в ООН.

Тут наверняка очень кстати пришёлся газовый конфликт. Глупое упрямство Яценюка, не пожелавшего даже солидной скидки, имеет явные европейские корни. Мол, хозяин велел не сдавать позиций. А вот семя, из которого выросли эти самые корни, было, судя по всему, заброшено тоже Путиным в Нормандии. Но внезапно российское долготерпение по газовому конфликту закончилось, и Европа, по глупости перекрывшая и Южный поток, поедет в Сибирь за дровами, как приглашал её Владимир Владимирович.

Таким образом, внешне отстранённая позиция российского президента, избегающего резких заявлений и открытых действий, имеет весьма активное внутреннее наполнение. На самом деле каждое действие Путина отточено до безупречности и сочетает в себе глобальный охват проблемы и тщательную проработку мельчайших деталей. Ранее много говорилось о том, что Путин мыслит на совершенно ином, гораздо более высоком уровне, чем все остальные современные политики. Это позволяет ему без труда просчитать все возможные варианты развития ситуации, что неизменно сбивает с толку его противников.

Сейчас главная задача Путина – донести до всех истинный смысл украинских событий. Ведь проблема совсем не в военной помощи России и не в позиции Юго-востока, а в том, что Украина превратилась в озверевшее фашистское государство, управляемое из-за океана теми, кто никогда не знал настоящего фашизма. Теми, кто усыпил украинцев сладкими обещаниями до такой степени, что они забыли, с кем и за что воевали, и позволили снова захватить свою землю тому же самому врагу. И выбивать эту въевшуюся заразу приходится автоматными очередями, потому что жители Украины демонстрируют всему миру, что по-другому они просто не поймут. Вспомним, что ещё месяц назад большинство из них были уверены, что русские – это оккупанты, Донбасс – сепаратисты, Путин – это демон, который никогда не спит, а в одесском Доме Профсоюзов пророссийские активисты подожгли себя сами, запершись изнутри.

К сожалению, приходится признать, что война на Украине будет продолжаться и, как водоворот, вовлекать в себя всё новые жертвы. Гуманитарный коридор и помощь, предложенные Россией и наконец-то поддержанные ООН, помогут лишь вывести людей из-под обстрела. Обречённый Порошенко и киевская хунта, как и их хозяева, не в состоянии прекратить военные действия. Нетрудно предугадать, что драка и разборки начнутся между ними уже в ближайшем будущем. А распоясавшиеся нацисты, вкусившие крови, будут требовать её всё больше. И когда пожар с Юго-востока распространится на всю страну, превратив её в пылающий костёр, может быть, Украина поймёт наконец, кто её настоящий враг, кто сделал её заложницей своих капиталов и вовлёк в этот кровавый кошмар, продав заокеанским хищникам.

Теперь уже остановить разбуженных фашистских зверей не сможет никто – ни конфетный король на час, ни раздираемая страхом киевская власть, ни генетически пасующая перед своим бывшим поработителем Европа, ни сидящие за большой лужей американские масоны.

Остановить их сможет только народ, который вспомнит, что когда-то не очень давно он назывался советским.

Поминки: нужна ли покойнику еда?

Накануне Радоницы – дня поминовения усопших, который приходится на второй вторник после Пасхи – очень важно сказать о наиболее часто встречающихся заблуждениях, касающихся вопроса поминовения покойников. Ведь и в советское, и в нынешнее просвещенное время забота о том, чтобы нашим родным хорошо жилось на том свете, стоит не на последнем месте. Важным элементом заботы о покойниках в большинстве религий являются поминки — обеды или съедобные подаяния в честь преставившегося человека.

Примитивное язычество верит, что поминальные продукты необъяснимым образом передаются в мир иной, и умерший родственник может их кушать. Более развитые религии (например, индуизм) рассматривают поминание как жертву, которая служит своеобразной платой богам за благую участь покойника. В христианстве тоже есть традиция поминок, но она имеет мало общего с тем, о чем мы говорили выше.

Умершему человеку еда не нужна! Это Церковь говорила всегда. По ту сторону смерти сохраняется личность, душа и все эмоциональные характеристики человека, но чисто биологические функции там прекращаются – ведь тела нет! Поэтому «передачи на тот свет» абсурдны с точки зрения Церкви. Но что же тогда имеет в виду христианская традиция, которая не отрицает идею поминовения умершего едой?

Дело в том, что умершим людям нужна молитва за них. Очень хорошо, если человек умирает, очистившись и исправившись. Но, увы, многие уходят в вечность нераскаянными, с тяжелым греховным грузом, который они накопили в своей жизни. И, находясь в таком состоянии, люди нуждаются в нашей помощи. А помочь им мы можем молитвой, милостыней и добрыми делами, сделанными ради них.

О том, как действует молитва на другого человека, говорить очень трудно, поскольку все в мире находится во власти Бога, и все тайны бытия ведает только Он. Но опыт Церкви говорит о том, что молитва очень действенна, и умерший, за которого помолились в храме и ради которого дали милостыню, получает через это помощь. Церковь знает множество случаев, когда молитвы полностью освобождали грешника от адских мук.

Накрытый поминальный стол – это не способ «улучшения жилищных условий» на том свете, и не попытка задобрить Бога, ведь Он в еде тоже не нуждается. Еда – это всего лишь форма милостыни, которую мы творим ради умершего. И здесь очень важно, как мы ее творим. Милостыня должна нас самих делать добрее, и если это произойдет, то и покойникам нашим будет намного легче по ту сторону жизни. Поэтому, если поминальный обед был сделан для галочки, или «для своих», без молитвы об умершем человеке, то вряд ли от такого обеда умерший получит много пользы.

Еще среди далеких от Церкви людей (да и среди верующих, увы, тоже) есть традиция на следующий день после похорон приносить на могилу тарелки с едой. Или же при каждом посещении могилы оставлять на надгробиях куски хлеба, крошки печенья, рюмочки с водкой. Считается, что душа еще не покинула пределы Земли и гуляет по тем местам, которые ей были дороги. Вот родственники и приглашают ее разделить с ними трапезу, полагая, что покойник необъяснимым образом тоже может к ней присоединиться. На самом деле эта практика языческая и с христианством не связана. Спасибо за такое угощение скажут разве что кладбищенские коты и собаки, а покойнику эти печеньки – только печаль. Не рюмки с водкой ему теперь нужны, а наша молитва – искренняя, чистая, живая. А лучшим местом молитвы является храм Божий.

Если вы подаете еду в храм, здесь тоже важно помнить несколько моментов. Во-первых, в храме, прежде всего, молятся. И без молитвы оставленное приношение (свечи, продукты, деньги) не имеют для покойника никакой ценности. Вы можете принести горы, но если это будет сделано без веры и молитвы, то толку от этого будет мало. И для вас, и для умершего. Разве что нуждающиеся будут благодарны вам за это. И, наоборот, если у человека нечего пожертвовать, но он будет горячо молиться о своем родном или друге, то эта молитва будет ценнее любых богатых приношений. Важно в конечном итоге понять, что Царство Небесное не покупается и не продается! Ни за какие деньги! Царство Небесное достигается только усердным духовным трудом, и наша милостыня ( еда – в том числе) – это один из элементов такого труда.

Ну, а если все-таки вы захотите пожертвовать, то важно помнить – жертвовать нужно лучшее! Чтобы у человека, которому вы даете милостыню, была от вашего приношения настоящая радость. Чтоб он захотел помолиться о покойнике, и делал это с благодарностью, а не воспринял вашу жертву как подачку. Это весьма распространенное заблуждение – мы порою хотим тремя конфетами купить себе рай. Но такой подход – прямое лукавство. Бог ждет от нас покаяния, перемены в лучшую сторону, избавления от скупости, жадности, черствости душевной. И если мы сможем через милостыню изменить себя подобным образом, если сумеем поправить собственное духовное здоровье, тогда сможем поделиться им и с нашими умершими близкими.

Читать еще:  История дмитриевской родительской субботы
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector