Майкл сабом воспоминания о смерти

Из доказательств жизни после жизни

Цитирую один из источников, к которому, признаюсь, сам отношусь неоднозначно. Но он хорош тем, что в одном месте здесь собрано много самой разной информации. Увы, дезинформация нередко сопутствует поискам истины в нашем мире. Но на то и голова у нас на плечах, чтобы взвешивать и разбираться.

«. С целью опровержения «бредовой» идеи о жизни после смерти он (Майкл Сабом — С.М.) организовал проверочные наблюдения и подтвердил, а по сути дела доказал, что личность после смерти продолжает существовать, сохраняя способность видеть, слышать и чувствовать.

Доктор Майкл Сабом — профессор медицинского факультета в университете Эмори в США. Он специалист-кардиолог, член Американского общества кардиологов, имеет огромный практический опыт реанимации. Его книга «Воспоминания о смерти» вышла в 1981 году. М. Сабом подтвердил то, о чем писали другие. Но главное не это. Он провел ряд исследований, сопоставляя рассказы своих пациентов, переживших временную смерть, с тем, что фактически происходило в то время, когда они находились «по ту сторону», и что было доступно объективной проверке.

Доктор Сабом проверял, совпадают ли рассказы больных с тем, что в это время происходило на самом деле; действительно ли применялись те медицинские аппараты и методы оживления, которые описывали люди, бывшие в это время мертвыми, действительно ли в других комнатах происходило то, что видели и описывали умершие. Сабом собрал и опубликовал 116 случаев, все были тщательно проверены им лично. Он составил точные протоколы с учетом места, времени, участников, произнесенных слов и т. д. Для своих наблюдений он отбирал только психически здоровых и уравновешенных людей.

Для иллюстрации приведем несколько примеров из сообщений доктора Сабома.

Тяжелый сердечный приступ с остановкой сердца у 44-летнего мужчины. Для оживления пришлось применить несколько электрических шоков. Умерший наблюдал происходящее с позиции вне физического тела и позже смог сделать детальное описание.

«Я был как-то отдельно, стоял в стороне. Я не участвовал, а смотрел безучастно, меня это не очень интересовало… Прежде всего впрыснули что-то через резинку, которая там для вливаний… потом они подняли меня и положили на доску. И тогда один из докторов начал бить по моей груди. Они раньше давали мне кислород — такая резиновая трубочка для носа, а теперь они ее вынули и положили на лицо маску. Она покрывает рот и нос. Она для давления… светло- зеленого цвета… Я помню, как они вкатили столик, на котором было что-то, как лопасти. И на нем был манометр, квадратный, с двумя стрелками. Одна стояла, а другая двигалась… она двигалась медленно, но не прыгала сразу, как на вольтметре или других приборах. Первый раз она дошла до… между третью и половиной шкалы. И они повторили это, и она прошла больше половины, и на третий раз почти три четверти. Неподвижная стрелка дергалась каждый раз, когда они толкали эту штуку и кто-то возился с ней. И я думаю, они ее починили и она остановилась, а другая двигалась… И были две лопасти с проводами от них; это как два круглых диска с ручками. Они держали в каждой руке по диску и клали мне на грудь. На ручке были маленькие кнопки… Я видел, как меня дергало».
.

Или такой случай. Пациент доктора Сабома во время операции оказался в состоянии клинической смерти, под глубоким наркозом, с остановившимся сердцем и, конечно, без сознания. Он был с головой укрыт операционными простынями и физически не мог ничего видеть или слышать. Позже он описал свои переживания. Он видел в деталях операцию на своем собственном сердце и его рассказ полностью соответствовал тому, что происходило в действительности.

«Я очевидно заснул, я ничего не помню, как они перевезли меня из этой комнаты в ту, где оперируют. А потом вдруг я увидел, что комната освещена, но не так ярко, как я ожидал. Мое сознание вернулось… но они уже что-то сделали со мной… Моя голова и все тело были покрыты простынями… и тогда я вдруг начал видеть то, что делается… Я как бы был на пару футов над моей головой… Я видел двух докторов… они пилили мою грудную кость… Я мог бы нарисовать вам пилу и вещь, которой они раздвигали ребра… Она была завернута вся вокруг и была из хорошей стали, без ржавчины… много инструментов… они (доктора) называли их зажимами… я удивился, я думал, что будет много крови, а ее было очень мало… и сердце не такое, как я думал. Оно большое, больше сверху и узкое внизу, как континент Африка. Сверху оно розовое и желтое. Даже жутко. А одна часть была темнее, чем остальные, вместо того, чтобы все было одного цвета… Доктор С. стоял с левой стороны, он отрезал кусочки от моего сердца и вертел их так и эдак и долго рассматривал… и у них был большой спор, нужно ли делать обвод или нет. И решили этого не делать… У всех докторов, кроме одного, ботинки были в зеленых чехлах, а этот чудак был в белых ботинках, покрытых кровью… Это было странно и, по-моему, антигигиенично…»

Описанный больным ход операции совпадал с записями в операционном журнале, сделанными, конечно, другим стилем .

Не менее результативен случай с Барбарой Прайор, тридцати девяти лет, «умершей» при операции.

«Мой дух стал воспарять в воздухе… Я была спокойна. Чувствовала себя великолепно. Я видела тело на кровати, но ощущала себя совершенно отделенной от него. Меня и вправду не заботило, что они делали с моим телом. Я видела, как мистер Пейн нажимает на мою грудную клетку, и удивлялась, зачем так стараться? Я совершенно в полной мере счастлива. Человек, которого я раньше не видела, подошел к моему телу и сделал укол в сердце. Когда он кончил, к кровати подошла медсестра и в спешке задела стойку, на которой были укреплены бутыли с внутривенным вливанием. Мне было видно, как стойка упала на постель, а одна из бутылей задела мое лицо. Но мне было неважно, что бутыль меня ушибла. Я была свободна от боли… Потом я услышала голос доктора: „Дышите, Барбара, дышите!“ „Не хочу. Вы не можете заставить меня дышать. Вы не можете заставить меня покинуть этот рай“. Как только я произнесла это, как почувствовала жгучую боль в грудной клетке и подсознательно поняла, что вернулась в свое тело. Я ощущала себя загнанной в ловушку и сердилась, что меня заставили вернуться».
.

Это восприятие Барбарой всего, что происходило в операционной, было проверено. Действительно, доктор Пейн применял мануальный массаж сердца примерно таким образом, как Барбара «видела» это. Другой врач действительно сделал ей укол в сердце, а медсестра и в самом деле уронила стойку и одна из бутылей ударила Барбару по лицу. Когда Барбара пришла в себя, она почувствовала болезненный ушиб под левым глазом.

Доктор Сабом позже начал читать лекции о жизни после смерти. И каждый раз в аудитории из 30–35 человек находились один или двое, сообщавших, что и на их долю выпали подобные переживания.

На вопрос: «Почему вы до сих пор об этом не рассказывали?» — обычно следовал ответ: «Я боялся, что мне не поверят, будут высмеивать или сочтут ненормальным».

Следует отметить тот факт, что и среди ученых оказалось много таких, которых обнародованные сведения о выходе Души из тела не удивили.

«Они сами или их близкие испытали этот „выход из тела“ с возможностью наблюдать события, происходящие здесь же или в отдельных местах, но тщательно скрывали это от посторонних, считая то, что они наблюдали, во-первых, уникальным, а во-вторых, того рода отклонением, с которым очень легко попасть в психиатрическую больницу, откуда, как это было в недавние времена (в СССР), выбраться сложнее, чем войти».
.

Исследования доктора Сабома поддержали доктор Элизабет Кюблер-Росс, доктор Кеннет Ринг, доктора Озиз и Харольдсон и многие другие.

К 1980 году было собрано свыше 25 000 случаев возвращений к жизни недавно умерших. Доктор Кюблер-Росс сообщает, что на ее материале только 10 % опрошенных имели ясные воспоминания о пережитом. Другие авторы говорят о 25, 40 и более процентах. Доктор Фред Скунмэйкер, заведующий сердечно-сосудистым отделением больницы в Дэнвере, штат Колорадо, США, собрал данные о 2300 пациентах, находившихся на грани смерти или переживших клиническую смерть. Только 1400 из них имели вышеописанные восприятия (27, с. 169). Остальные ничего не видели и ничего не слышали. Почему?

На этот счет существует гипотеза доктора Э. Дж. Гоулда.

Самое трудное в умирании — суметь продержаться в сознании в течение всего процесса смерти — перехода — возрождения в Тонком Мире.

Чтобы избежать бессознательного состояния во время умирания, человек должен быть подготовлен. Доктор Гоулд полагает, что именно отсутствие подготовки к смерти и осознанному возрождению в Тонком Мире может объяснить, почему всего лишь 15–20 % людей, вернувшихся к жизни после клинической смерти, пережили опыт, о котором могли рассказать. В характере этих людей существует нечто, позволившее им «остаться бодрствующими» во время смерти, в то время как другие выжившие не помнят ничего. Здесь вполне уместна аналогия со сном. Во сне наша Душа путешествует в Тонком Мире, набирается впечатлений, а при возвращении ее в физическое тело мы, просыпаясь, ничего не помним. В лучшем случае какие-то эпизоды или просто «отрывки из обрывков». При сознательном выходе Души из тела ситуация совершенно другая. »
(источник — http://www.xliby.ru/yezoterika/velikii_perehod/p1.php)

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 05.11.2018. Из доказательств жизни после жизни

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2020 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Майкл сабом воспоминания о смерти

ВОСПОМИНАНИЯ О СМЕРТИ: МЕДИЦИНСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Не найдя в сети сей книги доктора Сабома на русском языке, мы решили заказать за морями-океанами англоязычный вариант в бумажном виде и перевести его. Интерес наш чисто научный, ведь именно эта книга претендует на то, что в ней находятся научные факты о послесмертной участи. Нам важно знать эти факты для того, чтобы осознать наше личное отношение ко Вселенной или Всевышнему, если Он все-таки существует. Научно ли быть атеистом? С сего дня начинаем постепенную публикацию нашего перевода.

Читать еще:  Молитва святому духу отзывы

Воспоминания о смерти: медицинское расследование

Новое поразительное клиническое свидетельство, имеющее важные последствия для нашего понимания предсмертного опыта, представленное знаменитым кардиологом и профессором медицины

Михаил Сабом, 1981

Благодарность

Хочу выразить огромную благодарность за оказанную помощь в проведении исследования, а также подготовке этой книги: докторам и медсестрам Университета Флориды и госпиталя для ветеранов в Атланте (Atlanta Veterans Administration Medical Center) за направление пациентов, переживших клиническую смерть; доктору Кеннету Рингу (Dr. Kenneth Ring), доктору Раймонду Муди (Dr. Raymond Moody), Джр. и Джону Одетт (Jr., and John Audette) за безграничные ободрение и поддержку; Джону Эглу (John Egle), публицисту из «Мокинбёд Букз» (Mockingbird Books) за содействие в публикации этой книги; моему брату, доктору Стиву Сабому (Dr. Steve Sabom), за критику рукописи; Джинне Флегг (Jeanna Flagg) из «Харпер и Роу» (Harper&Row) за помощь в редактуре; и Лейни Шоу (Lani Shaw) за набор рукописи.

Выражаю особую благодарность Cаре Кройцигер (Sarah Kreutziger), которая ввела меня в курс дела и работала со мной первые годы изучения проблемы. Сара помогла определить форму исследования и опросила нескольких пациентов из тех, чьи рассказы приведены в книге.

Также хочу поблагодарить свою жену Диану за долгие и плодотворные часы обсуждения околосмертного опыта, за серьезную переработку ранних набросков рукописи, и, кроме того, за то, что все это время поддерживала меня и поощряла изучение проблемы и мое желание опубликовать книгу.

«В том, как люди умирают, есть еще некоторые странности, по крайней мере, это не вяжется с представлением о страдании, которое испытывает человек в момент смерти. Те, кто почти умерли и потом вернулись, чтобы описать свой опыт, никогда не упоминали муку или боль, или даже отчаяние; наоборот, они описывали странное, необычное ощущение спокойствия и мира. Акт умирания кажется связанным с какими-то другими вещами, возможно, касающимися фармакологии, что превращает его в нечто совершенно отличное от того, что большинство из нас привыкло ожидать. Мы могли бы больше узнать об этом… Что-то, возможно, происходит, то, о чем мы еще не знаем».

Льюис Томас, к.м.н., президент Слоэн-Кеттеринговского института раковых болезней (Sloan-Kettering Cancer Institute, New England Journal of Medicine, June 1977)

Предисловие

На протяжении столетий люди, пережившие клиническую смерть, возвращались, чтобы рассказать о своем удивительном опыте, о множестве ощущений, которые они пережили: яркий свет, очаровательные пейзажи, души умерших близких и любимых людей, – все эти слова присутствовали в описаниях смерти. Родственники окружали умирающего, чтобы попрощаться и услышать его последние слова. Если же человек внезапно возвращался с того света, он мог вспомнить об ощущении полета, и затем – о «возвращении».

В настоящее время люди возвращаются от порога смерти значительно чаще, чем ранее. Теперь, благодаря последним достижениям в медицине, сердца могут быть перезапущены, дыхание восстановлено, кровяное давление также может быть приведено в норму. Тех пациентов, которые еще в недалеком прошлом наверняка бы умерли, в настоящее время возвращают с того света, позволяя им продолжить свое земное существование. При этом они запоминают множество переживаний, рассказывая затем их нам. «Если представить себе смерть как процесс, как некое протяженное во времени событие, – говорит доктор Джордж Е. Бёрч (George E. Burch), известный кардиолог, – то, конечно, пациенты, реанимированные спустя несколько минут после остановки сердца, получили духовный опыт, ощутив этот процесс настолько сильно, насколько это возможно… Внедрение действительно эффективных методов сердечной реанимации предоставило врачу уникальную возможность исследования духовного опыта, связанного со смертью и умиранием».

За последние пять лет своей кардиологической практики я провел обширное исследование, связанное с опытом людей, побывавших на краю смерти. Многие из них, пережив остановку сердца или иные угрожающие жизни кризы, вспомнили впоследствии ряд экстраординарных событий, которые имели место, пока они были без сознания или в состоянии клинической смерти. Некоторые из них рассматривали этот опыт как приоткрытие завесы тайны потустороннего мира, другой реальности существования.

В этой книге исследуются сущность и смысл околосмертного опыта. Я не ставил себе цель повторить уже сказанное по этому поводу, или же придумать несколько новых анекдотов; моей миссией было представление свежего взгляда на содержание этого опыта, на людей, переживших его, и на условия, в которых это произошло. В рамках этого исследования я изучил множество объяснений околосмертного опыта, которые нашел в научных и популярных журналах. Воспоминания о смерти, приведенные на этих страницах, должны, в свою очередь, обрести новый смысл.

То, что я услышал во время этого исследования, находясь в клинике или у постели больных, заставило меня переосмыслить некоторые мои базовые представления о сущности (природе) человека, о смерти как процессе, и о медицинской практике. Я представляю вам свои выводы в надежде на то, что вы разделите со мной те трепет и очарование, которые я испытал, вникая в эти вопросы – вопросы, затрагивающие все суть и смысл жизни.

( M . B . S ., Decatur , Georgia , March 1981)

-=1=-

Истоки

В июле 1970-го года я начал интернатуру в Университете Флориды. В первую же ночь я дежурил в отделении общей терапии и вдобавок подменял другого интерна, отозванного в отделение скорой помощи. В начале смены, ранним вечером я занимался обычными для смены делами: выбрал три медицинские карты и провел осмотр пациентов, затем обновил капельницы и провел ЭКГ пациенту с болями в груди. Около полуночи я прилег почитать последний выпуск медицинского журнала, однако мгновенно уснул. В 3 часа 15 минут утра меня разбудило сообщение внутренней связи: «Код 99, отделение скорой помощи, второй этаж… Код 99, отделение скорой помощи, второй этаж».

Так начался ритуал, который я повторил впоследствии бесчисленное множество раз. Как вы, вероятно, догадались, «Код 99» означает пациента в критическом состоянии. Знакомый всем докторам и медсестрам призыв о помощи, он призывает врачей к постели больного, состояние которого резко ухудшилось и жизнь находится в опасности. Короче – он означает, что пациент при смерти.

И тогда, и первые годы работы я был настолько загружен обычными для интернатуры делами, что даже и не задумывался, на что же похожа смерть и что она из себя представляет. Меня учили сохранять людям жизнь; созерцать тех, кто этого не делал, было не по мне. Полагаю, если бы кто-то спросил меня тогда, что я думаю о смерти, я бы ответил, что в момент смерти мы умираем, и все заканчивается. Хотя я и вырос в религиозной семье, я всегда разделял религиозные и научные представления о жизни и смерти. В то время я считал, что христианская вера в жизнь после смерти есть ни что иное как способ направления поведения людей в определенном ключе, да вдобавок облегчение боязни умереть, снижение страха и беспокойства.

Кем я никогда не был, так это антинаучным. Годы медицинской подготовки привели меня к убеждению, что если придерживаться научного подхода – следовать научным методикам в лабораторных исследованиях, – то многие, если не все, вопросы о мироздании, не имеющие сейчас ответа, будут решены в той или иной степени. Иными словами, не существовало необъяснимых феноменов – существовали просто «научные факты», ждущие исследования. Создай верный научный подход, и найдешь ответ, – вот как я считал тогда.

Любой студент, что нацелит свое внимание в область научного знания, знает, что научный метод исследования представляет собой систематичный сбор результатов объективных наблюдений, известных как «данные». Только та информация, что была получена и обработана самым тщательным и беспристрастным образом, может быть в дальнейшем использована для умножения научного знания. Что касается медицины, то всем современным достижениям в области диагностики и лечения мы обязаны именно таким данным – систематизированным, скрупулезно собранным и обработанным максимально объективным образом. Более того, только те врачи, что могут наиболее успешно усвоить и применить научные знания, касающиеся характера течения заболевания, имеют самые высокие шансы вылечить пациента, если он заразится этой болезнью.

С самого начала обучения в университете я четко усвоил для себя базовую логику научного подхода в том, что касается диагностики и лечения заболеваний. Больше всего, конечно, меня увлекали грани медицины, имеющие непосредственное отношение к сбору, систематизации и дальнейшему использованию всевозможных регистрируемых медицинских параметров. Таким образом, к концу своего обучения я внимание мое было полностью обращено в очень узкую область кардиологии. В область, в значительной своей мере опирающуюся на запись и последующую интерпретацию различных медицинских параметров – интерпретацию, необходимую для эффективного лечения различного рода болезней и, в целом, нарушений сердечной деятельности. Это направление казалось мне невероятно привлекательным, ведь, имея современное оборудование, заболевания сердца представляются некой мозаикой: давления в четырех камерах сердца, математические зависимости, позволяющие связать их между собой и определить отклонения в сердечной деятельности, а также рентгеновские технологии, дающие представление о анатомических особенностях болезней сердца. Более того, я начал признавать, что единственно верная информация о любых явлениях природы начинается с сбора соответствующих данных, интерпретируя которые, можно в дальнейшем сделать правильные выводы.

В 1976 году закончился мой первый год работы в области кардиологии в Флоридском университете, что в Гейнсвилле. Я был глубоко влюблен в изучение нюансов клинической кардиологии и предпочитал определенные исследования в данном поле. В то же время, я со своей женой присоединился к местной методистской церкви. Одним весенним воскресеньем, Сара Kreutziger, психиатр-соцработник из Университета, представила в нашей воскресной школе для взрослых книгу, попавшуюся ей на глаза. Книгу «Жизнь после жизни» Раймонда Муди, наполненную несколькими странными свидетельствами людей, бывшими при смерти. Огромный интерес вызван был среди участников школы. Лично я, однако, воспринял ее без особого энтузиазма. Мое принципиальное научное сознание просто не могло серьезно относиться к таким размытым описаниям духов из загробной жизни и сему подобному. Будучи единственным представленным в то утро врачом, я был спрошен о своем мнении в конце урока. Самое умное, что я нашел ответить в тот момент, было: «Я не верю в это».

Через неделю Сара позвонила мне. Она была приглашена представлять книгу Муди общецерковной аудитории и просила меня участвовать в программе в качестве медицинского консультанта. Я напомнил ей, насколько скептически я относился к находкам Муди, но она настаивала на том, что мое участие в программе, по большей части, — это отвечать экспромтом на медицинские вопросы, связанные с темой подобного рода. Несколько неохотно, я согласился.

Читать еще:  Когда можно поминать усопших после смерти

Воспоминания о смерти

Рассказывает польский журналист А. Донимирский, автор книги «Один ли раз мы живем?»:

«Инженер Стефан Янкович в 1964 году попал в тяжелую автомобильную катастрофу. Он был выброшен из машины и найден на дороге без сознания. Будучи возвращенным к жизни, инженер описал свои «видения» начиная с момента потери сознания. Янкович говорит о трех фазах этого «сна».

Первая фаза началась сразу после потери сознания, в образе пребывания вне тела. Янкович был убежден, что умер, однако не ощущал никакого страха, а скорее интерес, что же сейчас произойдет? Чувствовал, что как бы плывет, а также слышит разные голоса, видит фигуры и т. д. Янкович рассказывает:

— Казалось, что кто-то меня несет, кто-то заботится обо мне и управляет мной, проводя все выше, в иной мир, поскольку я был там абсолютным новичком.

По мере вознесения вверх инженера наполнял покой, возвращалось чувство равновесия, утраченное в момент автокатастрофы.

Вторая фаза. Теперь он парил над местом автомобильной аварии.

— Я видел свое тяжко израненное, безжизненно лежавшее тело. Видел машину и людей, собравшихся вокруг нее. Я мог хорошо слышать, о чем они переговаривались между собой. Врач сделал мне какой-то укол. Я слышал, как он говорил, что у меня сломаны ребра и поэтому нельзя сделать массаж сердца. Обратил внимание и на то, что он разговаривал со смешным итальянским акцентом. Наконец врач сказал: «Ничего нельзя поделать. Он уже мертв».

Третья фаза. Янкович вспоминает ее как своего рода фантастический спектакль, состоявший из ряда образов и сцен из прожитой им жизни. Каждая сцена или каждый фрагмент жизни воспроизводились с мельчайшими подробностями.

— Однако у «режиссера», — говорит Янкович, — имелся свой особенный способ «инсценировки», поскольку сначала я видел последнюю сцену, то есть момент моей смерти. А уже потом наблюдал другие сцены — одну за другой, вплоть до дня моего рождения. Очередность демонстрации сцен, следовательно, была противоположной истории моей жизни. В этом «спектакле» был я не только главным актером, но одновременно и зрителем. Это очень трудно объяснить. Я как бы «плавал» в некоем пространстве, где раздвоился и видел себя со стороны, слышал все, что говорил…

Укол прямо в сердце, сделанный врачом, вернул инженера Янковича к жизни».

«Веками люди, находившиеся на волосок от смерти — бывшие в состоянии глубокого беспамятства, возвращались потом к жизни и рассказывали, что пережили. По их словам, они видели свое безжизненное тело, потом видели некий ослепительный свет, вслед за этим — прекрасный пейзаж, на фоне которого появлялись духи умерших дорогих им людей» — так начинается книга М. Сэмбона «Воспоминания о смерти. Медицинские исследования» (Нью-Йорк, 1986).

Как видно по названию, эта книга — не эссе и тем более не роман. Это рассуждения хирурга из штата Джорджия, записавшего рассказы людей, которые побывали на пороге смерти.

Сорокатрехлетний служащий говорит:

— Я проник в светящийся круг. Навстречу мне вышли дедушка с бабушкой, отец и дядя, недавно покончивший жизнь самоубийством. Все они были одеты в белые халаты и улыбались. Никогда прежде я не видел их такими здоровыми и счастливыми. Я потянулся обнять их, но они дружно отстранились от меня. Отошли в сторону, молчаливыми кивками прощаясь со мной. Бабушка обернулась, уходя, и сказала: «Вскоре мы встретимся вновь».

А вот еще один рассказ из книги «Воспоминания о смерти» — сообщение менеджера из штата Флорида, который в 1970 году попал в автокатастрофу. Его привезли в операционную, и там он потерял сознание.

— Я оказался в темном черном тоннеле, — вспоминает менеджер, — но в глубине тоннеля был виден свет, как будто кто-то держал там в руке зажженную лампу. Я двинулся по направлению к свету. И тут вдруг обнаружил, что несусь вперед по воздуху со страшной скоростью. Свет становился все ярче. Все вокруг было уже не черного, а голубого цвета прекрасного оттенка, которого я никогда ранее не видел… Потом я почувствовал, как кто-то погладил меня по голове, и услышал приказывающий голос: «Возвращайся. Твое дело на Земле еще не закончено…» Голос был столь громким, что напоминал гром.

Встречи с умершими избавили от страха смерти: личный опыт

  • 48 поделились
  • Facebook
  • ВКонтакте
  • Odnoklassniki
  • WhatsApp
  • Mail.ru
  • Viber
  • Telegram
  • Facebook Messenger

Воспоминания о смерти в прошлом воплощении помогают разобраться с целым ворохом страхов, причина которых может оказаться банальной и совсем не ужасной.

Просто язык души не понятен рациональному уму, а тело, которому не дано сопровождать нас в будущие жизни, навязывает свой ужас перед исчезновением подлинному бессмертному «я». Тому «я», которому нечего бояться.

Могила или полет в будущее?

Недавно, во время занятий в Институте Реинкарнационики, я нашла ответ на вопрос, который не давал мне покоя с самого детства.

Загадка разрешилась так просто и внезапно, что я даже не сразу осознала: туманный мистический страх исчез, уступив место ясному пониманию происходящего.

Похожее чувство возникает, когда вдруг распахивается дверь, в которую вы долго звонили и стучали, уже не надеясь, что за ней кто-то есть.

Но замок вдруг щелкает и припозднившийся хозяин смущенно объясняет, что ждал вас, но случайно уснул.

Таким сонным хозяином оказалось мой ум, который в течение нескольких десятков лет умудрялся не слышать посылаемых ему душой сигналов.

Вернее, он улавливал эти волны, но истолковывал их по-своему, превращая чудесную мелодию в дисгармоничный набор звуков.

Так чего же я так боялась? Того же, что и большинство людей. Смерти.

Но если упомянутое большинство все же умеет с этим страхом справляться, то у меня он часто принимал гипертрофированную форму с периодической потерей контроля.

И все же, когда я анализирую все, с чем сталкивалась, начиная с самых ранних лет, то не могу не заметить одну особенность.

Во мне всегда боролись две тенденции: ужас перед похоронным обрядом и казавшееся мне странным ощущение полета, от которого начинала кружиться голова.

Встреча с умершим дедушкой

Мне было около шести лет, когда умер дедушка. До этого про смерть я знала только из сказок или случайных разговоров.

Умер он в больнице, на все три дня, отведенные под прощание и похороны, меня отправили к родственникам.

Я ничего не знала про гроб, венки, траурные ленты. Церковные обряды в нашей семье тогда были не приняты. Смерть предстала мне в образе бесконечного отсутствия того, кто прежде был рядом, и я поняла, что это может случиться с каждым.

Но было кое-что еще, что противоречило этому представлению. Однажды мне приснился странный сон, который я прекрасно помню до сих пор.

Это было первое в моей жизни столкновение с неведомым – по крайней мере из тех, что я запомнила.

Мне приснилось, что бабушке надо на какое-то время уйти по делам, и я, как и наяву, боюсь остаться одна в квартире. «Не бойся, — говорит мне бабушка. – Сейчас придет дедушка и посидит с тобой».

Меня это смутило. Ведь я знала, что дедушка умер. Но спросить я ничего не успела: за бабушкой закрылась дверь.

И вот тут я впервые испытала чувство, о котором потом слышала и от других людей, побывавших в подобных ситуациях.

Волнение, душевное напряжение, желание бежать прочь. В этот момент появился дедушка, который заговорил со мной так же, как и всегда.

На нем был синий спортивный костюм, который он обычно носил дома. Его внешность, манеры, тембр голоса остались прежними. Страх сразу же исчез, и мы прекрасно провели время, болтая и играя.

Жаль, но дедушка больше не приходил. Зато он оказался первым в череде ушедших людей, посетивших меня во сне.

Гости из Мира душ

В детстве я любила болтать со старушками-соседками, сидевшими во дворе на лавочке. Мне нравилось слушать истории про их собственное детство. Иногда я узнавала от бабушки, что та или иная пожилая соседка умерла.

В такие минуты у меня возникало головокружение, чувство невесомости и легкая тошнота. Иногда они появлялись за какое-то время до того, как мне сообщали печальную новость.

В итоге я стала бояться этих симптомов и каждый раз опасалась, что они предвещают уход кого-то из близких.

Но параллельно разворачивалась другая история. Старушки-соседки приходили в мои сны и разговаривали со мной.

Причем, я прекрасно знала, что они умерли, и сами старушки это подтверждали. Их смерть не мешала нам общаться с учетом этого знания.

Смерть как рождение

Новые грани открылись, когда умерла бабушка. Мне было шестнадцать лет, и меня не отсылали из дома на время похорон.

Лежа ночью в кровати и слушая, как родственники открывают и закрывают дверь бабушкиной комнаты, я переживала чувства, которые меня сильно удивили.

Звук этой двери не давал мне покоя, а на ум приходили странные ассоциации с днем рождения или Новым годом. Я ощущала не конец, а начало чего-то нового. И все время не оставляло ощущение полета, беззаботного порхания в лучах солнечного света.

К этому времени я уже не сомневалась, что человеческая душа бессмертна, но это знание во многом оставалось теоретическим.

Пережитый опыт немного приблизил меня к практической стороне дела.

Страх, правда, не ушел. Иногда он отступал, но потом возвращался с новой силой. Мне понадобился очень травматичный опыт, чтобы еще на один шаг приблизиться к пониманию Вечности.

Разговор с Богом изменил жизнь за долю секунды

Я была уже совсем взрослым человеком, когда выяснилось, что у моей мамы рак в запущенной форме и шансов на выживание нет.

Несколько месяцев я ухаживала за ней сначала в больнице, а потом дома. Но самым трудным было понимать, что мои усилия ничего не изменят.

К тому дню, когда диагноз был окончательно поставлен, я уже была на грани истерики. Меня просто преследовала череда ужасных предзнаменований.

Сначала рухнуло и разбилось зеркало. Потом в дом дважды залетали птицы, хотя прежде так никогда не случалось.

Когда мы с мамой хотели зайти в церковь, выяснилось, что там готовятся к похоронам. В день, когда она вернулась из больницы, хоронили соседку.

Даже в кафе мы случайно оказались за столиком, над которым висело изображение скелета.

Конечно, я пыталась молиться и просить. Тут нужно сказать, что прежде в критические моменты мне удавалось услышать ответ, но сейчас была лишь тишина. Я понимала, что это означает: сделать ничего нельзя.

Читать еще:  Можно ли поминать в понедельник 40 дней

Наконец, я осознала, что дальше так продолжаться не может. Я или сойду с ума, или сделаю что-то, чтобы изменить ситуацию. Внутри, а не снаружи.

Совершенно спонтанно я произнесла, обращаясь к Богу: «Да будет воля Твоя. Ты лучше знаешь, как надо».

Все изменилось за долю секунды. Мне самой трудно это понять, но я не успела до конца договорить эту фразу, как почувствовала, что меня взяли за руку. И мягкий голос сказал: «Теперь все будет хорошо».

Мы с мамой готовились к ее переходу в Мир душ

Мне, разумеется, было грустно, когда мама меня покинула. Но не было ни пустоты, ни отчаяния. Моя душа, которая явно выступила на первый план, занималась другим.

Недели за две до маминой смерти мне начали сниться сны, как мы выбираем, где бы ей поселиться, рисуем чертежи дома. В этом нам помогали другие души, знакомые и незнакомые.

Я так увлеклась этой групповой работой, что потом мне стало по-настоящему не хватать этих встреч.

Моя душа всегда помнила, чем занималась раньше

Я начала этот текст с того, что в Институте Реинкарнационики сумела найти ответ на очень важный для меня вопрос. Пожалуй, даже на два.

Во-первых, во время одного из погружений я выяснила, что во время своего пребывания в Мире душ занималась тем, что встречала вновь пришедших.

Подробнее я расскажу об этом в следующей статье, а сейчас отмечу, что смутная память о таком опыте, видимо, всегда присутствовала в нынешнем воплощении.

Отсюда явное противоречие: страх смерти и ощущение полета и света во время каждого мимолетного столкновения с Миром душ. Моя собственная душа стремилась делать то, что привыкла делать в таких случаях, но не знала как.

Во-вторых, нашлось объяснение и тем казавшимся мне неприятными ощущениям головокружения, невесомости и тошноты. Они являются следствием моего собственного опыта умирания.

Развоплощение как прыжок через голову

Наблюдая в медитации за собственным развоплощением, я столкнулась именно с этими ощущениями. В той жизни я была благообразной английской старушкой и умерла совершенно безболезненно, сидя в кресле и вышивая.

Смерть была легкая и быстрая. Просто остановилось сердце. Но моя душа выходила через голову и выходила быстро.

Поэтому всю свою энергию она сфокусировала именно вокруг головы, вызывая это чувство подъема в скоростном лифте, когда закладывает уши и слегка тошнит.


Потом, если в нынешнем воплощении я слышала о смерти какой-нибудь старушки (особенно от сердечного приступа), на поверхность поднимались эти ассоциации.

Это всего лишь воспоминания души о той жизни, когда я сама была пожилой дамой и покинула физический мир именно таким образом.

Когда я осознала это, то испытала огромное облегчение. Эти ощущения не имели никакого отношения к плохим приметам. Оказывается, меня пугал собственный опыт. Причем, такой, где бояться было абсолютно нечего.

Страх смерти: просто включите свет

Я, кстати, думаю, что и разбившееся зеркало, и все остальное могло быть разговором моей души со мной же. Она просто передавала информацию доступным и понятным способом.

Не буду утверждать, что несколько медитаций полностью прогнали страх смерти. Это не так. Но он сильно ослаб и уже не сжимает мне горло ледяными пальцами, как это бывало прежде.

То же самое происходит, когда включаешь свет в темной комнате и видишь, что там нет чудовищ. Лишь наши собственные вещи находятся вокруг.

P.S. А случалось ли вам предчувствовать уход близких и общаться с ушедшими?

Журналист. Сфера интересов: литература, история, эзотерика. Пишу стихи и прозу.

Что с нами будет после смерти?

Наука ответит существует ли жизнь после смерти, начало это или конец.

Как ни старались, как не навязывали нам в годы советской власти атеистический способ мировосприятия, так и не смогли «заглушить» духовность. И хотя сейчас программа, почти во всех без исключения учебных заведениях, продолжает воспитывать в своих учениках ( студентах) дух атеизма, духовность всё равно найдёт выход. Она «толкает» нас на познание мира, самопознание. Так или иначе, к определённому моменту жизни люди, разум которых пока в большей части принадлежит им, задумываются о смысле жизни и собственном предназначении.

В частности любые учения учат, что у каждого есть своё предназначения и, найдя его наша жизнь превратится в праздник. Отсюда и извечный вопрос: «Как найти цель в жизни?». Чтобы ответить на этот вопрос есть замечательный приём: представьте, что жить Вам осталось несколько дней.

Чтобы Вы хотели успеть сделать за это время? Если хорошо представить и вжиться в образ, то цель в жизни определится сразу. Почему же близость смерти так меняет наше мировоззрение, так сказать, «подстёгивает» духовность. Возможно, потому что мы не знаем ответ, а существует ли жизнь после смерти…

Всё в окружающем нас мире циклично. День – ночь, лето – зима, жизнь – смерть… Но современный человек почему-то совсем не задумывается о смерти. Предпочитает избегать этой темы. Поэтому ничего удивительного в том, что встречаясь с ней, мы испытываем дикий ужас. Конечно, всему виной темп современной жизни, когда в день нужно успеть тысячу дел и некогда забивать голову всякой белибердой. Но когда придёт время, эта «старушка» придёт за нами и тогда о чём-либо думать оказывается поздно.

Как это ни странно, но и медицина тоже всячески избегает заниматься изучением этого явления. А изучать здесь есть чего. Дело в том, что нам необходимо знать наверняка, что нас ждёт после смерти, для того чтобы правильно использовать отведённое в этом мире время. Но к счастью, как и в любой отрасли знаний и здесь есть свои энтузиасты, которые создали целую отрасль, именуемую наукой о смерти. Сейчас с достижениями этой науки официальная медицина вынуждена считаться. Но обо всём по-порядку… Итак,

Наука о смерти
Чем занимается эта наука, чего изучает. Именно в её задачи и входит поиск ответа на вопрос, что ждёт всех нас после смерти. Теперь пару слов о том, как это делается. Конечно, тут всё намного сложнее и невозможно послать зонд на «тот свет» или радиоуправляемого робота. Наука о смерти занимается систематизацией и изучением свидетельств очевидцев, успевших побывать на «том свете», в основном переживших клиническую смерть.

Майкл Сабом, Реймонд Муди и Элизабет Кюблер-Росс. Это люди, которые стоят у истоков этой науки. Их труды: Р.Муди – «Жизнь после жизни», М.Сабом – «Воспоминания о смерти», Э. Кюблер-Росс – сборник статей её сотрудников – «Смерть – последняя стадия роста». Эти люди собрали огромное количество свидетельств очевидцев и в ходе своих исследований получили схожие результаты. И хотя всё ещё до конца неизвестно, а именно, что же будет за временным отрезком, превышающим среднее время клинической смерти. Но то, что будет в первые мгновения теперь уже ясно наверняка. Самое главное ими получен ответ на вопрос:

Существует ли жизнь после смерти?
Существует. После смерти тела какая-то часть нас продолжает жить. Именно это и всегда утверждало христианство: душа человека бессмертна. Тело тленно, душа нетленна и продолжает жить вечно. В какой форме существует это жизнь. Душа, по многочисленным свидетельствам очевидцев, ощущается как облако, может по желанию мгновенно перемещаться в любую точку пространства, проходить сквозь любые предметы, людей. Всё видит, слышит, чувствует.

Путешествие по тёмному тоннелю к «Свету»? – да, это имеет место. Свет воспринимается верующими очевидцами как Иисус Христос, Богоматерь, ангел, атеисты ощущают присутствие чего-то великого, психологи видят «коллективный разум/ сознание». Суд совести? – да. За считанные секунды перед глазами пролетает вся жизнь. Каждый поступок оценивается по совести. Причём «Свет» не осуждает, а скорее поучает и указывает, где были допущены ошибки. Встреча с давно умершими родственниками и друзьями? – да. Все они находятся в том возрасте, когда любовь между ними и умершим человеком была наиболее сильна.

Душа ощущает тепло и любовь. Ей настолько хорошо, что возвращаться в наш мир не хочется. Большинство возвратов в тело происходит по инициативе Высшей Сущности, так как человеку объявляется, что ещё не время и есть незаконченные дела в этом мире. Всё это происходит в первые моменты после смерти.

Но есть процент свидетельств, которые не так прекрасны. Грешники видят Ад, огонь, чертей и бесов… Возврат после таких картин воспринимается как дарованный свыше второй шанс. Как видите существование жизни после смерти уже научно доказанный факт.

Смерть это начало или конец?
Смерть это ни начало, ни конец… Смерть есть продолжение жизни, но в другом мире и в другом теле. Большинство людей переживших клиническую смерть не сразу и осознавали, что умерли. Зачастую понимание этого факта приходит только тогда, когда перед глазами собственное безжизненное тело. Или когда замечается парение в воздухе. По ощущениям почти тоже самое, что и обычно, плюс некая лёгкость в теле. Теперь, что касается памяти после смерти.
Как Вы уже поняли, она на все сто процентов сохраняется.

Смерть тела на способности мыслить и рассуждать логически, делать выводы и наблюдать, никак не отражается. Душа человека, покинув тело, может даже возмущаться неряшливости докторов в операционной, с интересом наблюдать за собственными органами (если имеет место вскрытие тела на операционном столе). Одним словом – полная ясность сознания.

Весь накопленный нами жизненный опыт и знания целиком переходят с нами в иной мир. Очевидно, знания эти очень важны в последующей жизни после смерти. Раз после смерти сохраняется память, наши знания и опыт, то выходит, жизнь в нашем мире дана не для погони за всевозможными удовольствиями. А для того, чтобы чему-то научится, познать мир, принести пользу остальным людям. Выходит истинный смысл жизни именно в этом.

Вся беда в том, что приходят к осознанию этого факта лишь те, кому посчастливилось вернуться с «того света» или узнать о свей скорой кончине заблаговременно… В этом случае люди становятся более духовными, проникаются любовью к окружающему миру. Зачастую последние мгновения таких людей самые лучшие в жизни – они познали, каковой должна быть настоящая жизнь, жаль слишком поздно…

Итак, жизнь после смерти есть – это ясно точно, но пока исследователям удалось узнать лишь о первых мгновениях загробной жизни, что будет впоследствии, пока остаётся только гадать. Что ждёт нас: вечная жизнь в счастье и радости, вечные муки и скрежет зубовный, либо неизвестная «обработка» и новое воплощение в нашем мире, чтобы снова и снова учиться, любить и познавать мир?

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector