Можно ли поминать в церкви некрещеных людей

Можно ли поминать в церкви некрещеных людей

К сожалению, очень часто в церковь приходят люди и со слезами на глазах спрашивают, можно ли помянуть умерших некрещеных родственни­ков. Церковь за некрещеных не молится, т. к. эти люди еще при жизни лишили себя возможности получить православное христианское поминовение, не вошли в спасительную ограду Церкви. По Уставу Церкви также нельзя совершать православные обряды погребения и церковного поминовения людей крещенных, но отрекшихся от веры и отошедших от веры (еретиков) — эти люди отлучили себя от Церкви сами. Странно было бы совершать молитвы наравне с верными и за людей не православной веры, не признавших Православную Церковь за Церковь истинную, и, тем самым, выступавших против нее.

Самоубийцы же — люди, отказавшиеся нести своей жизненный крест, восставшие против Божиего промысла, против Божией воли, против Его Церкви.

По учению святого апостола Павла, Церковь есть живое Тело Христово, а Он — Глава, все же верующие — члены, так сказать, — живые клеточки этого великого организма, одушевляемого Духом Божиим. Некрещеные люди, равно как и еретики, есть мертвые члены, отсеченные от целого тела Церкви, потому и бесполезно заботиться о мертвом члене, бесполезно и молиться о нем. Об отрезанном и загнившем пальце можно лишь сожалеть, но вылечить его уже невозможно. Некрещеные и отступники, души которых отошли в мир иной в неприятии Бога, уподобляются гнилому зерну, брошенному в пашню вместе с зернами здоровыми. И как такому зерну, в отличие от зерен неповрежденных гнилью, не помогает ни обильное орошение, ни воздействие животворного солнца, так и душам, погасившим в себе Дух Христов, трудно получить помощь от молитвы близких.

Часто приходится слышать упреки, что Церковь, мол, жестоко поступает по отношению к умершим некрещеным, а среди них встречаются очень хорошие и добрые люди. Так что же мешало хорошим людям стать членами Церкви? Наверное, у каждого были причины. Один боялся потерять положение, другой — должность, кто-то стеснялся или ему было некогда, но в основе всего лежит их неверие в Бога. И это неверие, отрицание Бога душа унесла с собой в загробную жизнь, где она уже новые качества не приобретает. И поэтому молитва за неверующего даже опасна для души молящегося. (Обратите внимание. Прим. Анны)

Еще опаснее молиться за самоубийц, т. к. воспринимая память о душе усопшего, молящийся вместе с тем делается как бы общником и его душевного состояния, входит в область его душевных томлений, соприкасается с его грехами, неочищенными покаянием. Существует расхожее мнение, что есть специальный день, когда Церковь совершает молитвы за самоубийц. Это неверно. Такого дня нет.

Если усопший был православным христианином и когда-то в земной жизни обращался к Богу с молитвенной просьбой о милосердии и прощении, то молящийся о нем теми же молитвами преклоняет к нему Божие милосердие и прощение. А если душа перешла в иной мир в настроении, враждебном к Церкви? Как можно, молясь за некрещеного или крещенного, но отошедшего от веры, допустить себя до некоторого прикосновения к тому богоборческому настроению, которым душа их была заражена? Как воспринять в свою душу все те насмешки, хулы, безумные речи и помыслы, коими были полны их души? Не значит ли это — подвергать свою душу опасности заражения такими настроениями? Обо всем этом должны подумать те, кто упрекает Церковь в немилосердии.

Если человек по слабости плоти и имел грехи, но провел свою жизнь в истинном покаянии, в стремлении изжить их из себя, то стремление это и покаяние, становясь состоянием его души, переносится в мир иной при смерти человека и становится благодатной почвой для восприятия молитв живущих. Неверие же, жестокосердие, нераскаяние, насмешливое или враждебное отношение к Церкви — есть не что иное, как хула на Духа Святого. В Евангелии же сказано, что все может проститься человеку, но хула на Духа Святого не прощается. Загробная участь душ, просветившихся истинной верой, но отошедших от нее или ее не принявших, приоткрывается из жития преподобного Макария Египетского. Проходя по пустыне, преподобный нашел человеческий череп, который оказался черепом языческого жреца и заговорил с ним. Рассказывая про адские мучения, череп поведал: «Нам, не ведавшим Бога, оказывается хотя некоторое милосердие; но те, которые познали Бога и отреклись от Него, и не исполняли воли Его, находятся ниже нас».

Домашняя молитва за самоубийц, некрещеных и неправославных

Молитва за умерших имеет двоякую цель: испросить у Бога милости усопшему и принести утешение живым. Церковь не возбраняет личной, домашней молитвы за близких, умерших некрещеными, но только домашней и, учитывая вышесказанное, с мерами духовной предосторожности. Естественно, молящемуся нужно самому быть крещеным православным христианином и на молитву за некрещеного родственника взять благословение у священника.

В основу молитвы за некрещеных положен случай, происшедший в Оптиной пустыни. Однажды к Оптинскому старцу Леониду (в схиме Льву, скончавшемуся в 1841 году), обратился ученик в неутешном горе о погибшем отце-самоубийце, с вопросом, можно ли молиться за него и как. На что старец ответил: «Вручай как себя, так и участь родителя воле Господней, премудрой и всемогущей. Молись Преблагому Создателю, исполняя тем долг любви и обязанности сыновней, по духу добродетельных и мудрых так:

«Взыщи, Господи, погибшую душу отца моего: аще возможно есть помилуй! Неисследимы судьбы Твои. Не постави мне во грех сей молитвы моей. Но да будет Святая воля Твоя».

Этой молитвой можно дома молиться о родственниках, самовольно лишивших себя жизни, но учитывая определенную духовную опасность, описанную ранее, для совершения домашней молитвы нужно обязательно взять благословение у священника. Из святоотеческого наследия известны случаи, когда по усиленной молитве близких облегчалась участь душ самоубийц, но чтобы добиться этого, нужно совершить молитвенный подвиг.

По примеру этой молитвы можно молиться и за некрещеных (отошедших в жизнь вечную непросвященными верою Православной), а также крещенных, но отступивших от веры (отошедших в жизнь вечную в отступлении от Святой Православной Церкви).

В этом наставлении для каждого христианина, находящегося в подобном положении, есть много утешительного, успокаивающего душу в предании себя и покойного воле Божией, всегда благой и премудрой. А то, что некрещеные могут получать некоторое облегчение по молитвам, известно из разговора преподобного Макария Египетского с черепом языческого жреца. Преподобный очень много молился об усопших и поэтому желал знать действие своих молитв. «Когда ты молишься за мертвых, отвечал череп, — то мы чувствуем некое утешение». Этот случай вселяет в нас надежду, что наши молитвы о несчастных, умерших некрещеными, принесут и им некое утешение. Не стоит забывать и о таком действенном средстве для облегчения участи умерших, как милостыня, которая в данных случаях приобретает особенное значение.

Великий грех не принять Спасителя и отвергнуть веру Православную, но милостивый Господь позволил одному из Своих святых ходатайствовать перед Ним за души усопших неправославных. Святой этот — мученик Уар, принявший смерть за Христа в 307 году. Однажды в видении блаженной Клеопатре святой сообщил ей, что за ее благодеяния он умолил Бога отпустить грехи всем ее умершим родственникам-язычникам. С тех пор православные христиане обращаются с молитвой к мученику Уару о ходатайстве перед Господом за их родных и близких, умерших не крещенными в веру Православную.

Молитва святому мученику Уару:

О, святый мученице Уа’ре досточудный, ре’вностью по Владыце Христу разжига’ем, Небе’снаго Царя’ пред мучителем испове’дал еси, и о Нем усе’рдно пострада’л еси, и ныне Церковь почита’ет тя, я’ко прославля’емаго от Владыки Христа’ сла’вою Небесною, Иже дарова’ тебе’ благода’ть великаго к Нему дерзнове’ния, и ныне предстоиши Ему со Ангелы, и в Вышних ликуеши, и зриши ясно Святую Троицу, и све’том Безнача’льнаго Сия’ния наслажда’ешися, воспомяни и на’ших сродников томление, уме’рших в нече’стии, приими наше проше’ние, и якоже Клеопа’трин род неверный молитвами Твоими от ве’чных мук свободил еси, та’ко воспомяни елицы противобо’жне погребе’нныя, уме’ршия некреще’ными, потщися испросити о’ным от ве’чныя тьмы избавле’ние, да вси едиными усты и единем сердцем восхва’лим ПремилосерднагоТворца’ во ве’ки веков. Аминь.

Читать еще:  Как отмечают пасху

Можно ли поминать в церкви некрещеных людей

“Можно ли поминать некрещеных в церкви?”

Рассуждение первое. «Все крещеные, все православные?»

Запрет на поминовение «неверных» возник еще в ранней Церкви, но тогда обсуждаемый здесь вопрос просто не мог возникнуть. Не было тогда еще полумер, каждый христианин ясно осознавал, ЧТО такое крещение, ЧТО произошло с ними в купели, и потому граница «верных» и «внешних» была очень четкой.

А что сейчас? Многие прошли через купель в детстве, но так и не обрели веру, некоторые крестятся просто потому что «так надо», большинство (что греха таить) «православных» являются таковыми только по названию. Можно ли считать таких людей крещеными? Один из св. Отцов сказал как-то про тех, кто приступает к крещению без рассуждения и осознания этого шага: «люди окрестят, а Дух Святой не будет тебя крестить».

В связи со сказанным возникает вопрос: уместно ли в современном мире проводить границу Церкви в категориях крещен-некрещен? Ведь в этом случае крещеный в детстве воинствующий атеист оказывается в «привилегированном» положении перед некрещеным сочувствующим [1]?

Рассуждение второе. «Нас всех, от единаго Хлеба и Чаши причащающихся. »

Церковь – это Тело Христово (Кол. 1:24). И Евхаристия – это главное ее таинство. Таинство, в котором причащающиеся становятся единым целым, единым организмом, Единым Телом Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (1Кор. 10:17). Именно с этим связано появление запрета на поминовение «неверных». Как может священник во время Литургии произносить «Нас всех, от единаго Хлеба и Чаши причащающихся, соедини друг ко другу во единаго Духа причастие», имея в виду тех, кто отказывается быть частью Тела и Крови?

Но у наших свечных ящиков как-то не принято спрашивать о том, живет (жил) ли человек, имя которого написано в записке, церковной жизнью или нет, регулярно ли он приступает (приступал) к таинствам; достаточно только наличия факта крещения: крещен – можно поминать, нет – нельзя. Но ведь если следовать той логике, из которой возникло это правило, то вернее было бы отказывать в поминании всех, кто по жизни не является (не являлся) членом Тела Христова, а не заниматься формализмом.

Рассуждение третье. «Где двое или трое собраны во имя Мое. »

Литургия – это таинство, совершаемое от лица всей Церкви, но ведь существуют молитвенные чины, которые именуются частными требами и совершаются от лица группы людей. Вот пример.

Собрались ребята из N-го братства православной молодежи на еженедельный акафист, а священника нет. Ну, вот так уж вышло, что ни у одного священника не получилось прийти. Что же тогда сделают ребята? Уверен, что раскроют акафист и пропоют его сами. Да, молебен не будет совершен полностью, многие моления, совершаемые только священнослужителями, будут опущены, но разве дерзнет кто-то сказать, что молебен не состоялся?

Аналогично и с панихидой. Существует чин литии, которая, по сути, представляет собой молитвословия из панихиды, но которые могут совершать миряне без священника.

Вспомните, как проводили молебны в дореволюционное время. Нет, например, дождя — крестьяне собираются и просят батюшку совершить молебен, и сами (вот что важно) стоят и молятся. Священник в данном случае выполняет просто роль пастыря, ведущего свою паству по молитвенной стезе.

Так не является ли молебен (панихида) лишь исполнением завета Христа: «Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:19-20)? А в этом случае, разве есть грех в том, что люди захотят собраться и помолиться о спасении того, кто не был крещен, но кого собравшиеся любят и желают, чтобы Господь его помиловал?

Рассуждение четвертое. «Не заграждай рта у вола молотящего» (1Тим. 5:18)

А теперь хочу обратить внимание на одну интересную особенность нашей современной церковной жизни.

Если в стране происходит какое-нибудь бедствие (захват заложников, например), то совершаются молебны о спасении страждущих. Если все же есть погибшие – служатся панихиды. Причем совершаются эти службы повсеместно, во всей РПЦ и при этом не спрашивается у родных свидетельство о крещении.

Среди погибших в Беслане были не только православные, но разве это помешало тысячам, сотням тысяч людей со слезами на глазах поминать в храме «всех от рук супостат убиенных»? Какими предписаниями можно было угасить этот единый порыв сочувствующих сердец, соединившихся в общей молитве за детей, жизнь которых оборвалась на взлете? Кому приходило на ум спросить о конфессиональной принадлежности детишек, прежде чем излить боль кровоточащего сердца перед Господом? Воистину это тот случай, о котором Господь сказал: «сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют» (Лк. 19:40).

Так почему в обыденной жизни непрестанное «нельзя» торжествует над любовью к ближнему?! [2] Не скорбит ли сердце христианина от того, что его родственник так и умер без покаяния, неужели грешно не у Престола, нет (см. рассуждение второе), а просто всем вместе (см. рассуждение третье) собраться и помолиться о том, кто предстал пред Богом «не в брачной одежде» (Мф. 22:12)? Неужели Богу, который есть Любовь [3], противно такое проявление братской любви?

Так можно или нельзя поминать некрещеных в церкви? Однозначно на этот вопрос ответить очень сложно.

С одной стороны понимание сути евхаристических молитв не позволяет писать в записках даже крещеных, но невоцерковленных людей. С другой – любовь к тем людям, кто еще не принял свет Христов в свою душу, а тем более к тем, кто отошел в мир иной, так и не крестившись, вопиет о милости к ним. И если не их добродетели, то может быть любовь родных, вера служащих в милосердие Божие смогут им хоть как-то помочь.

Говорят, что в записке поминать нельзя, а от себя помолиться можно. Но если это касается не мирянина, а священнослужителя? Где граница между молитвой иерея Иоанна и раба божьего Иоанна? Можно ли провести такую границу?

Так что, разрешить поминать всех подряд? Разумеется, так поступать тоже нельзя. Это не только пойдет в разрез с самой традицией христианства, но и полностью размоет границы Церкви, растворит ее в миру.

Итак, наличие проблемы очевидно. Какое же решение? А решением может быть только возрождение института оглашенных и более серьезного отношения к таинству крещения. Если бы люди крестились не просто по традиции или “чтобы не болеть”, а по вере и стремлении к Истине, если бы для людей, входящих в купель, крещение было действительно умиранием для мира и рождением в новую жизнь (2Тим, 2:11), то сама собой ушла бы и та неясность в определении границ Церкви, о которой я говорил вначале…

Многие скажут, что это от нас не зависит, это дело священства — отнюдь. Сколько людей приступает к таинству, не осознавая происходящего, только потому, что их к этому склоняют родственники? Если уж мы печемся о своих близких, то не лучше ли, молясь за них келейно, для начала привести их к осознанию величия крещения, серьезности этого шага? И не надо думать: “сейчас окрестим, зато получим больше возможности молиться за человека (подавая записки)” — нет, не получим. В рассуждении втором уже объяснена ошибочность подобной логики, это чистейшей воды магизм, сведение молитвы, как акта общения с Небесным Отцом, до процесса осуществления определенного набора обрядовых действий (прочитали записку, помазали лоб и т.д.). Вспомним слова Спасителя “если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного” (Мф, 18:19) и не будем оставлять надежды — Господь обязательно услышит наши мольбы, близкий человек осознанно придет к купели и после будет только благодарен за то, что его не лишили радости этого великого таинства!

Читать еще:  Можно ли в пост есть яйца

В своих рассуждениях я исходил из того, что желание помолиться о некрещеном исходит из сердец любящих людей, когда они сами принимают в молитве непосредственное участие. Распространенную же среди «христиан» практику подать записку в церкви, чтобы ТАМ за кого-то помолились, я не учитывал. Подобное лицемерное отношение к молитве, основанное на мистификации церковных обрядов (важно совершить последовательность каких-то действий) даже молитвой трудно назвать. Скорее это смахивает на попытку низвести Церковь до бюро по оказанию духовных услуг.

Анатолий КОРОТКИЙ
http://o-namestnik.livejournal.com/3372.htm

[1] Я имею в виду тех сочувствующих, которые хорошо относятся к православию, осознают важность и ответственность крещения, но не готовы пока сделать этот шаг. Таким был, например, св.равноап. Константин Великий, император Римской империи, легализовавший христианство, но крестившийся лишь незадолго до смерти, через 25 лет после религиозного перелома, произошедшего в его душе [Об обращении Константина см. Протопресвитер Александр Шмеман. Исторический путь православия. – К.: «Пролог», 2003. – 416 с., стр. 107.].

[2] На сайте Владивостокских Епархиальных ведомостей на вопрос читательницы «Можно ли молиться за некрещеного человека?» неизвестным автором был дан ответ: «Нельзя молиться за некрещеного в церкви. Дома по благословению духовника еще допускается» [http://vladivostok.eparhia.ru/community/answer/? >

[3] Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. (1Ин. 4: 7-8)

Нелепо не поминать детей, которые родились в христианских семьях

Протоиерей Алексий Уминский

– Каждый священник хоть раз сталкивался с ситуацией, когда умирали некрещеные младенцы. Но как эта проблема обычно решалась?

Никакого церковного поминовения некрещеных быть не может. Их не отпевают, за них не молятся. Это зафиксировано как абсолютная практика Церкви. Так сложилось исторически, так происходило в течение последних десятилетий, да и в течение многих веков. Это настолько вошло в сознание христиан, в том числе родителей, не успевших крестить детей и потерявших их при каких-то тяжелых обстоятельствах, что у всех, даже у самих родителей, в большинстве случаев не возникало вопроса о церковном поминовении. Закусывали губу, смирялись с этой мыслью, молились дома, пусть боль и оставалась. Все это время проблема поминовения некрещеных детей была совершенно закрыта. Казалось, никакого выхода и решения здесь и быть не может.

Но года три-четыре назад на епархиальном собрании московского духовенства, которое проводил Святейший Патриарх Кирилл, был поднят вопрос о церковном поминовении некрещеных младенцев. Святейший тогда правильно и глубоко отреагировал на поставленную проблему. Он также поручил богослужебной комиссии продумать возможность церковного поминовения умерших детей, по каким-то причинам не принявших крещения.

Меня тогда глубоко тронула и взволновала сама постановка вопроса. Все мы прекрасно понимаем, насколько нелепо не поминать детей, которые не приняли крещения, будучи рожденными в христианских семьях. Тем более, что наша Церковь имеет исторические прецеденты в IV-V веках, когда люди принимали крещение во взрослом возрасте. Достаточно вспомнить, что великие святители Христовы: Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанна Златоуст крестились в тридцатилетнем возрасте и позже, хотя все они родились в христианских семьях.

В семье Василия Великого, например, все святые: и его мать преподобная Эмилия Кесарийская, и его братья, даже две сестры канонизированы Церковью. Отец Григория Богослова вообще был епископом, который при этом не крестил своего сына. Григорий Богослов принял крещение сам, разумно, в тридцать лет. Амвросий Медиоланский крестился буквально перед своим рукоположением в епископский сан, будучи сорокалетним мужчиной. Есть воспоминания о том, что он при этом воспитывался в христианской семье и церковной атмосфере.

Можно вспомнить и о его брате Сатире, тоже канонизированном Западной Церковью, который, будучи некрещеным, во время кораблекрушения, понимая, что погибает, привязал к себе Святые Дары как залог своего христианства. Тогда Сатир спасся, но для нас важен не факт спасения в кораблекрушении. А то, что он остается одним из примеров того, как большое число людей из христианских семей, прошедших оглашение, умирали, не успев из-за каких-то обстоятельств принять Крещение. Важно и другое. Очевидно, тогда ни у кого не было сомнений, что люди, родившиеся в христианских семьях, умерли как христиане.

Когда же появилось иное отношение к некрещеным?

Оно появилось много позже, благодаря довольно сильному влиянию богословия блаженного Августина и позднему схоластическому представлению о таинствах, в первую очередь о первородном грехе, сформулированному как раз святым Августином. В течение веков этот вопрос продолжал обсуждаться. И только в Средневековье затих. Как только стали крестить младенцев, вопрос вообще потерял свою актуальность.

Как вы оцениваете решение Синода?

Очевидно, это решение – новая страница в нашем понимании того, что есть христианская семья. Несмотря на то, что чинопоследование короткое, а составлявшие эту молитву действовали с большой и даже избыточной осторожностью. Этот документ сегодня один из важнейших.

Рассуждая о христианской семье, которую мы называем Малой Церковью, что на самом деле мы подразумеваем? Что это вообще значит? А значит это одно: в Малой Церкви совершается жизнь в присутствии Христа, и все члены Малой Церкви являются христианами: и мать, и отец. И если христиане зачинают ребенка, то он, утробный младенец, уже является христианином. Не по своему выбору, а потому как зачинается и рождается в Малой Церкви. Если хотите, это происходит мистически. Главное, он уже не чужой Церкви. Он не чужд Церкви, ведь отец и мать причащаются Святых Христовых Тайн, а младенец развивается во чреве матери, которая причащается. Он – плоть и кровь этой матери, а значит, плоть и кровь нашей Церкви. Он уже христианский младенец, он уже чадо Церкви.

Да, младенец не принял святого крещения. Да, обстоятельства могли сложиться трагически, например, у матери случился выкидыш. И что теперь ей делать? Относиться к своему младенцу как к биоматериалу? Но разве он был биоматериал? Неужели зачатый ею плод не был уже приобщенным к жизни вечной? Что, и души там не было?

Когда мы говорим, что не поминаем некрещеных младенцев, то что это на самом деле значит? Входит, они нам никто? Выходит, они нам не нужны? Выходит, мы готовы их отринуть как членов Церкви? Выходит, Церковь им не мать, а Бог им не Отец? Но если Церковь мать и для этих младенцев, так почему она за них не молится?!

И вот сейчас это проблема решена. Я убежден, за последнее время это одно из наиболее важных церковных решений. Церковь, как мать, позаботилась о своих чадах: о некрещеных младенцах, о родителях, которые нуждаются в церковном утешении, церковном поминовении и соборной молитве.

Со времен Блаженного Августина прошло довольно много веков. Почему именно теперь возник этот чин?

Заметьте, этот вопрос не возник ни в одной другой Церкви, которые развиваются традиционно, которые давно сформировались как абсолютно совершенная и культурологическая система. Но Русская Православная Церковь сегодня заново рождается. Мы – новая Церковь. Мы все христиане снова. Мы не наследники многовековой традиции, хотя бы потому, что не родились в христианских семьях и даже не унаследовали эту традицию. Для нас все мыслится по-новому, по-новому видится, мы по-новому живем внутри этой Церкви. Для нас благоухание Церкви – оно свежее.

Да, мы пытаемся копировать что-то из прошлого. Увы, все чаще копии получаются карикатурными. Да, мы пытаемся нацепить на себя традицию, как чужой костюм, но в нем нам тесно и страшно неудобно. Но когда мы начинаем жить, исходя из того, что мы есть христиане, когда осмысляем свое христианство по-настоящему глубоко, тогда только богословская проблема о поминовении некрещеных младенцев оживает. Мы на нее откликаемся.

И произошло это после века гонений, после того, что мы называем возрождением. Чин поминовения некрещеных младенцев и есть самый настоящий знак Возрождения. Это очень добрый знак. И я лично искренне благодарен Святейшему Патриарху и Синоду за это решение.

Читать еще:  Как пасха отмечается в россии

В истории нашей Церкви теперь есть прецедент церковной молитвы о некрещеных детях. Будем этому радоваться и утешать родителей тем, что их некрещеные дети не забыты Церковью. Церковь – она мать. Для нее нет чужих детей. И это главное.

LiveInternetLiveInternet

Приложения

  • Всегда под рукойаналогов нет ^_^ Позволяет вставить в профиль панель с произвольным Html-кодом. Можно разместить там банеры, счетчики и прочее
  • ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • Я — фотографПлагин для публикации фотографий в дневнике пользователя. Минимальные системные требования: Internet Explorer 6, Fire Fox 1.5, Opera 9.5, Safari 3.1.1 со включенным JavaScript. Возможно это будет рабо
  • Дешевые авиабилетыВыгодные цены, удобный поиск, без комиссии, 24 часа. Бронируй сейчас – плати потом!
  • Матрица идейМатрица идей -получите идею

Цитатник

Татьяна Устинова «Персональный ангел» .

УКРАШЕНИЯ С ЦВЕТАМИ СВОИМИ РУКАМИ.ПОДБОРКА ВИДЕО МК. .

Вязаный мотив из листьев (спицы) Далее

Детектив Л. Баркли «Смерть у порога» Что делать, если вашего сына задержали по подозрению в уби.

Рецепты засолки салаки дома Многих хозяек интересует, как засолить салаку в домашних усло.

Музыка

Всегда под рукой

Метки

Рубрики

  • Вера (612)
  • вязалки (3602)
  • крючек (1435)
  • спицы (1176)
  • едим (2202)
  • Здоровье (1453)
  • Книги (510)
  • Музыка (387)
  • переделки (523)
  • мебель (192)
  • ремонт (147)
  • Полезное (391)
  • Разное (3721)
  • кино (220)
  • Цветы (169)
  • кошка (550)
  • мой ПК (483)
  • юмор (460)
  • самоделки (2842)
  • Бисер (400)
  • Вышивка (656)
  • шитье (793)

Ссылки

Поиск по дневнику

Друзья

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Можно ли поминать в церкви некрещеных

Суббота, 02 Ноября 2013 г. 16:42 + в цитатник

Можно ли поминать в церкви некрещеных

Можно ли поминать в церкви некрещеных

Безкровная Жертва Святой Евхаристии может приноситься только за тех, чьи души получили «печать Дара Духа Святаго» в Таинстве Крещения, то есть за тех, кого Господь «знает».

Умершие в неверии лишены всякой помощи такого рода, за исключением одной — милостыни, приносимой за их души. Милостыня приносит им некоторое облегчение и некоторое утешение.

В домашней молитве мы можем поминать любых людей: и крещеных, и некрещеных.

Что же касается церковного, а, тем более, евхаристического поминовения, то оно возможно, только, по отношению к православным христианам.

Заканчивая поминовение, священник произносит:

Помяни, Господи, и всех в надежди воскресения, жизни вечны и Твоего общения усопших православных отец и братии наших, Человеколюбче Господи.

Неправильно было бы и по отношению к жизненному пути тех людей, которых мы поминаем, принудительным образом объединять их в сообщество, к которому они не хотят или не считают возможным принадлежать, если они не исповедают себя православными христианами, определенно осознают себя людьми иного религиозного или внерелигиозного мировоззрения.

На проскомидии – если относиться к этому серьезно – поминаются, только, члены Православной Церкви, по смыслу – даже уже, чем это теперь практикуется: не номинальные, а реальные, сами в Евхаристии участвующие.

Однако, по снисхождению, свойственному последним временам, допустимо поминовение людей, обязательно крещеных, не отрицающих бытие Божие, но в жизни Церкви не участвующих – ради близких, стремящихся помолиться об их вразумлении.

Вопросы и ответы. Православие в деталях

Здесь можно найти ответы на интересующие вас вопросы, касающиеся православия. Делитесь так же своим опытом и знаниями.

Также вы можете задать свой вопрос священнослужителю в специальном проекте сети «Елицы» – «Вопросы батюшке»: https://dialog.elitsy.ru

Можно ли поминать некрещеного человека при чтении Псалтыри?

Вопрос: «Можно ли поминать некрещеного человека на Псалтыри? Ведь в Псалтыри говорится: “Упокой, Господи, души усопших раб твоих…” Но если некрещеный – значит, не раб. Значит, нельзя? Не грех ли это?»

Отвечает протоиерей Димитрий Смирнов:

– Нет, не грех. Каждый человек в своей жизни что-то сделал для Господа, потому что каждый человек, даже если он не только некрещеный, но и иной веры – имеет представления о Боге, пусть и искаженные. И во имя Божие он что-то делал, поэтому в этой части он тоже является рабом Божиим. Независимо от того, правильную веру исповедует человек или неправильную – он все равно есть дитя Божие. Но мы не можем поминать некрещеного человека на проскомидии, потому что это как раз есть дело церкви. А поминать во время чтения Псалтыри или просто молиться во время нашего домашнего правила – мы можем. Богу угодна наша любовь к человеку и наша бескорыстная молитва, потому что молитва за усопшего – всегда бескорыстна.

Протоиерей Александр Березовский:
– В церкви часто просят поминать людей нецерковных, и даже очень далеких от нее, а мы поминаем как «раб Божий». Ведь такой человек не является рабом Божиим? Или это просто формальность?

Протоиерей Димитрий Смирнов:
– Это форма. Когда создавались наши чины, то практически всё население России принадлежало церкви. Церковь для наших людей была не просто чем-то важным, но главным в жизни. Конечно, в этом почитании Бога много было намешано и языческого, и магического, потому что, к сожалению, человек весь пропитан суеверием. И – до сего дня. Но как бы человек низко не пал, в нем все равно сохраняется образ Божий, хотя образ этот замутнен и грехами, и ложными представлениями и так далее.

А молиться – это всегда хорошо. И молиться – вообще не грех. Молитва становится грехом только в одном случае: когда мы молимся, чтобы у соседа корова сдохла или чтобы соседняя деревня сгорела. Вот когда мы в молитве желаем нечто богопротивное – тогда да, такая молитва для Бога неприемлема! Более того: такой молитвой мы собираем горящие угли на голову свою. А молиться о вразумлении, о спасении, о прощении грехов – всё это всегда богоугодное дело.

Протоиерей Александр Березовский:
– Один из псалмов – прямо собран из таких «пожеланий»: «Чтоб у тебя…» И так это – от души!

Протоиерей Димитрий Смирнов:
– Да. Но не надо забывать, что этот псалом создан царем Давидом в эпоху ветхозаветную. Он, конечно, великий пророк и многое из того, что он сказал, стало настоящим пророчеством, потому что он был водим Духом Божиим. Но в то же время – в той среде, в которой он жил, месть или убийство были самыми обычными явлениями. Он сам, чтобы завладеть женщиной, которую пожелал, наиподлейшим способом уничтожил ее мужа. Потом, конечно, он раскаялся, но то, что он сделал – это натуральная подлость! Поэтому надо понимать, что он жил в нехристианскую эпоху. Он и знать ничего об этом не мог – действовал, как все. Можно даже сказать – как маленький ребенок: «Хочу и буду!» Не понимая, что это подлость. И так часто бывает.

Сегодня в школе вижу: стоит мальчик – на нем лица нет. Я спрашиваю: «Что с тобой?» А он говорит: «Я нахамил взрослому человеку…» – «А как же так случилось?» – «Ну, вот… Что-то меня понесло…» – «Но ты же – будущий мужчина! Ты должен управлять ситуацией. Что значит – понесло? Ты же – не лошадь?!» Натворил и стоит, чернее тучи. То есть у него в сердце родилось покаянное чувство. Так же и у Давида. Но у этого парня – грех больше, потому что он уже много лет в церкви, где из него пытаются сделать христианина. Его жалеют, лечат, тратят на него деньги, огромное количество людей им занимаются, поэтому с его стороны – это чернейшая неблагодарность! Свинство и хамство! Но, с другой стороны, мы понимаем, что у него – переходный возраст. Слава Богу, что он кается.

Ветхий Завет – это тоже переходный возраст человечества. Так и надо к этому относиться.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector