Воспоминание о сыне

Воспоминание о сыне

Воспоминания Анны Тимофеевны Гагариной, записанные с ее слов Татьяной Копыловой

Для старшего школьного возраста

Печатается по изданию:

Гагарина А. Т. Слово о сыне.

Мол. гвардия, 1983.—159 с.

Художник Н. Сауляк

© Издательство «Молодая гвардия», 1983.

© Художественное оформление. Издательство «Юнацтва», 1985.

Никогда не думала, что напишу книгу. Но, начиная с апреля 1961 года — после первого шага человека в космос,— мне очень часто приходилось рассказывать о детстве сына, о нашей семье, о трудовых традициях, на которых воспитывались дети.

И вот за долгие годы, прошедшие с той поры, поняла: обращаются ко мне не просто из любопытства, а в жизни моей ищут ответа на свои вопросы. Все мы, родители, стремимся к одному — чтобы дети росли добрыми, смелыми, знающими, работящими да уважительными. А что до совета — так этот хороший обычай издавна существует: друг к другу за советом обращаться. Мы с мужем моим, Алексеем Ивановичем, когда детей растили и затруднение какое случалось — людей поопытнее спрашивали, учителей. Теперь я сама готова поделиться житейским опытом с другими, поразмышлять да подумать вместе.

Когда работники издательства «Молодая гвардия» предложили мне написать книгу о Юре, я немного оробела (дело-то для меня необычное, новое!), но в то же время поняла — именно подробного рассказа о сыне ждут от меня люди. Иначе, чем же объяснить огромный поток писем, бесконечные вопросы во время моих встреч, бесед, несмотря на то что о жизни Юры написано очень много — повести, рассказы, стихи, книги? Видно, взрослые хотят узнать у меня, как воспитывать хороших детей, а ребятишки — как стать космонавтом, что для этого надо делать с детства, чем заняться в школьные годы?

Сразу же скажу: не знаю я такого родительского секрета — как воспитывать космонавта. Да дело вовсе не в том, чтобы стать именно космонавтом, чемпионом, человеком известным. Ведь и сын мой готовился не в космонавты, мечтал стать литейщиком, а затем — военным летчиком. Стал им. Только потом он подал рапорт (как полагается военному человеку), чтобы зачислили его кандидатом в космонавты. Дело было новое, о такой профессии раньше и не слышали.

Вы, конечно, спросите, почему именно его отобрали в отряд космонавтов? Мне, матери, неудобно объяснять это, чтобы кто-нибудь не упрекнул в нескромности: хвалю сына. Поэтому лучше приведу слова летчика-космонавта СССР Виталия Ивановича Севастьянова. На праздновании моего восьмидесятилетия он сказал, что Юрий Гагарин был человеком особенным, что он был нравственным лидером, вожаком коллектива; никогда не выпячивал своих достоинств, но обладал ими; товарищи подражали ему, потому что был он человеком чистым, добрым, глубоко знающим дело, необычайно собранным и трудолюбивым. Но я считаю нужным подчеркнуть: каждый наш космонавт обладает высокими человеческими качествами. Говорю это еще и потому, что я со многими из них близко знакома, все они дороги мне, как родные дети.

Не скрою: мне, матери, было приятно слушать слова Виталия Ивановича о сыне. Юра и вправду никогда не стремился как-то выделиться в коллективе, он прежде всего думал о деле. Если о нем говорили другие — радовался не славе, а успеху дела.

Как сын вырос таким человеком?

Однажды, уже после того, как состоялся первый космический полет, собралась на день моего рождения вся наша семья. Юра поднялся и сказал: «Спасибо тебе, мама, что ты приучила нас с детства трудиться! Приучила каждое дело делать на «отлично». Это в жизни главное».

Да, так я считаю — надо каждое дело, которое тебе поручили или ты добровольно его вызвался выполнить, делать добросовестно, не жалея сил. Тогда работа будет доставлять радость, жизнь станет краше, многое успеешь совершить.

Я не учительница, не ученый, поэтому не могу предлагать рецепты, как вырастить хороших детей. Да и нет, наверное, таких точных предписаний. Но жизнь я прожила долгую, трудовую, подняли мы с мужем сыновей и дочку, которые тоже научились любить труд, умеют обещание держать. Словом, люди честные и добрые. У детей у самих уж давно дети народились, внуки мои, даже и правнуки появились. Вот и получается, что всю жизнь я провела в труде да в воспитании ребятишек. Так что рецептов не предлагаю, а наблюдениями своими, опытом поделиться всегда готова.

Книга «Слово о сыне» вышла в Москве в 1983 году. И вот теперь она выходит в Минске. Эта новость меня очень обрадовала. Ведь в Белоруссии я бывала неоднократно и по-настоящему полюбила этот героический край. Мне памятна встреча с издателями в зале минского Дома книги, памятна встреча в коллективе издательства «Юнацтва», о которой его директор, поэт Валентин Лукша, написал стихи. Кстати сказать, «Юнацтва», много делает для пропаганды космической тематики. Здесь вышла книга моего старшего сына Валентина «Мой брат Юрий», Н. Гиля о летчике-космонавте П. И. Климуке. Теперь издается и моя книга.

До сих пор при слове Белоруссия вижу себя в Хатыни. Сердце щемит от горьких воспоминаний о минувшей войне. Ведь у моей Смоленщины и Белоруссии много общего в истории, в характере людей. Полчища вражеские катились с запада к Москве через белорусские, смоленские земли.

Ходила я по бывшим улицам Хатыни — слушала звон колоколов и с содроганием, болью в сердце читала выбитые на камне строки о том, сколько в Белоруссии уничтожено деревень, сколько сожжено, убито мирных жителей. Думалось о горе, что принесла война и на Смоленщину. На территории Смоленской области были расстреляны и замучены сотни тысяч человек, десятки тысяч мирных граждан угнаны в рабство. И в нашей семье незадолго до освобождения фашисты угнали в неволю старших детей: семнадцатилетнего Валентина, пятнадцатилетнюю Зою.

Но советские люди выстояли в суровой борьбе с врагом: наш народ победил.

Каждая поездка в мои годы нелегка. Только я решила так: нельзя, сроднившись с Белоруссией, не побывать в Бресте — крепости-герое, которая дорога каждому советскому человеку. И я побывала в Бресте, побывала на минских заводах, в белорусских селах, у школьников, пограничников, студентов.

Велика сила памяти. Велика сила людской теплоты. Вспоминаю свои поездки и прежде всего вспоминаю людей, с которыми встречалась.

Недалеко от границы, в селе Комаровка, живет мать космонавта П. И. Климука — Марфа Павловна. Как только узнала она, что я еду в Брест, вызвалась также приехать, чтобы познакомиться, поговорить о детях, о заботах, радостях. Познакомилась я и с матерью космонавта В. В. Коваленка — Ольгой Ивановной. Всего-то и виделись мы по разу, а подружились крепко. Часто приезжают меня проведать Петр Ильич Климук, Владимир Васильевич Коваленок — рассказывают о своих родных, моими делами интересуются, зачастую объясняют: «Мама просила узнать», «Мама просила передать», «Мама поручила рассказать».

Встречалась я и с замечательной белорусской матерью Анастасией Кузьминишной Куприяновой, проводившей на фронт пятерых своих сыновей-героев.

Дружеские отношения сложились у меня со многими писателями Белоруссии. Василя Быкова, Ивана Шамякина, Андрея Макаенка, Николая Чергинца сначала я знала только по книгам. Потом, в Минске, состоялись с ними теплые, незабываемые встречи. Особенно тесные дружеские связи у нашей семьи с Николаем Ивановичем Чергинцом: свою книгу я прежде всего выслала ему.

Многое связывает меня с Белоруссией. В Минске живет моя внучка Наташа с маленькой правнучкой Аннушкой, которая любит декламировать стихотворение Янки Купалы «Мальчик и летчик»; ведь это стихотворение очень нравилось Юре.

Читать онлайн «Слово о сыне»

Автор Анна Тимофеевна Гагарина

Annotation

Воспоминания Анны Тимофеевны Гагариной, матери первого в мире космонавта планеты Земля, рассказывают о детстве и юности Юрия Алексеевича, его учебе и космическом полете, о добрых семейных традициях.

День победы, дни мира

Семья вся в сборе

Письма из техникума

Осуществление сыновей мечты

Свидание с родными местами

Член семьи космонавтов

Слово о сыне

воспоминания

Воспоминания Анны Тимофеевны Гагариной, записанные с ее слов Татьяной Копыловой

Для старшего школьного возраста

Печатается по изданию:

Гагарина А. Т. Слово о сыне.

Мол. гвардия, 1983.—159 с.

Художник Н. Сауляк

© Издательство «Молодая гвардия», 1983.

© Художественное оформление. Издательство «Юнацтва», 1985.

Белорусским друзьям-читателям

Никогда не думала, что напишу книгу. Но, начиная с апреля 1961 года — после первого шага человека в космос,— мне очень часто приходилось рассказывать о детстве сына, о нашей семье, о трудовых традициях, на которых воспитывались дети.

И вот за долгие годы, прошедшие с той поры, поняла: обращаются ко мне не просто из любопытства, а в жизни моей ищут ответа на свои вопросы. Все мы, родители, стремимся к одному — чтобы дети росли добрыми, смелыми, знающими, работящими да уважительными. А что до совета — так этот хороший обычай издавна существует: друг к другу за советом обращаться. Мы с мужем моим, Алексеем Ивановичем, когда детей растили и затруднение какое случалось — людей поопытнее спрашивали, учителей. Теперь я сама готова поделиться житейским опытом с другими, поразмышлять да подумать вместе.

Когда работники издательства «Молодая гвардия» предложили мне написать книгу о Юре, я немного оробела (дело-то для меня необычное, новое!), но в то же время поняла — именно подробного рассказа о сыне ждут от меня люди. Иначе, чем же объяснить огромный поток писем, бесконечные вопросы во время моих встреч, бесед, несмотря на то что о жизни Юры написано очень много — повести, рассказы, стихи, книги? Видно, взрослые хотят узнать у меня, как воспитывать хороших детей, а ребятишки — как стать космонавтом, что для этого надо делать с детства, чем заняться в школьные годы?

Сразу же скажу: не знаю я такого родительского секрета — как воспитывать космонавта. Да дело вовсе не в том, чтобы стать именно космонавтом, чемпионом, человеком известным. Ведь и сын мой готовился не в космонавты, мечтал стать литейщиком, а затем — военным летчиком. Стал им. Только потом он подал рапорт (как полагается военному человеку), чтобы зачислили его кандидатом в космонавты. Дело было новое, о такой профессии раньше и не слышали.

Вы, конечно, спросите, почему именно его отобрали в отряд космонавтов? Мне, матери, неудобно объяснять это, чтобы кто-нибудь не упрекнул в нескромности: хвалю сына. Поэтому лучше приведу слова летчика-космонавта СССР Виталия Ивановича Севастьянова. На праздновании моего восьмидесятилетия он сказал, что Юрий Гагарин был человеком особенным, что он был нравственным лидером, вожаком коллектива; никогда не выпячивал своих достоинств, но обладал ими; товарищи подражали ему, потому что был он человеком чистым, добрым, глубоко знающим дело, необычайно собранным и трудолюбивым. Но я считаю нужным подчеркнуть: каждый наш космонавт обладает высокими человеческими качествами. Говорю это еще и потому, что я со многими из них близко знакома, все они дороги мне, как родные дети.

Не скрою: мне, матери, было приятно слушать слова Виталия Ивановича о сыне. Юра и вправду никогда не стремился как-то выделиться в коллективе, он прежде всего думал о деле. Если о нем говорили другие — радовался не славе, а успеху дела.

Как сын вырос таким человеком?

Читать еще:  Есть ли в ноябре родительская суббота

Однажды, уже после того, как состоялся первый космический полет, собралась на день моего рождения вся наша семья. Юра поднялся и сказал: «Спасибо тебе, мама, что ты приучила нас с детства трудиться! Приучила каждое дело делать на «отлично». Это в жизни главное».

Да, так я считаю — надо каждое дело, которое тебе поручили или ты добровольно его вызвался выполнить, делать добросовестно, не жалея сил. Тогда работа будет доставлять радость, жизнь станет краше, многое успеешь совершить.

Я не учительница, не ученый, поэтому не могу предлагать рецепты, как вырастить хороших детей. Да и нет, наверное, таких точных предписаний. Но жизнь я прожила долгую, трудовую, подняли мы с мужем сыновей и дочку, которые тоже научились любить труд, умеют обещание держать. Словом, люди честные и добрые. У детей у самих уж давно дети народились, внуки мои, даже и правнуки появились. Вот и получается, что всю жизнь я провела в труде да в воспитании ребятишек. Так что рецептов не предлагаю, а наблюдениями своими, опытом поделиться всегда готова.

Книга «Слово о сыне» вышла в Москве в 1983 году. И вот теперь она выходит в Минске. Эта новость меня очень обрадовала. Ведь в Белоруссии я бывала неоднократно и по-настоящему полюбила этот героический край. Мне памятна встреча с издателями в зале минского Дома книги, памятна встреча в коллективе издательства «Юнацтва», о которой его директор, поэт Валентин Лукша, написал стихи. Кстати сказать, «Юнацтва», много делает для пропаганды космической тематики. Здесь вышла книга моего старшего сына Валентина «Мой брат Юрий», Н. Гиля о летчике-космонавте П. И. Климуке. Теперь издается и моя книга.

До сих пор при слове Белоруссия вижу себя в Хатыни. Сердце щемит от горьких воспоминаний о минувшей войне. Ведь у моей Смоленщины и Белоруссии много общего в истории, в характере людей. Полчища вражеские катились с запада к Москве через белорусские, смоленские земли.

Ходила я по бывшим улицам Хатыни — слушала звон колоколов и с содроганием, болью в сердце читала выбитые на камне строки о том, сколько в Белоруссии уничтожено деревень, сколько сожжено, убито мирных жителей. Думалось о горе, что принесла война и на Смоленщину. На территории Смоленской области были расстреляны и замучены сотни тысяч человек, десятки тысяч мирных граждан угнаны в рабство. И в нашей семье незадолго до освобождения фашисты угнали в неволю старших детей: семнадцатилетнего Валентина, пятнадцатилетнюю Зою.

Но советские люди выстояли в суровой борьбе с врагом: наш народ победил.

Каждая поездка в мои годы нелегка. Только я решила так: нельзя, сроднившись с Белоруссией, не побывать в Бресте — крепости-герое, которая дорога каждому советскому человеку. И я побывала в Бресте, побывала на минских заводах, в белорусских селах, у школьников, пограничников, студентов.

Велика сила памяти. Велика сила людской теплоты. Вспоминаю свои поездки и прежде всего вспоминаю людей, с которыми встречалась.

Недалеко от границы, в селе Комаровка, живет мать космонавта П. И. Климука — Марфа Павловна. Как только узнала она, что я еду в Брест, вызвалась также приехать, чтобы познакомиться, поговорить о детях, о заботах, радостях. Познакомилась я и с матерью космонавта В. В. Коваленка — Ольгой Ивановной. Всего-то и виделись мы по разу, а подружились крепко. Часто приезжают меня проведать Петр Ильич Климук, Владимир Васильевич Коваленок — рассказывают о своих родных, моими делами интересуются, зачастую объясняют: «Мама просила узнать», «Мама просила передать», «Мама поручила рассказать».

Встречалась я и с замечательной белорусской матерью Анастасией Кузьминишной Куприяновой, проводившей на фронт пятерых своих сыновей-героев.

Дружеские отношения сложились у меня со многими писателями Белоруссии. Василя Быкова, Ивана Шамякина, Андрея Макаенка, Николая Чергинца сначала я знала только по книгам. Потом, в Минске, состоялись с ними теплые, незабываемые встречи. Особенно тесные дружеские связи у нашей семьи с Николаем Ивановичем Чергинцом: свою книгу я прежде всего выслала ему.

Многое связывает меня с Белоруссией. В Минске живет моя внучка Наташа с маленькой правнучкой Аннушкой, которая любит декламировать стихотворение Янки Купалы «Мальчик и летчик»; ведь это стихотворение очень нравилось Юре.

Как видите, в Белоруссии немало у меня дорогих сердцу друзей. И поэтому книгу воспоминаний о моем сыне я с большой радостью адресую юным и взрослым белорусским читателям.

Истоки

Дети наши — Валентин, Зоя, Юра, Борис — родились в деревне. Сами мы с мужем Алексеем Ивановичем знали только крестьянский труд, и все-таки, думается, правильнее считать семью нашу рабоче-крестьянской.

И когда в сорок девятом году совещались мы, на кого пойти Юре учиться, он твердо сказал: «Хочу быть, как дядя Сережа, токарем». Имел в виду он моего брата Сергея, хотя его никогда не видел, но много о нем слышал.

Отец мой Тимофей Матвеевич Матвеев и мама Анна Егоровна родом из деревни Шахматове что недалеко от Гжатска. Земли в наших Смоленской, Рязанской, Калужской губерниях были небогатые, и мужчины часто занимались отхожими промыслами. Одни уходили на сезонную работу — выделывали овчины, плотничали, другие подавались на заработки в большие города, чтобы хоть как-то прокормить семью. Вот и отец мой уехал в Петербург, поступил там на Путиловский завод. Мама с детьми оставалась в деревне, вела хозяйство и только на зимние месяцы с малышами ездила к отцу.

В 1912 году (мне тогда было девять лет) все перебрались в Петербург. Жили мы на Богомоловской улице, в комнате густонаселенного дома.

Хорошо помню, как по утрам мощно гудел заводской гудок, созывая рабочих. Работали тогда по 12— 14 часов, без выходных. А денег все равно не хватало. Мама стала стирать на людей. Каждую неделю приносила домой по большому тюку белья, чтобы этим нелегким трудом добыть какую-никакую копейку. А концы все равно было не свести с концами.

Семья же у отца и матери была немалая: кроме меня еще два брата и две сестры.

Однажды отец горестно сказал: «Вы не думайте, что мы так бедно живем, потому что семья у нас большая. Не поэтому. А потому, что хозяева отдают нам не все, что мы, рабочие, зарабатываем».

У нас, как и в других рабочих семьях, часто говорили о том, что нужно изменить жизнь, что рабочие должны бороться за свободу. И не только говорили. Рабочие объединялись, организовывали забастовки, стачки. Недавно в одной из книг я прочитала, что за первую половину 1914 года на Путиловском заводе было проведено 60 стачек: чуть ли не каждые три дня какая-нибудь мастерская бастовала. А 1 июля того года путиловцы собрались на большой митинг в поддержку бакинских рабочих. Пролетарии каспийских нефтепромыслов требовали 8-часового рабочего дня, официального признания праздника трудящихся 1 Мая. За .

Воспоминание о сыне

Вот вернулся мой сын из армии
Повзрослел, возмужал, окреп
Рассуждает о жизни правильно
И уже не читает рэп

Я смотрю на него внимательно
Стал мужчиной он из юнца
И щетина так привлекательно
Подчеркнула черты лица

Он не жаловался на жизнь мне
И о трудностях не писал
Честно он отслужил отчизне
И достойно свой долг отдал!

Мой драгоценный сын… Моя родная кровь,
Огромной гордостью себя переполняю,
Так безгранична к сыну мамина любовь,
Своей я жизни без тебя не представляю…

И пусть еще ты мальчик маленький совсем,
Поступки, речи, как у взрослого мужчины…
Когда идем с тобою мы… рука в руке,
Я понимаю, все проблемы разрешимы…

Мне не страшны преграды, беды на пути,
Любовь детей, она бесценна, несравнима,
И мы должны достойно жизни путь пройти,
Ведь только ты сынок, мой преданный мужчина…

Моему Драгоценному Сынуле — 1 ГОД .
Для тебя подарки, тортик, поздравленья!
Праздник самый яркий — ПЕРВЫЙ День Рожденья!
Смейся веселее в день свой самый главный,
Подрастай скорее, Мой Сынуля славный . )

Для женщины дороже всех мужчин -На этот свет рождённый ею сын… И все молитвы Богу об одном, Чтоб вёл дитя проверенным путём… Сначала первый крик и мир застыл, когда малыш глазами говорил:»Спасибо, мама, что меня ждала. И в этот мир с любовью привела…»

Отцы — это такие товарищи , которые своим сыновьям-младенцам — совсем не товарищи , сыновьям-подросткам — почти товарищи , юношам-призывникам — верные друзья-товарищи , сыновьям-молодым папашам — союзники и советчики…
С дочками сложнее: отец дочки-малютки — поклонник принцессы , отец дочки-подростка — укротитель строптивой , отец дочки-студентки — обожатель и спонсор , отец дочки-молодой мамочки — поклонник двух принцесс…

Сынуля! Поздравляю с днем рождения!
Желаю тебе в жизни я всего
Чего тебе для счастья будет нужно!
А я не пожалею ни чего!

Пускай глаза твои от счастья светятся
Ты мужественным, сильным будь всегда!
Что б все, с кем довелось бы тебе встретится
Запомнили по доброму тебя!

Желаю в жизни не узнать печали
Желаю только радость повстречать!
Что б за твоими, сильными плечами!
Могла любая, королевой стать.

С днём рождения сынуля.

Сыну
Как же тебе не стыдно, милый?
Сегодня, наверно, в сотый раз
Ранним утром меня разбудили
Солнечные зайчики твоих глаз.

А ночью мне уснуть не давали
Мягкие пряди твоих волос.
Я закуталась с головой в одеяло,
Но заснуть все-равно не удалось.

Чтобы уснуть, надо считать барашков,
Так меня бабушка в детстве учила.
А я, глупая, считала кудряшки
… показать весь текст …

— Я люблю тебя, мама!
Мне сынок нежно шепчет…
— Ты любимый мой самый,
Дорогой человечек,
Я ему отвечаю…
И горжусь своим сыном,
А давай попьём чаю,
Бутерброд хочешь с сыром?

Вот сидим с ним на кухне,
И о жизни щебечем,
И воспрянула духом,
Кто мне душу излечит,
Кроме сына родного,
… показать весь текст …

75 сантиметров счастья!
Я ждала их довольно долго!
Пусть тебя обойдут ненастья,
Будет ровной твоя дорога!

75 сантиметров роста!
Первый зуб, первый шаг и все же,
Каждый день я прошу за сына:
Береги, береги его, Боже!

75 сантиметров мужчины!
Кем ты станешь — пока не понятно.
Едут в путь на пижамке машины,
То в твой сон, то потом обратно…
… показать весь текст …

А я уже видел

`
А я уже видел шары в магазине!
Ну те, что на ель новогоднюю вскоре
В зеркальном, блестящем, нарядном уборе
Повесят родители… в память о сыне.
Как в детстве когда-то.

Отец, повинуясь чутью, словно звуку,
Потянется к ветке и хрипло задышит,
Стремясь перевесить игрушку повыше.
А мать отодвинет отцовскую руку,
«Не трогай! Так надо».

Им праздник давно уже не интересен,
… показать весь текст …

Милый мальчик, ты уже мужчина!
За плечами круглый юбилей.
А я вижу маленького сына
В тёплой колыбелечке своей.

А теперь — в плечах косая сажень,
Правда, не держал ещё ружья,
Руки сильные, и быт налажен —
Новые подруги и друзья.

Строгий взгляд, лукавая улыбка,
Серые, с искринкою, глаза.
Я исправлю глупую ошибку,
Отпущу на жизненный вокзал.
… показать весь текст …

Читать еще:  Пасха 28 апреля в каком году

Ответит мать

Спросите мать, нужна ли ей война.
Земля чужая, вспышки в синем небе.
И сына боевые ордена
За капли крови на январском снеге.

Ответит мать:
— Готова я страдать.
Сниму с себя последнюю рубаху…
Но, как могу отправить я на плаху
Своё дитя. Какая же я мать?

Но, если вдруг война придёт в наш дом —
Поднимемся в стремлении едином.
… показать весь текст …

Письмо сыну

с тяжёлым вздохом сев на лавку,
отправив сердце в переплавку,
застыл невидимым фантомом
отец у сонного роддома.
случилась драма бытовая,
ему сказали: «так бывает,
такое в практике нечасто,
ваш случай, скажем так, несчастный,
крепитесь, вы должны быть сильным».
звонил простуженный мобильный
и сообщения мигали —
уже ненужные детали
по случаю рожденья сына.
вокруг промозгло и пустынно,
… показать весь текст …

Катает мальчишка по полу машины
И строит солдатиков в ровненький ряд.
«Непросто, наверно, воспитывать сына?» —
Так всем матерям, что одни, говорят…

А папа приходит по праздникам редким.
Приносит подарки к назначенным датам.
И шепчутся зло за спиною соседки,
Что он никогда не вернется обратно.

Из садика мальчика дед забирает.
Берет «поработать» с собой в гараже.
Твой сын подрастает и все понимает —
Подарки по датам ему не к душе…
… показать весь текст …

Самый любимый мужчина на свете,
Нежно целую его перед сном,
Жизнь наполняет он солнечным светом,
Все мои мысли — только о нем…

Искренне любит меня он, я знаю,
И между нами прочная нить,
Я от улыбки его, просто таю,
В крепких объятиях хочется жить…

Голос звучит, как ручей серебристый,
Глазки сияют, как звезды в ночи,
И аромат молока и ириски,
И поцелуи его горячи…
… показать весь текст …

Мой сын. Мой талисман.моя удача.
Моя жемчужина на жизненном пути.
Не представляешь сколько для меня ты значишь.
С тобою рядом буду я всю жизнь идти.
Как незаметно пролетело время
Дела, работа, быт и суета,
Ах сколько же тебе всего сказать я не успела,
Пока делами занята была
Ты вырос!
И почти уже мужчина
Умело подставляешь мне свое плечо.
Вот потому судьба, мне подарила сына
За то тебя, Господь, благодарю!

Солнце садится.
День завершен…
Примолкли уж птицы,
И дремлет мой дом.
В окошке герани
И лампочки свет…
Такого роднее
Гнезда в мире нет.
Здесь сын мой родился,
Сделал первый свой шаг…
Как вырос он быстро!
Не поверю никак,
Что взрослый он парень —
Жениться пора!
… показать весь текст …

Перед днем рождения сына меня уже третий день окутывают воспоминания… Я помню этот день, как вчера. 12 марта 2006 года.Воскресенье. Проснулась я от боли в животе, очень рано, хотя привыкла спать до обеда, но пришлось вставать. Особо на боль внимания не обращала, в последнюю неделю она часто сопровождала меня, да и срок мне ставили на 17 число. Помню зашла ко мне мама после ночной смены, и мы пошли гулять. Обошли всю набережную, зашли в церковь, как будто сам Бог привел меня туда, помолится за б…
… показать весь текст …

Мальчик мой нежный! Мой сын перед Богом!

Мальчик мой нежный! Мой сын перед Богом!
Дай же судьба тебе счастья всерьез.
Чтобы лишь ввысь уходила дорога,
Меньше печалей и горестных слез.

Бегает, прыгает, глазки сверкают:
«Надо! Купите! Играйте со мной!»
Силы небесные! Дайте мне знаний,
Как научить его думать душой.

Ласковый мальчик. Прижался к коленям.
Сердце подпрыгнуло — трудно вздохнуть…
Как я люблю тебя, чудо весеннее!
Жизни моей, пока первая, суть.
… показать весь текст …

Я хотела подарить ему всю себя, поэтому я родила ему дочь… Я мечтала совершить ради него подвиг, поэтому я родила ему сына…

Подвиг солдатских матерей

В разных уголках бывшего Советского Союза установлены немногочисленные памятники матерям, не дождавшихся своих сыновей с фронта.

В посёлке Алексеевка Кинельского района Самарской области 7 мая 1995 года, накануне 50-летия Победы в Великой Отечественной войне, состоялось торжественное открытие мемориала семьи Володичкиных. Мать воинов Прасковья Еремеевна Володичкина стоит в окружении девяти журавлей, как символ ожидания и веры. Девять журавлей – девять сыновей, которые отдали свои жизни во имя Победы. Прасковья Еремеевна Володичкина проводила на фронт девятерых своих сыновей. Женщина осталась одна — муж умер еще в 1935. С самым младшим — Николаем — мать перед войной даже не успела попрощаться. Закончив службу в Забайкалье, он должен был вернуться домой, но так и проехал мимо родных мест, лишь выбросив из окна теплушки свернутую трубочкой записку: «Мама, родная мама. Не тужи, не горюй. Не переживай. Едем на фронт. Разобьем фашистов и все вернемся к тебе. Жди. Твой Колька». Он так и не вернулся. Как и еще пятеро его братьев. После шестой похоронки в январе 1945 года сердце матери не выдержало потерь. Трое ее сыновей вернулись с фронта тяжело ранеными. Из огромной семьи, в которой, если бы не война, появилось много детей, внуков, правнуков, не осталось никого.

Анастасия Акатьевна Ларионова, жительница деревни Михайловка Саргатского района Омской области, проводила на фронт семерых сыновей: Григория, Пантелея, Прокопия, Петра, Федора, Михаила, Николая. Все они погибли на фронтах Великой Отечественной войны. За материнский подвиг 22 июня 2002 года в райцентре Саргатское ей поставили бетонный памятник, который был посвящен всем русским матерям, потерявшим в годы войны своих сыновей. Памятник представляет из себя фигуру женщины которая изображена стоящей у калитки в простой строгой одежде. Скорбное лицо обрамлено платком, горе запечатлелось в морщинках лба. Глаза устремлены вдаль в надежде, увидеть родные силуэты детей. Левая рука сильно прижата к сердцу, чтобы сдержать его боль. 9 мая 2010 года в день 65-летия Победы бетонный памятник был заменен его точной копией, но из бронзы.

В ноябре 2010 года по инициативе сотрудников сельской библиотеки Соколовского сельского поселения Гулькевичского района Краснодарского края на месте захоронения был установлен памятник многодетной матери Ефросинье Бабенко, все четверо сыновей которой погибли на полях сражений в годы Великой Отечественной войны. Сама женщина умерла через 15 лет после окончания войны, никаких родных и близких у нее не осталось.

В 1975 году в Жодино (Республика Белоруссия) у дороги Брест – Москва был открыт памятник Матери-патриотке, прообразом которой стала Анастасия Фоминична Курсевич (Куприянова), потерявшая в годы Великой Отечественной войны пятерых сыновей. В скульптурной композиции представлен момент прощания матери с сыновьями, которые уходят по символической дороге, чтобы защитить Родину, освободить от врага свой дом, вернуть мир и счастье всем матерям на Земле. Самый младший сын Петя, любимец матери, в последний раз оглянулся в ее сторону…

Памятник матери Татьяне Николаевне Николаевой, потерявшей на войне шесть из восьми сыновей. Село Изедеркино Моргаушского района, Чувашия. Татьяна Николаевна родила и вырастила 8 сыновей. Григорий, Александр, Родион, Фрол, Михаил, Егор, Иван, Павел—участвовали в Великой Отечественной войне. Григорий, Егор, Иван, Павел погибли в боях. Фрол и Родион умерли вскоре после войны от ран. В родной деревне в мае 1984 открыт памятник славной чувашской матери Николаевой Т.Н. Она занесена в Почетную Книгу Трудовой Славы и Героизма Чувашской АССР в 1978 году.

Памятник Калисте Павловне Соболевой в далекой архангельской деревушке Шахановке Шенкурского района. В 2004 г. опубликована статья в газете Правда Севера: «В нашей области, в Шенкурском районе, в деревне Шахановка, жила женщина, имя которой тоже надо хорошо знать. Это Калиста Павловна Соболева, сыновья которой не вернулись с полей сражений Великой Отечественной войны. Ни одной своей кровиночки — от 1905-го до 1925 годов рождения — не дождалась Калиста Павловна. Узнав о Победе, поставила на стол семь фотографий, семь стопок наполнила горькой, односельчан пригласила помянуть сыночков — Кузьму, Ивана, Андрея, Никиту, Павла, Степана, Иосифа. Жила Калиста Павловна бедно, ходила в лаптях. Работала в колхозе, награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.» Как и все колхозники, пенсии долго не получала, только в хрущевское время стали платить ей шесть рублей в месяц, потом — 12, а после — 18. Земляки сочувствовали ей, помогали картошку сажать и копать. Умерла она в середине шестидесятых. «

В 2004 году на центральной площади в Омской области в поселке Крутинки был установлен памятник Акулине Семеновне Шмариной, матери пятерых сыновей, погибших на фронтах Великой Отечественной войны.

В г. Задонске — памятник матери Марии Матвеевне Фроловой. Наискосок от монастыря, в скверике, поблизости от монастырской гостиницы расположена скульптурная группа — Скорбящая Мать и ряд обелисков с именами ее сыновей. Михаил, Дмитрий, Константин, Тихон, Василий, Леонид, Николай, Петр. У этой русской женщины-матери, вырастившей и воспитавшей 12 детей, восемь сыновей отняла война.

В cеле Буб Пермского края поставлен памятник Яковлевой Матрене Ивановне. Во время войны она продала все, что имела: дом, скотину, вещи. Пришла в сельсовет с мешком денег (100 тысяч рублей) со словами: «Купите на эти деньги самолет. У меня сынки воюют, надо помочь». Самолет купили. Сыновья с войны не вернулись, ни один. А всю оставшуюся жизнь Матрена Ивановна прожила в домах односельчан по очереди, всем было за честь, что она поживет в их доме. Памятник Матрене Ивановне поставили односельчане.

Олицетворением же всех матерей-героинь стала кубанская крестьянка Епистиния Степанова, положившая на алтарь Победы самое дорогое, что у нее было — жизни своих девятерых сыновей: Александра, Николая, Василия, Филиппа, Федора, Ивана, Ильи, Павла и Александра.

Маршал Советского Союза А. А. Гречко и генерал армии А. А. Епишев в 1966 году писали ей:

«Девять сыновей вырастили и воспитали Вы, девять самых дорогих для Вас людей благословили на ратные подвиги во имя Советской Отчизны. Своими боевыми делами они приблизили день нашей Великой Победы над врагами, прославили свои имена. …Вас, мать солдатскую, называют воины своей матерью. Вам шлют они сыновнее тепло своих сердец, пред Вами, простой русской женщиной, преклоняют колени».

На Кубани, в станице Днепровской, открыт музей. Он носит имя братьев Степановых. В народе его называют еще музеем русской матери. После войны собрала здесь мать всех своих сыновей. Вещи, которые в нем хранятся, трудно назвать музейным словом «экспонаты». Каждый предмет говорит о материнской любви и сыновней нежности. Здесь собрано все, что берегла мать: скрипка Василия, тетрадка со стихами Ивана, горсть земли с могилы Саши. Обращения к матери полны сыновней любви и заботы: «Много думаю о вас, живу мысленно с вами, родная мама. Часто вспоминаю свой родной дом, свою семью».

Последние годы Епистиния Фёдоровна, персональная пенсионерка союзного значения, жила в Ростове-на-Дону, в семье единственной дочери — учительницы Валентины Михайловны Коржовой. Там же и умерла 7 февраля 1969 года. Солдатскую мать похоронили в станице Днепровской Тимашёвского района Краснодарского края со всеми воинскими почестями, где в символическую братскую могилу «положили» и ее сыновей. Вскоре там возник целый мемориал, посвященный Степановым. Приравняв ее материнский подвиг к ратному, Родина наградила Епистинию Фeдоровну Степанову боевым орденом «Отечественной Войны» 1 степени.

Читать еще:  Олимпиада по пасхе

На больших руках усталой матери
Умирал её последний сын.
Полевые ветры тихо гладили
Серебристый лен его седин.
Гимнастёрка с воротом распахнутым
Задубела пятнами на нём.
Из тяжелых ран
В сырую пахоту
Опадала кровь его огнём.
— Я ль тебя, сыночек, не лелеяла,
Я ль тебя, родной, не берегла.
Ясны очи,
Кудри эти белые,
Силу богатырскую дала.
Думала — сойдутся в жизни праздники…
Ты последней радостью мне был!
А теперь твои закрылись глазоньки,
Белый свет в ресницах
Стал не мил. —
Увидав её слезинку грустную,
Обступили мать среди полей
Девять бед, разбивших сердце русское,
Девять павших в битве сыновей.
Стыли танки, громом раскурочены,
Заступали кони повода.
. Встала мать в селе на главной площади
И окаменела навсегда.
(Иван Варавва)

«Когда меня не станет»: письма отца сыну с советами на всю жизнь

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Он ушел в возрасте 27 лет, как и несколько известных музыкантов из «Клуба 27». Он был молод, слишком молод. Мой отец не был ни музыкантом, ни известным человеком. Рак не выбирает своих жертв. Он ушел, когда мне было 8 лет — и я был уже достаточно взрослым, чтобы скучать по нему всю жизнь. Если бы он умер раньше, у меня не осталось бы воспоминаний об отце и я не чувствовал бы никакой боли, но тогда по сути у меня не было бы папы. И все-таки я помнил его, и потому у меня был отец.

Если бы был жив, он мог бы подбадривать меня шутками. Мог бы целовать меня в лоб, прежде чем я засыпал. Заставлял бы меня болеть за ту же футбольную команду, за которую болел он сам, и объяснял бы некоторые вещи куда лучше мамы.
Он никогда не говорил мне, что он скоро умрет. Даже когда он лежал на больничной кровати с трубками по всему телу, он не сказал ни слова. Мой отец строил планы на следующий год, хотя он знал, что его не будет рядом уже в следующем месяце. В следующем году мы поедем рыбачить, путешествовать, посетим места, в которых никогда не были. Следующий год будет удивительным. Вот о чем мы мечтали.

Думаю, он верил, что такое отношение притянет ко мне удачу. Строить планы на будущее было своеобразным способом сохранить надежду. Он заставил меня улыбаться до самого конца. Он знал, что должно случиться, но ничего не говорил — он не хотел видеть моих слез.

Однажды моя мама неожиданно забрала меня из школы, и мы поехали в больницу. Врач сообщил грустную новость со всей деликатностью, на которую только был способен. Мама плакала, ведь у нее все еще оставалась крошечная надежда. Я был в шоке. Что это значит? Разве это не было очередной болезнью, которую врачи легко могут вылечить? Я чувствовал себя преданным. Я кричал от гнева, пока не понял, что отца уже нет рядом. И я тоже расплакался.

Тут кое-что произошло. С коробкой под мышкой ко мне подошла медсестра. Эта коробка была заполнена запечатанными конвертами с какими-то пометками вместо адреса. Затем медсестра вручила мне одно-единственное письмо из коробки.
«Твой отец попросил меня передать тебе эту коробку. Он провел целую неделю, пока писал их, и хотел бы, чтобы ты прочитал сейчас первое письмо. Будь сильным.»
На конверте была надпись «Когда меня не станет». Я открыл его.

Сын,
Если ты это читаешь, значит я мертв. Мне жаль. Я знал, что умру.
Я не хотел тебе говорить, что произойдет, я не хотел, чтобы ты плакал. Я так решил. Думаю, что человек, который собирается умереть, имеет право действовать немного эгоистичнее.
Мне еще многому нужно тебя научить. В конце концов, ты ни черта не знаешь. Так что я написал тебе эти письма. Не открывай их до нужного момента, хорошо? Это наша сделка.
Я люблю тебя. Позаботься о маме. Теперь ты мужчина в доме.
Люблю, папа.
P.S. Я не написал писем для мамы. Она и так получила мою машину.

Его корявое письмо, которое я едва мог разобрать, успокоило меня, заставило улыбнуться. Вот такую интересную вещь придумал мой отец.

Эта коробка стала самой важной в мире для меня. Я сказал маме, чтобы она не открывала ее. Письма были моими, и никто другой не мог их прочитать. Я выучил наизусть все названия конвертов, которые мне еще только предстояло открыть. Но потребовалось время, чтобы эти моменты настали. И я забыл о письмах.

Семь лет спустя, после того, как мы переехали на новое место, я понятия не имел, куда подевалась коробка. У меня просто вылетело из головы, где она может быть да и я не очень-то и искал ее. Пока не произошел один случай.
Мама так и не вышла снова замуж. Я не знаю почему, но мне хотелось бы верить, что мой отец был любовью всей ее жизни. В то время у нее был парень, который ничего не стоил. Я думал, что она унижает себя, встречаясь с ним. Он не уважал ее. Она заслужила кого-то намного лучше, чем парень, с которым она познакомилась в баре.

Я до сих пор помню пощечину, которую она отвесила мне после того, как я произнес слово «бар». Я признаю, что я это заслужил. Когда моя кожа все еще горела от пощечины, я вспомнил, коробку с письмами, а точнее конкретное письмо, которое называлось «Когда у вас с мамой произойдет самая грандиозная ссора».

Я обыскал свою спальню и нашел коробку внутри чемодана, лежащего в верхней части гардероба. Я посмотрел конверты, и понял, что забыл открыть конверт с надписью «Когда у тебя будет первый поцелуй» . Я ненавидел себя за это и решил открыть его потом. В конце концов я нашел то, что искал.

«Теперь извинись перед ней.
Я не знаю, почему вы поругались и я не знаю, кто прав. Но я знаю твою маму. Просто извинись, и это будет лучше всего.
Она твоя мать, она любит тебя больше, чем что-либо в этом мире. Знаешь ли ты, что она рожала естественным путем, потому что кто-то сказал ей, что так будет лучше для тебя? Ты когда-нибудь видел, как женщина рожает? Или тебе нужно еще большее доказательство любви?
Извинись. Она простит тебя.
Люблю, папа.»

Мой отец не был великим писателем, он был простым банковским клерком. Но его слова имели большое влияние на меня. Это были слова, которые несли большую мудрость, чем все вместе взятое за 15 лет моей жизни на то время.
Я бросился в комнату матери и открыл дверь. Я плакал, когда она повернулась, чтобы посмотреть мне в глаза. Помню, я шел к ней, держа письмо, которое написал мой отец. Она обняла меня, и мы оба стояли в тишине.

Мы помирились и немного поговорили о нем. Каким-то образом, я чувствовал, что он сидел рядом с нами. Я, моя мать и частичка моего отца, частичка, которую он оставил для нас на листке бумаги.

Прошло немного времени, прежде чем я прочитал конверт «Когда ты потеряешь девственность».

«Поздравляю, сын.
Не волнуйся, со временем станет лучше. В первый раз всегда страшно. Мой первый раз произошел с некрасивой женщиной, которая к тому же была проституткой.
Мой самый большой страх, что ты спросишь маму, что такое девственность после того, как прочтешь это слово.
Люблю, папа.»

Мой отец следовал за мной через всю мою жизнь. Он был со мной, даже несмотря на то, что давно умер. Его слова сделали то, чего больше никто не мог совершить: они придавали мне сил, чтобы преодолеть бесчисленные сложности в моей жизни. Он всегда умел заставить меня улыбнуться, когда все вокруг выглядело мрачным, помогал очистить разум в моменты злости

Письмо «Когда ты женишься» очень взволновало меня. Но не так сильно, как письмо «Когда ты станешь отцом».
Теперь ты поймешь, что такое настоящая любовь, сынок. Ты поймешь, как сильно любишь ее, но настоящая любовь — это то, что ты почувствуешь к этому маленькому созданию рядом с тобой. Я не знаю, мальчик это или девочка.
Но. получай удовольствие. Сейчас время понесется со скоростью света, так что будь рядом. Не упускай моментов, они никогда не вернутся. Меняй пеленки, купай ребенка, будь образцом для подражания. Я думаю, у тебя есть все, чтобы стать таким же прекрасным отцом, каким был и я.

Самое болезненное письмо, которое я когда либо читал было также и самым коротким из тех, что отец написал мне. Уверен, в момент, когда он писал эти три слова, отец страдал так же, как и я. Потребовалось время, но в конце концов я должен был открыть конверт «Когда твоя мать умрет»

Шутник! Это было единственное письмо, которое не вызвало улыбку на моем лице.

Я всегда сдерживал обещание и никогда не читал писем раньше времени. За исключением письма «Если ты поймешь, что ты гей». Это был одно из самых забавных писем.

Что я могу сказать? Рад, что я мертв.
Шутки в сторону, но на пороге смерти я понял, что мы заботимся слишком много о вещах, которые не имеют большого значения. Ты думаешь, это что-нибудь изменит, сынок?
Не глупи. Будь счастлив.

Я всегда ждал следующего момента, следующего письма — еще одного урока, которому отец научит меня. Удивительно, чему 27-летний человек может научить 85-летнего старика, каким стал я.

Теперь, когда я лежу на больничной койке, с трубками в носу и в горле благодаря этому проклятому раку, я вожу пальцами по выцветшей бумаге единственного письма, которое еще не успел открыть. Приговор « Когда придет твое время» едва читается на конверте.

Я не хочу открывать его. Я боюсь. Я не хочу верить, что мое время уже близко. Никто не верит, что однажды умрет.
Я делаю глубокий вдох, открывая конверт.

Привет, сынок. Я надеюсь, что ты уже старик.
Ты знаешь, это письмо я написал первым и оно далось мне легче всех. Это письмо, которое освободило меня от боли потерять тебя. Я думаю, что ум проясняется, когда ты так близок к концу. Легче говорить об этом.
Последние дни здесь я думал о своей жизни. Она была короткой, но очень счастливой. Я был твоим отцом и мужем твоей мамы. Чего еще я мог просить? Это дало мне душевное спокойствие. Теперь и ты сделай то же самое.
Мой совет для тебя: не бойся.
P.S. Я скучаю по тебе.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector