Волочебники на пасху

Народные обычаи на Пасху

Народные обычаи на Пасху

Хотя Пасха – праздник сугубо христианский, на Руси он стал неким синтезом православных обрядов, обычаев и ритуалов, традиций, оставшихся с языческих времен. Христианская религия, например, осуждает суеверия и приметы, а в простом народе они все же получили массовое распространение. Иначе и быть не могло. Ведь сложившуюся и вросшую в сознание людей языческую культуру было не так-то просто вытеснить культурой новой, христианской. И хотя Русь была крещена, а христианство стало государственной религией, обрядовая сторона языческих праздников продолжает превалировать. И празднование Христова Воскресения, ликование по этому поводу сочетается с радостью от прихода весны, обновления природы, что имеет глубокие языческие корни.

Так, например, Красная горка, или Фомино воскресенье, – праздник, отмечавшийся в первое воскресенье после Пасхи.

В православии Фомино воскресенье означает день, когда верующие вспоминают явление Христа сомневающемуся в его воскресении апостолу Фоме (отсюда фразеологизм «Фома неверующий»). Апостол поверил в чудо только после того, как ощупал раны на теле Христа. В этот день служится последняя пасхальная литургия, после чего Царские Врата закрываются. Однако в народной среде этот день чаще называется именно Красной горкой и связывается с началом весны. Во времена язычества на холмах разжигались костры в честь Даждьбога, а вокруг него собирались люди, чтобы совершать жертвоприношения. Эти костры перенеслись и в христианское время: вокруг них девушки водили хороводы, закликали весну. На Красную горку катали крашеные яйца с небольшой горки, играли с ними. С этого дня открывается период свадеб, потому что именно теперь Церковь разрешает венчаться.

Жгли костры и в пасхальную ночь. Только переставали бить колокола, возвещающие о воскресении, все вокруг освещалось. Для этих целей шли в ход любые приспособления: дрова, бочки, которые пропитывались смолой и поджигались, поднимаясь на высоких шестах. Оставшиеся от таких костров угольки собирались и прятались под крышу дома – это должно было защитить дом в случае пожара или молнии. Если человек участвовал в крестном ходе, свечу он тоже уносил домой, она имела целительный эффект.

Когда служба была закончена, крестьяне ждали священника в церковной ограде, чтобы он освятил праздничную снедь. В руках они держали полотенце, на нем кулич с горящей свечой. В чашу со святой водой, которой священник кропил куличи, крестьяне клали мелкие медные монетки. Затем торопились домой быстрее разговеться, ведь считалось, что если первым вернуться со службы, то можно рассчитывать весь год на хороший урожай.

В отдаленных от центра деревнях, хуторах часто не было даже часовенки. Жители собирались в какой-нибудь избе или просто на улице, пели, какие знали, священные песни. Не слыша православного назидательного слова, они мешали воедино и христианских святых, и представителей потустороннего мира, характерных для языческой традиции. Так, субботу перед Пасхой называли «страшной». В пасхальную ночь спать не ложились, «ждали Христа». В полночь собирались для встречи Спасителя. Чтобы встретить его почетно и торжественно, пели «Христос воскресе». Мужчины стреляли из ружей, «отгоняя нечисть».

Большое значение народ придавал праздничной пасхальной трапезе. Ведь до этого приходилось долго поститься. А тут на праздничном столе столько выставлялось всякой снеди! Среди обязательных блюд – куличи, крашеные яйца, пасха из творога. Первым приступал к трапезе глава семейства. Он должен был прочесть молитву, очистить освященное пасхальное яйцо и раздать всем членам семьи по маленькому кусочку. Таким же образом съедался первый кулич.

В сам день Пасхи крестьяне старались отказываться от развлечений. Нужно было спокойно посидеть дома, отдыхая и вкушая пищу. А уж на следующий день начинали веселиться вовсю. Начинались молодежные гулянья: хороводы, игрища, песни, заклички. Часто в этот день начинали свою работу деревенские ярмарки.

В огромных котлах, установленных на улицах деревень и городов, перед праздником варились и красились в огромном количестве яйца. Предпочтение отдавалось ярким цветам – красному, синему, желтому. Для зажиточной публики их даже золотили и серебрили. Предстояло всю пасхальную неделю приветствовать родню, друзей, знакомых словами «Христос воскресе!», получая в ответ «Воистину воскресе!», одаривать яйцами, затем трижды целуясь. Пренебрегать традицией было нельзя.

Накануне Пасхи или в первые дни Святой недели сооружались большие качели. Устанавливались они каждый раз на одном и том же месте: на площади, в саду, на пустыре за деревней и т. д. Если село было большое и богатое, каждая улица считала своим долгом поставить свои качели. Это место становилось центром гуляний: здесь играли на гармошке, пели, плясали, парни соревновались в силе и ловкости. Девушек катали на качелях парни, стараясь поднять качели как можно выше. А уж если кто сумел показать «солнышко», то считался настоящим удальцом.

Молодежь организовывала игры. Самой любимой из них было разбивание яиц: парни и девушки становились друг напротив друга и били своим яйцом яйцо противника. Конечно, проигрывал тот, чье яйцо оказывалось не таким прочным. Победитель забирал «трофеи». Девушки играли в бачу, прототип городков. Бачей называли длинную резную и расписную палку. Нужно было размахнуться и сбить деревянную фигурку. Любимая и поныне игра «Ручеек» тоже не нова. Играя в нее, парни выбирали себе девушек.

Более взрослое население тоже развлекалось: мужики и бабы гостили у родни в соседних деревнях, пели застольные песни, играли в игры, угощались.

Всю праздничную неделю по деревне ходил сельский батюшка. Его сопровождали «богоносцы», несшие иконы. Батюшка освящал крестьянские избы, защищая их от напастей словом Божьим.

На 2 – 3-й день Пасхи во многих деревнях совершали так называемый обходительный обряд. Смысл его заключался в ограждении деревни, ее жителей от возможных несчастий. Рано утром женщины брали иконы, свечи и шли по дворам с песней «Христос воскрес из мертвых». В дом заходить было не положено. После обхода деревни иконы омывались, воду эту собирали и хранили: считали, что она имела свойства святой и могла исцелять хворых.

Читать еще:  Как поминать усопших на 9 день

На западе России были распространены и другие обходы деревни – волочебные. В процессии участвовали женатые мужчины и парни. Объединившись в группы по десять человек, они обходили деревенские дворы, собирая пасхальную еду – яйца, куличи, пироги – или денежки. Руководил группой починальник. Он должен был выбрать маршрут, песни. Подойдя к дому, волочебники располагались под окнами. Получив у хозяина разрешение петь, починальник запевал, остальные – помогальнички – подхватывали.

Волочебные песни состояли из трех частей: в первой – зачине – пришедшие «жаловались», как долго они искали двор и что теперь им нужно непременно спеть. Во второй части они восхваляли хозяев, их дом, хозяйство. Отдельной похвалы заслуживали и муж, и жена, и дети. Супругам желали крепкого хозяйства, а подросшим детям – хорошего брака. Завершала песню просьба наградить исполнителей:

Хороводы, катание яиц и оружейные выстрелы: как сибиряки встречают Пасху

В этом году Пасху в России будут отмечать 12 апреля. В русской народной традиции это всегда был главный праздник года, по модели которого затем отмечали остальные праздники и даже Рождество. Перед Пасхой корреспондент агентства новостей ТВ2 пообщался с научным руководителем арт-проекта «Васильев вечер» Даниилом Крапчуновым. Много лет он вместе с другими участниками проекта изучает традиции старожилов Сибири. Он рассказал нам, как встречали сибиряки главный праздник года.

Великдень, Пасха или Паска?

Этот праздник на разных территориях называли по-своему. Так, на Украине и в Белоруссии называли Великднем, а вот в Сибири говорили «Паска» — через «к».

«Важно понимать, что никакого народного праздника без церковной традиции не существовало. Пасха — это самый торжественный, самый радостный праздник. Пасха являлась образцом, по нему моделировались другие праздники. В частности, Рождество называли трехдневной Пасхой. Этот праздник долго ждали. В этот день старались не расплескивать душевную радость. В некоторых традициях старались два-три дня праздновать ее как домашний праздник», — рассказал Даниил Крапчунов.

Хороводный праздник

Пасха — это настоящий праздник хороводов, потому что их начинали водить именно с этого дня.

«Вечером, там где позволяла погода, начинали выходить хороводы. Есть ошибочное представление сейчас, что хоровод водили на Троицу. Но их водили с Пасхи до Троицы — это время в народном календаре называется весной. Времена года измерялись не цифровыми значениями, а именно церковными праздниками. И во многих песнопениях закликание весны происходит до Пасхи. Пасха — это последний рубеж, вот весна и наступила».

Жаворонка в небо, кулич на стол

Весну закликали не только песнопениями. На этот праздник пекли специальное пасхальное печение — жаворонки. Их подбрасывали вверх и пели при этом пасхальные заклички. Но, конечно, самыми главными символами были и остаются паска и кулич.

«Паской называли в Сибири и кулич, и творожную паску, потому что обычно в других регионах их разделяют. Кулич пекли в виде круглого хлеба высокого, сверху изображение креста или букв «Х» и «В». В каких-то местах, в Новогородской области, я застал, что сверху была изображена свастика».

Яйца можно катать, крутить и солить в бочках

С Пасхой связано много обрядов с куриными яйцами. До сих пор многие красят яйца, и устраивают яичные бои.

«Парни, мужики соревновались в играх с пасхальными яйцами. Я еще застал тех, кто помнит, как это все происходило. Даже в советские годы, когда председатели колхоза запрещали, мужики выходили с крашеными яйцами и катали их по пригорку. Было много игр: у кого дольше крутится, у кого дальше укатится, попасть яйцом в лунку. Выигравший забирает себе яйца проигравших. Бабушки рассказывали о том, что их дядьки, деды приносили яйца домой мешками. А мамы потом солили яйца в бочках, и до самой Троицы ели их с квасом».

Пасха — время волочебников

На Пасху существует особый обряд, похожий на рождественские колядки, когда люди ходили от дома к дому и пели песни. За это хозяева их угощали.

«Сегодня более известны колядовщики, которые ходят на Рождество. Точно такие же колядовщики были в Сибири, в России на Пасху. Они существуют до сих пор у других православных народов: у сербов, болгар, греков. В нашей традиции они называются волочебниками. Они ходили от дома к дому, распевали особые волочебные песни, за это люди их одаривали угощениями. Чем колядовщики отличаются от волочебников? У колядовщиков в каждой песне рефреном звучит припев: «Радуйся земля, веселись небо, — Сын Божий родился». А у волочебников так: Здесь всегда припев: «Христос, Сыне Божий, воскрес», — после каждой строчки».

Также на Пасху совершались церковные обходы, молебны, крестные ходы. Люди носили иконы от дома к дому, сопровождая свой ход пасхальными песнопениями.

Специально для молодежи

«Девушки и парни начинают петь, плясать еще с вечера. Девушки выходят в хоровод, расходятся по домам, обойдя вокруг церкви, переодеваются в новый наряд и выходят с новым хороводом. Иногда они делают так по семь раз».

Также в некоторых деревнях к Пасхе приурочивали праздничные ярмарки.

Иллюстрация: Дети, катающие пасхальные яйца. Н. Кошелев.1855.

Оружейная стрельба и факелы из бочек

В Сибири существовала интересная пасхальная традиция. Воскресение Христа приветствовали стрельбой из ружей.

«Для Сибири было характерно жечь костры на околицах, перекрестках дорога. На холмах жгли смоляные бочки. Их поднимали на шестах наверх и поджигали. А также из ружей стреляли. Говорили: «Стрелять — значит Христа встречать». Наши уральские коллеги тоже говорят, что там стреляли из ружей».

Пасха 2019: необычные традиции и верные приметы

Красить пасхальные яйца в разные цвета первыми на Руси придумали казаки

Читать еще:  Как поминать усопших 2 ноября католики

26.04.2019 в 17:00, просмотров: 26675

Россияне празднуют День воскресения Христова все последнее тысячелетие, не пожелав отказаться от этой привычки и в самые глухие атеистические времена эпохи СССР. При таком раскладе мы, казалось бы, должны знать о Пасхе всё. Однако могу поспорить, что это не так. Известно ли вам, к примеру, кто такие волочебники, зачем девушки впрыгивают в паневу, а парни ударяют их по коленке веточкой вербы? Или как превратить пасхальное яйцо в оберег и с его помощью потушить пожар? С этими и другими «изюминками» праздника Светлого воскресения, имеющимися едва ли не в каждом регионе нашей страны, «МК» накануне Светлого дня познакомила профессор кафедры народно-художественной культуры Московского государственного института культуры Надежда БУЛАТОВА.

Если главное торжество в западном мире — Рождество, то любимый праздник на Руси — Пасха. К этому дню загодя готовится вся страна: в домах затевается генеральная уборка; на кухнях пекутся куличи, творятся творожные пасхи и красятся яйца. Складывается и особая духовная атмосфера: люди постятся, навещают могилы близких. Но как Пасха на Руси традиционно имеет массу разных названий — Воскрешение господне; Светлая Пасха; Пасха Христова; Великий день и т. п. — так не счесть у нас и разных традиций ее празднования, отмечалось на проведенной в канун Светлого праздника в МГИК научной конференции «Традиционное культурное наследие регионов России».

— В старину считалось, что празднование Пасхи проходит сразу в трех мирах: в царстве божьем, в мире живых и в мире мертвых,- рассказывает специалист.- Отсюда обычай ходить в этот день на кладбище и оставлять на могилах угощение умершим: те, дескать, придут посмотреть, как дела у живых, разговеются оставленными им яйцами и куличами, а там и помогут обеспечить благополучие семей живых. В Рязанской области, например, по обычаю трижды обкатывают яйцом могилу, а затем там же его крошат или закапывают. А в Нижегородской области полагалось, истопив под Пасху баню, попариться там самим, а затем поддерживать пар и оставить веники, чтобы попарились умершие предки. В тех же областях возле домов на Пасху жгли костры, чтобы согреть умерших.

Был в Рязанской области и особый обряд: впрыгивание в паневу. В отличие от распространенных на севере сарафанов, рязанки носили паневы — длинную одежду с запахом. Вот в это-то одеяние девушке и надо было вскочить. Происходило это так. Крестная или брат девушки держали паневу и приговаривали: «Впрыгни! Впрыгни!». Девушка же в это время бегала по лавке в одной рубашке, приговаривая: «Не впрыгну! Не впрыгну!» Но затем все же давала себя «уговорить» и впрыгивала в паневу. Прошедшие этот обряд считались взрослыми (обычно это происходило, когда им было 14 лет) и могли участвовать в гуляниях и считаться невестами. По сути дела обряд впрыгивания в паневу и был смотром невест.

В Брянской области ту же роль выполнял хоровод (здесь он назывался карагодом). В два первых пасхальных дня в карагодах вместе с девушками участвовали и мужчины, переодевшиеся стариками, и там-то они и высматривали себе невест. Другая местная традиция — качели. Парни сажали на них двушек, и ударив одну из них по коленке веточкой вербы, обозначали тем самым серьезность своих намерений. Девушки же должны были прийти в одежде, сшитой своими руками — чтобы показать парням, какие они рукодельницы и какими станут прекрасными женами. Была даже присказка: «Повесили качели — сначала покачаешься, потом повенчаешься».

Во Владимирской и Московской областях на пасху делались особые украшения из соломки и цветных бумажек — фонарики. Их подвешивали к потолку, а внутрь «на счастье» клали пустую скорлупу от крашеных яиц. Бумагой с вырезанными узорами там также украшали божницы и окна. А во Владимирской области еще любили катать яйца по специальному желобу, положенному во дворе. Побеждал тот, у кого яйцо катилось дальше. Катали здесь яйца и по голове, приговаривая: «Сколько волос на голове — столько было бы курочек и яичек!» А в Чистый четверг пекли «четверговую соль»: это был оберег, который потом долго хранили, а захворавшим прикладывали в мешочке к больному месту.

В Москве до революции в Великую ночь была традиция поклониться чудотворной Иверской иконе у Воскресенских ворот Кремля. Ну а богатые купцы заказывали доставку этой иконы к себе на дом. И ее привозили им на шестерке лошадей! На Пасху москвичи ходили друг к другу в гости после ночной службы, затем немного отдыхали, а после 11:00 возобновляли визиты. А ближе к вечеру ходили на гуляния и пасхальные ярмарки. Кстати, именно в Москве появилась первая в России пасхальная поздравительная открытка: это случилось в 1897 году.

В ряде регионов на Пасху был волочебный обряд — приход волочебников, ходящих по домам с поздравлениями и, как считалось, приносящих удачу. Волочебники громко славили Христа, а хозяева одаривали их крашеными яйцами и монетами, ведь на не одаривших волочебники могли наслать беду. При этом если сталкивались две группы волочебников, то конкуренты не ругались и не дрались, а принимались загадывать друг другу загадки. Победитель оставался и забирал себе все дары, а проигравшие уходили искать счастья в другом месте. Широко был распространен и обычай освещать вербу, а затем хлестать ею друг друга, а заодно и скот — считалось, что это принесет здоровье. Хлестали друг друга вербой и молодые чтобы сохранить свою любовь.

Отдельная тема — пасхальные крашеные яйца. Яйцо на Руси всегда считалось символом плодородия и зарождения жизни. По этой причине пасхальные яйца играли роль оберегов и долго хранились после праздника. Считалось, что если пасхальное яйцо носить в кармане, оно сбережет от порчи и нечистой силы, а чтобы охранить от пожаров, его надо было хранить за иконами. Если же пожар все же случился, надо было перекинуть яйцо через крышу — и огонь должен был угаснуть.

Читать еще:  Год со дня смерти как поминать

Красный цвет яйца символизировал кровь Христа. Поэтому яйца на Руси, как правило, красились луковой шелухой и были красными. Разноцветные, расписные яйца — сравнительно недавнее изобретение. Однако кое-где они появились давно. К примеру, у казаков пасхальные яйца издавна красили в красный, голубой и зеленый цвета (кстати, Пасху казаки праздновали не 8 дней, как остальные россияне, а все 40). В Белгородской же области перед варкой к яйцу прилепляли листок березки или веточку петрушки, затем плотно заворачивали в тряпочку и кипятили вместе с луковой шелухой. И на красном фоне появлялся красивый отпечаток.

Народные традиции в Светлую седмицу (4 фото)

Звоном колоколов, волочебными песнями, хороводами, катанием яиц встречал весь крещеный русский мир Пасхальную, Светлую, Святую, Великоденскую неделю. И как было не радоваться, как не веселиться, когда все кругом пробудилось, восстало из тьмы, страха, предательства, смерти.

«Ходить под Богами»

Хороводы – хороводами, песни – песнями, но только после того, как церковный причет в сопровождении богоносцев с образами, крестами, хоругвями обойдет каждый дом, пропоет перед каждой божницей радостные пасхальные песнопения. В богоносцы, «оброшники» или «оброшницы» вербовались, как правило, из благочестивых стариков или старух, давших обет всю Светлую Седмицу «ходить под Богами», часто с целью своим усердием и послушанием вымолить ту или иную милость: избавить от болезни, уберечь родных от беды.

Одетых во все белое, чистое, шествующих с поднятыми иконами, поющих «Христос Воскресе», несущих милость Божью – их с нетерпением ждали в каждом доме: зажигали свечи в красном углу, на стол накрывали скатерть, поверх скатерти клали одну или две ковриги хлеба, под угол скатерти насыпали соль, которая, согласно поверью, по окончании богослужения становилась целебной. Накануне появления процессии везде готовили ведра и кадки с житом, куда жданные гости ставили принесенные ими святыни, тем самым освящая будущий урожай. Освященное зерно хранили до посева и высевали прежде всякого другого.

За богоносцами неотступно следовали слепцы, калики перехожие, разносившие из одного конца русской земли в другой песенные сказы о Светлом Христовом Воскресении. Крестьяне всегда радушно встречали странников, не жалея хлеба-соли, а в пасхальные дни особенно. Существовало предание: будто Иисус с апостолами, одетые в нищенское рубище, никому неведомые, скитаются по земле с первого дня Светлой недели до самого Вознесения, испытывают людское милосердие, награждая великими милостями добрых и карая злых.

Когда «иконы прошли»…

[С-BLOCK]Как только заканчивались молебны перед всякой божницей, как только благословлял служитель всякий двор, так начинался разгул: все прямиком бежали на колокольню. Парни и девушки, мужики и бабы, ребятишки — все здесь толпились, трезвонили в колокола днями напролет, так что всю Светлую неделю раздавался благостный пасхальный звон отовсюду. А затем и на качели шли кататься, катались без устали, до изнеможения, весело и шумно. А у детворы неизменно излюбленное развлечение — катание яиц. Пасхальные яйца скатывали по специально сделанным из картона, например, дорожкам, по шиферным листам или с небольших горок. Цель игры — завладеть другими яйцами, которые вместе с различными игрушками и безделушками раскладывали рядом. Так крашенки согласно пасхальному обычаю переходили из рук в руки, не переставая тем самым символизировать камень, скатившийся с Гроба Господня перед воскресением Христа. Заводили наконец и хороводы, да и каких только хороводов не было: великоденские, радонецкие, никольские, троицкие, всесвятские, петровские, пятницкие, ивановские, успенские, семенинские, капустинские и покровские. Как в Светлую среду начинали водить, так и продолжали до самого Троицына дня — каждый вечер.

Подобно тому, как на Святки ходила коляда, песни пела, дары просила, так в первые три дня Пасхи ходили волочебники от одного дома к другому, пока всю деревню не обойдут с волочебными песнями. Волочебниками преимущественно были бабы, а не парни, собираясь толпой, подходили к окнам домов и пискливыми голосами пели:

«Ай, шли-прошли волочебники.

Христос Воскрес, Сыне Божий!»

Затем величали самого хозяина дома и все его хозяйство, а взамен выпрашивали награду, что-нибудь из съестного или деньги. Редко кто осмеливался не уважить просьбы волочебников из боязни услышать неприятные пожелания. «Кто не даст нам яйца – околеет овца, не даст сала кусок – околеет телок; нам не дали сала – коровушка пала».

«Умер на Пасху – и яичко в руку!»

Счастлив тот, кто умрет на Пасху – так считали наши прапрабабушки- дедушки, будучи уверенными, что с первого дня Светлого Христова Воскресения отверзаются врата райские и остаются отворенными до самого Вознесения. Потому старики и старухи, многое повидавшие на своем веку, кому не жалко уже было расстаться с жизнью, молили Бога, чтобы привелось им почить в дни Святой недели, а лучше в Светлую заутреню.

Пасхальный период – время, когда человек подспудно, сам того не сознавая, приближался к миру мертвых, миру по ту сторону, который рано или поздно из «чужого» и неведомого становится «своим».

Стяжая дух строгим постом, поминая Страсти Господни, размышляя о воскресении, победе жизни над смертью, не мог не поминуть живой умерших, не мог не отдать дань почести предкам своим, добрая память о которых обеспечивала благополучие, гармоничное сосуществование двух миров. Хотя церковь не приветствовала посещения кладбища в Пасхальную неделю, предназначая для этого вторник на Фоминой неделе, в некоторых местностях народ ходил христосоваться с покойничками в Святой понедельник. А в западных и южнорусских губерниях крестьяне шли к могилкам сразу после праздничной литургии в Светлое Христово Воскресенье, не дожидаясь Фоминой Радоницкой недели, следующей за Святой Пасхальной.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×