Воспоминание пушкин история создания

Краткий анализ стихотворения «Воспоминания в Царском cеле» по плану

1. История создания

Стихотворение «Воспоминания в Царском селе» — одно из самых ранних произведений Пушкина. Оно было написано юным лицеистом осенью 1814 года и предназначалось для чтения на публичном экзамене, который состоялся 8 января 1815 года.

Упомянутый в стихотворении Г. Р. Державин, стилю которого отчасти подражал Пушкин, присутствовал на экзамене и высоко оценил дарования молодого поэта. «Вот тот, кто заменит меня», — произнёс первый стихотворец России, убелённый к тому времени сединами.

Лицеисты поздравляли товарища с настоящим триумфом, а Пушкин засвидетельствовал произошедшее в поэме «Евгений Онегин»: «Старик Державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил».

2. Литературное направление

Произведение написано в традициях классицизма.

Его темой Пушкин избирает величие России, большая часть произведения отведена прославлению славных дел Екатерины Великой и Александра I. Также упоминаются имена знаменитых литераторов, благодаря чему Пушкин как бы вписывает себя в современный ему литературный контекст.

Помимо классицистических черт (одическая приподнятость, обращение к гражданским темам, античная символика), в произведении присутствуют романтические и сентиментальные черты.

Они проявляются в поэтике пейзажей, описании героики (вместо конкретных образов современных воинов, как, например, в стихотворении Лермонтова «Бородино», у юного Пушкина упоминаются архаические кольчуги).

В 1814 году поэт находится в поиске собственного языка и стиля. Титаническая работа по созданию моста между старой и новой литературой только начата.

3. Род

Данное произведение можно назвать лиро-эпическим, так как в нём сюжеты русской истории, кратко изложенные рассказчиком, освещены личным отношением автора.

Прошлое, настоящее и будущее находятся в фокусе зрения лирического героя.

4. Жанр

Стихотворение сочетает черты оды и элегии.

Гражданская тема выполнена в одической традиции, а пейзажно-философская – в элегической.

Пушкин смело совмещает жанры, становясь новатором в первых же поэтических опытах.

5. Проблематика

Проблема произведения может быть определена формулировкой «Человек в истории».

Лирический герой произведения, находясь в Царском селе, постигает смысл российской истории, восхищаясь славными победами предков и вдохновенным творчеством поэтов-предшественников.

Образы прошлого, подобно царскосельским монументам, обступают его и требуют продолжения.

6. Тематика

В стихотворении звучит тема величия России, прославления её воинских побед и гражданских добродетелей, отражающих победоносный дух зарождающегося нового искусства.

7. Идея

Идея произведения – в утверждении державного величия России, связи настоящего с прошлым и будущим.

8. Пафос

Пафос стихотворения зиждется на энергии жизнеутверждения, молодых надеждах, предчувствии широких горизонтов.

9. Система образов

Образы государственных деятелей, о которых вспоминает лирический герой, любуясь статуями царскосельского парка, олицетворяют славу России.

Образы русских стихотворцев, явленные не только через называние фамилий, но и через стилистику, усиливают героико-патриотическое звучание текста.

Наиболее оригинальным представляется образ лирического героя, в восприятии которого сливаются образы природы (пейзаж) и образы человеческой культуры (статуи, эпизоды истории, строки стихотворений, «звуки лиры»).

10. Центральные персонажи

Центральный персонаж стихотворения – лирический герой, от лица которого ведётся повествование. Он выступает в роли современника-очевидца, прогуливающегося по Царскому селу и наслаждающегося его красотами.

В тексте упоминаются герои прошлого (Орлов, Румянцев, Суворов), императрица Екатерина Великая, император Александр Павлович, одержавший победу над Наполеоном, поэты Державин и Петров.

В конце стихотворения дан намёк на Жуковского, которого Пушкин именует «скальд России вдохновенный».

11. Лирический герой

Лирический герой выглядит «взрослее» автора стихотворения, тем не менее, поэт говорит от первого лица. Это его глазами описаны великие события русской истории, вдохновляющие его победы русского оружия.

Повествование эмоционально окрашено, оценочно. Поэт всем сердцем отзывается на эхо событий 12-го года, быть участникам которых ему не довелось:

Края Москвы, края родные,
Где на заре цветущих лет
Часы беспечности я тратил золотые,
Не зная горести и бед,
И вы их видели, врагов моей отчизны!
И вас багрила кровь и пламень пожирал!
И в жертву не принес я мщенья вам и жизни;
Вотще лишь гневом дух пылал.

12. Сюжет

Стихотворение начинается с описания царскосельского сада.

Затем наблюдатель обращает взор к памятнику Екатерине и вспоминает легендарное Чесменское сражение, определившее победный исход русско-турецкой войны 1768-1774 годов. Славные полководцы екатерининских времён вызывают в его памяти не менее значимые события ближайшего прошлого.

Только что отгремела война с Наполеоном, поработитель мира бежал из разорённой Москвы, а император Александр был встречен освобождённой Европой как победитель и миротворец.

Стихотворцы воспели славные дела русских воинов и государей, а о будущих победах ещё возвестит вдохновенная лира Жуковского.

13. Композиция

Стихотворение обладает линейной композицией

Первые 3 строфы (восьмистишия) представляют собой пролог, описывающий красоты Царского села.

Следующие 4 строфы посвящены блестящей екатерининской эпохе.

Затем в 12 строфах описывается победа русских над французами в Отечественной войне 1812 года. Это описание представляет собой основную часть сюжета.

Завершающая строфа стихотворения, обращённая к Жуковскому, выполняет функцию эпилога.

14. Размер, рифма и строфика

Стихотворение написано разностопным (от 4 до 6 стоп) ямбом с чередованием мужских и женских рифм.

Перекрёстная рифмовка и одинаковое количество строк в каждой строфе (8) напоминают планировку регулярного парка. Пушкин старается выдержать традиции классической оды.

15. Художественное своеобразие произведения

Звукопись стихотворения соответствует его композиции.

В первой части при описании озарённого луной пейзажа используются аллитерации с сонорами «л», «н», «р».

Когда же речь заходит о ратных победах, встречается множество шипящих, твёрдых и звонких согласных, передающих настроение решительного натиска.

В стихотворении преобладают сложные предложения с рядами однородных членов. Действие приобретает динамичность за счёт использования глагольных рядов. Имеются предложения с побудительной интонацией и развёрнутыми обращениями.

Лексика стихотворения – книжная, местами – архаичная. Даже для пушкинской эпохи упоминание о воинских кольчугах было анахронизмом. Лексика и стилистика текста как будто позаимствованы из словаря Державина и Сумарокова.

Всего через несколько лет из-под пера Пушкина выйдут легчайшие для слуха и произнесения, ювелирно обработанные стихи. Этот контраст покажет масштаб языковой работы, проделанной поэтом, ставшим реформатором русского литературного языка.

16. Средства художественной выразительности

  • сравнения («луна, как лебедь величавый, плывёт в сребристых облаках»),
  • метафоры («водопады стекают бисерной рекой»),
  • эпитеты («валы седые», «угрюмых сосен»).

Эти средства художественной выразительности оживляют пейзаж, создают атмосферу таинственности.

В создании эффекта торжественности поэту помогают анафоры (чуть слышится, чуть дышит – в 1-й строфе), инверсии (орел младой).

17. Значение произведения

Стихотворение «Воспоминания в Царском селе» помогло Пушкину войти в русскую литературу. Поэт предопределил в нём своё место в мире, осознав себя как часть российской истории и культуры.

18. Актуальность

Актуальность «Воспоминаний» состоит скорее в факте обращения к важнейшим эпизодам отечественной истории допушкинского периода, нежели в значимости стихотворения для последующих поколений.

Оно дорого нам, как триумфальная проба сил юного гения, как пушкинский рассвет, озаривший собой весь 19 век.

19. Моё отношение

Стихотворение «Воспоминания в Царском селе» показалось мне сложным для восприятия. Оно написано старинным слогом, в нём много устаревших слов.

В то же время поражает, что Пушкин написал это стихотворение в 15 лет! В столь юном возрасте поэт уже чувствовал себя гражданином, отзывался на исторические события, знал современную ему литературу.

Трудно представить, что кто-то из моих ровесников напишет сегодня что-то подобное. Мне стало понятно, как тяжело было Пушкину реформировать русский поэтический язык.

Он сделал огромный шаг вперёд, благодаря чему высокая поэзия стала доступна каждому человеку.

20. Чему учит

Стихотворение «Воспоминания в Царском селе» учит нас ценить и уважать родную историю, гордиться славой русских полководцев и поэтов.

У России великое героическое прошлое. Только осознав это, можно уверенно строить настоящее и мечтать о будущем.

«Воспоминания в Царском Селе» («Навис покров угрюмой нощи…») — анализ стихотворения Пушкина

Проводя анализ стихотворения «Воспоминания в царском селе» глубже понимаешь степень таланта Пушкина, написавшего это произведение всего в 15 лет. Этот подросток совсем недавно не знал русского языка вообще, но за короткий срок он впитал в себя не только современный для его времени язык, но и ознакомился со старорусским языком, употребляемым при написании литературных произведений той эпохи.

Написание стихотворения «Навис покров угрюмой нощи…» было знаменательно, в первую очередь для самого Пушкина. Лицеисты знали, что в числе экзаменаторов будет сам Гаврила Романович Державин: поэт и драматург, министр и сенатор. Юному Саше очень хотелось испытать свои силы, показать себя корифею русской литературы, перед которым он преклонялся и которого боготворил. Поэтому и тема стихотворения, и жанр оды, и использование старославянских слов были выбраны неслучайно. Этим Пушкин хотел приблизиться к стилю Екатерининской эпохи и к стилю державинского стихосложения.

Немного истории

Об этом экзамене сохранилось воспоминание самого Пушкина:

В воспоминаниях свидетелей этого удивительного события сохранилось высказывание сенатора: «Я не умер. Вот, кто заменит меня».

После экзамена в стенах лицея состоялся парадный обед, на котором Разумовский сказал Сергею Львовичу, отцу поэта: «Я бы желал, однако же, образовать сына вашего в прозе…» На что Державин ответил: «Оставьте его поэтом».

Гаврила Романович умер через год в возрасте 73 лет. И тем символичнее стала своеобразная передача эстафеты от Державина к Пушкину. Стихотворение было опубликовано в 1815 году в журнале «Российский музеум, или Журнал европейских новостей». Это было первое произведение, напечатанное в публичном издании и подписанное полным именем Пушкина.

Читать еще:  Икона воскресение христово

В 1819 году Александр Сергеевич готовил стихотворение к публикации и удалил из него хвалебные строчки, посвященные Александру I. Но сборник тогда не был опубликован.

Стиль, жанр и особенности

В этом стихотворении еще прослеживается подражательство Державину и Карамзину. Стихотворение написано в жанре оды, но в нем заметны интонации, характерные для элегии. Это произведение создано в стиле классицизма, подчеркиваемом архаизмами: нощи, златые, брега. Архаистика отражена и в грамматике.

Несмотря на подражательство, уже прослеживается чисто пушкинская наблюдательность, любовь к природе:

Чуть слышится ручей, бегущий в сень дубравы,

Чуть дышит ветерок, уснувший на листах,

И тихая луна, как лебедь величавый,

Плывет в сребристых облаках.

Стихотворение довольно крупное для пятнадцатилетнего подростка. Оно состоит из 20 восьмистрочных строф. Рифмы перекрестные. Нечетные строфы – с безударными женскими рифмами, четные строфы – с мужскими. Размер стиха смешанный, сочетающий четырех-шестистопный ямб.

Композиция

Произведение состоит из трех частей. В первой части поэт говорит о Царскосельском лицее, описывает ночную природу, окружающую Царское село, свои ощущения в ней и постепенно переходит ко второй части, отразившей историю царской семьи, начиная от Петра, который

… льва сразив, почил орел России мощный

На лоне мира и отрад?

Затем в истории России наступает передышка, которую дала супруга Петра Екатерина I. Пушкин обращает внимание на памятники, возведенные во дворе лицея, И вспоминает Елизавету Петровну. При ней был дан толчок к развитию науки и искусств.

Воззрев вокруг себя, со вздохом росс вещает:

«Исчезло все, великой нет!»

Несколько строф посвящено эпохе Екатерины Великой, к которой собственно принадлежал Гаврила Романович. Он воспевает храбрость русского оружия.

Вторая часть также плавно перетекает в третью часть, посвященную Отечественной войне, сожжению Москвы французом.

В этом стихотворении Пушкин применяет следующие средства выразительности:

  • метафоры – навис покров, дремлющих небес, в седом тумане, сребристых облаках, бисерной рекой, угрюмых сосен;
  • эпитеты – прекрасный (сад), в безмолвной (нощи), твердой, мшистою (скалой) младой (орел);
  • сравнения – луна, как лебедь величавый, исчез, как утром страшный сон.

Основная мысль, идея произведения

В этом произведении в форме воспоминания, навеянного памятниками, архитектурными ансамблями показывается великая история России от Петра до Отечественной войны 1812 года. Величие России служит основной мыслью произведения. Юный автор признается, что не мог быть в Москве в тяжкий для нее период.

И в жертву не принес я мщенья вам и жизни;

Вотще лишь гневом дух пылал.

Через все произведение проходит идея патриотизма и героизма русского народа, возглавляемого царями и полководцами.

Воспоминания в Царском Селе

Воспоминания в Царском Селе
Жанр стихотворение
Автор А. С. Пушкин
Язык оригинала русский
Дата написания 1814
Дата первой публикации 1815
Текст произведения в Викитеке

«Воспомина́ния в Ца́рском Селе́» («Навис покров угрюмой нощи…») — стихотворение 15-летнего Пушкина, известное не столько своим содержанием, сколько одобрением Гавриила Державина.

Содержание

Содержание

Стихотворение несет черты как элегии, так и оды. Лирический герой созерцает памятники Царского Села: Чесменскую колонну в память о победе русского флота над турками в 1770 году, обелиск в честь победы армии Румянцева над турками при Кагуле в 1770 году — и вспоминает славных полководцев екатерининской эпохи, их победы и поэтов, которые их воспевали.

Затем герой думает о новом веке, новой военной грозе, потрясшей Россию: вторжение Наполеона в Россию, неотвратимое движение всесокрушающей французской армии, на пути которой встает русская, битва при Бородино, сгоревшая Москва, изгнание французов и покорение Парижа, причем вместо мщенья за Москву Россия несет Франции и всей Европе мир. Стихотворение заканчивается обращением к поэту нового времени — «скальду России» Жуковскому — с призывом воспеть новые победы.

В стихотворении отчетливо заявлена высокая роль поэта в обществе: каждой эпохе нужны не только полководцы и ратники, но и поэты, которые вдохновляют героев на подвиги.

История создания

«Воспоминания в Царском Селе» были написаны в октябре — ноябре 1814 года для чтения на публичном экзамене при переходе с младшего трехлетнего курса Царскосельского лицея на старший. Когда стало известно, что на экзамене будет присутствовать Державин, учитель словесности Галич предложил 15-летнему Пушкину, уже регулярно публиковавшему свою лирику, написать достойное такого события стихотворение. За несколько дней до экзамена министр просвещения Алексей Разумовский потребовал, чтобы при нем провели «репетицию». Тогда-то Пушкин впервые продекламировал «Воспоминания в Царском Селе». [1]

Экзамен

Экзамен состоялся 8 января (21 января) 1815 года. Державин был уже очень стар. Экзамены шли долго, и поэт утомился. Он оживился, когда начался экзамен по русской словесности. Все лицеисты читали, разбирали и хвалили державинские стихотворения. Старик внимательно и с удовольствием слушал. Затем вышел Пушкин. Позднее он вспоминал:

Я прочел мои «Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояния души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом…

Не помню, как я кончил своё чтение, не помню, куда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, и хотел меня обнять… Меня искали, но не нашли… [2]

«Я не умер, — воскликнул Державин. — Вот, кто заменит меня». [3]

На последовавшем за экзаменом парадном обеде Разумовский, довольный впечатлением произведенным на гостей молодым поэтом, сказал отцу Пушкина: «Я бы желал, однако же, образовать сына вашего в прозе…» На что Державин ответил: «Оставьте его поэтом». [4]

Судьба стихотворения

По просьбе Державина Пушкин послал ему список «Воспоминаний в Царском Селе», второй список попал в руки дяди молодого поэта Василия Львовича и через него стал известен многим поэтам и писателям того времени.

В том же 1815 году «Воспоминания в Царском Селе» были опубликованы в журнале «Российский музеум, или Журнал европейских новостей», став первым стихотворением, напечатанным с полной подписью поэта.

Подготавливая в 1819 году к печати первый сборник своих стихов (не осуществленный тогда), Пушкин переработал текст стихотворения, освободив его от похвал Александру I (как спасителю Европы).

В 1825 году стихотворение было включено по желанию Пушкина в рукопись его сборника, посланного в цензуру; однако в вышедшей книге его не оказалось. Возможно, цензор обратил внимание на отсутствие строфы, посвященной царю: стихотворение было хорошо известно в первоначальном виде, так как именно в этой первой редакции печаталось в «Собрание образцовых русских сочинений и переводов в стихах|Собрании образцовых русских сочинений и переводов в стихах» (1817 и 1823).

В 1829 году Пушкин написал одноименное стихотворение: «Воспоминания в Царском Селе» («Воспоминаньями смущенный…»). Эти два стихотворения часто путают.

Значение события

Уже на современников сцена, когда патриарх литературы (Державин умер через год) благословил 15-летнего лицеиста в свои преемники, произвела большое впечатление. [5] В дальнейшем, когда раскрылся гений Пушкина, событие приобрело вид символической передачи творческой эстафеты от первого поэта XVIII века первому поэту XIX века. [6]

Одобрение Державина произвело огромное влияние и на самого Пушкина. Он неоднократно возвращался к нему в своих произведениях, а во II строфе восьмой главы «Евгения Онегина» сказал своё знаменитое:

И, в гроб сходя, благословил.

Эта фраза стала крылатой в значении символической передачи традиции от представителя старшего поколения его молодому коллеге. [5]

Пушкин В начале жизни школу помню я

Пушкин:»В начале жизни школу помню я. «

В 1830 году в Болдине Александр Сергеевич Пушкин оставил будущим поколениям автобиографическое стихотворение, зарегистрированное в оглавлениях его изданий первой строкой.

В начале жизни школу помню я;
Там нас, детей беспечных, было много;
Неровная и резвая семья;

Смиренная, одетая убого,
Но видом величавая жена
Над школою надзор хранила строго.

Толпою нашею окружена,
Приятным, сладким голосом, бывало,
С младенцами беседует она.

Её чела я помню покрывало
И очи светлые, как небеса.
Но я вникал в её беседы мало.

Меня смущала строгая краса
Её чела, спокойных уст и взоров,
И полные святыни словеса.

Дичась её советов и укоров,
Я про себя превратно толковал
Понятный смысл правдивых разговоров.

И часто я украдкой убегал
В великолепный мрак чужого сада,
Под свод искусственных порфирных скал.

Там нежила меня теней прохлада;
Я предавал мечтам свой юный ум,
И праздность была мне отрада

Любил я светлых вод и листьев шум,
И белые в тени дерев кумиры,
И в ликах их печать недвижных дум.

Всё – мраморные циркули и лиры,
Мечи и свитки в мраморных руках,
На главах лавры, на плечах порфиры

Всё наводило сладкий некий страх
Мне на сердце; и слёзы вдохновенья,
При виде их рождались на глазах.

Другие два чудесные творенья
Влекли меня волшебной красотой:
То были двух бесов изображенья.

Один (Дельфийский идол) лик младой –
Был гневен, полон гордости ужасной,
И весь дышал он силой неземной.

Другой женообразный, сладострастный,
Сомнительный и лживый идеал –
Волшебный демон – лживый, но прекрасный.

Пред ними сам себя я забывал;
В груди младое сердце билось – холод
Бежал по мне и кудри подымал.

Читать еще:  Как проводятся поминки

Безвестных наслаждений тёмный холод
Меня терзал. Уныние и лен
Меня сковали – тщетно был я молод.

Средь отроков я молча целый день
Бродил угрюмый – все кумиры сада
На душу мне свою бросали тень.

Первоначальное начало стихотворения:

Тенистый сад и школу помню я,
Где маленьких детей нас было много,
Как на гряде одной цветов семья.
Росли неровно – и за нами строго
Жена смотрела. Память уж моя
Истёрлась, обветшалая…… убого,
Но лик и взоры дивной той жены
В душе глубоко напечатлены.*

Выходит, что Александр Сергеевич в долицейский период жизни учился в школе, о которой не упоминает ни один биограф поэта и в первую очередь Анненков. Была ли школа причиной страха или стыда?
Точная дата переселения семьи Пушкиных, включая младенца Александра, в Немецкую слободу подмосковья неизвестна. Принято считать год 1800 – год продажи Марией Алексеевной Ганнибал имения Кобрино и куплю в 40 верстах от Москвы сельца Захарьино. Однако нельзя сбрасывать со счетов сердечную близость Иван Абрамовича Ганнибала и Марии Алексеевны. Иван Абрамович умер в октябре 1801 года, болел он с 1799, и вряд ли Мария Алексеевна могла оставить его без надзора. Дочь Арины (Арьины) Родионовны по имени Мария, живущая в купленном подмосковном сельце Захарьино, рассказала поэту и переводчику Н. В. Бергу, что перед переездом в Москву Надежда Иосифовна с детьми, дочерью Ольгой и сыном Александром, некоторое время жили у Иосифа Абрамовича в поместье Михайловском.**
По описаниям школа состояла из одного класса, в котором училось «много» «маленьких» «одной цветов семья детей». Если цветы назывались розами, то «на

————
*А. С. П. т. 3 с. 201 и 468.
**Пушкин в воспоминаниях современников. С.Петербург. 1998, с.39-41. Н. В. Берг. Сельцо Захарово.

гряде» все они были розами, если в школе учились французские дети, то все они были французами, а если – еврейские дети, то все они были евреями, то есть дети, объединённые единым происхождением. Пушкин уточняет и возраст детей: «Толпою нашею окружена, приятным, сладким голосом, бывало, с младенцами беседует она (пр. авт.: учительница)».
Русские дети в Немецкой слободе не жили. «Детей беспечных», это значит дети богатых родителей.
Смотрела за детьми «смиренная, одетая убого, но видом величавая жена». Следовательно, школу содержала семья хотя и не из богатых, но величавых. Слово «величавая» характеризует человека как со стороны нравственных и духовных качеств, так и по происхождению. Красивая учительница с голубыми, как у Пушкина, глазами, тактичная, её голову и лоб, как у всех религиозных еврейских жён, закрывал платок. «Полные святыни словеса» подчёркивают религиозный уклон школы.
Ученик Александр Пушкин «святые словеса», хотя и «правдивые», понимал по-своему. Любознательность влекла его в «великолепный мрак чужого сада» — место не подходящее школьной идеологии из-за «белых в тени дерев кумиров», другими словами, мраморных изваяний людей и идолов, что противоречило еврейской заповеди «Не сотвори себе идола и всякого изображения» или «Не сотвори себе кумира». Если школа была бы светской или христианской, то Пушкину не приходилось бы любоваться кумирами украдкой. Необычное, да ещё запретное, рождало повышенную чувствительность у будущего поэта. Он убегал с уроков в сад овеянного мрачными легендами Юсуповского дворца, где «всё наводило сладкий некий страх». Повышенный интерес к изваяниям приводил к конфликту ребёнка с учительницей.
История Юсуповского дворца уходит корнями в царствование Ивана Грозного, но первым и достоверным владельцем этого дворца был еврей на службе у Петра Первого барон, вице-канцлер и дипломат П. П. Шафиров. Согласно легенде (из уст экскурсовода) часть дворца в Большом Харитоньевском переулке в годах 1801 – 1803 снимал Сергей Львович Пушкин, отец будущего поэта. Неспроста Александр Сергеевич героиню поэмы «Евгений Онегин» привозит в места своего младенчества к тёткам её в Харитоньевском переулке.
В Немецкой слободе отсутствовали православные христианские церкви и школы при них, но проживало много евреев, а там где евреи, там и школа. В еврейском мире России и Польши такие начальные школы назывались хедер и меламед – класс и учитель. В них занимались дети от 3 до 7 лет, «неровная, но резвая семья», судя по всему, мальчики разных возрастов. Неизвестно насколько эта школа была глубоко религиозной, но знание Ветхого Завета само собой не приходит, и знание это красной нитью проходит через творческий путь поэта.
Нам, выходцам из России, пишущим в 21 веке, остаётся предположить из личного опыта, что жители слободы, не подчёркивая своего еврейского происхождения или даже придерживаясь христианства в духе протестантства, втайне остались верны еврейской культуре и старались приобщить к ним своих детей, нанимая частных преподавателей.
Сестра поэта Ольга Сергеевна в воспоминаниях проводит границу детского возраста брата в семь лет, то есть возраст окончания начальной школы. До семилетнего возраста, Пушкин был неповоротлив и тучен: приходилось много учить и, соответственно, сидеть в классе, его учительница «над школою надзор хранила строго».
Итак, школа, в которой занимался младенец Александр, по всем признакам была еврейской. Основные воспоминания об Александре Сергеевиче Пушкине писались и публиковались после его смерти в период правления Николая Первого, издавшего около 600 законодательных антиеврейских актов. Антисемитизм как со стороны государства, так и со стороны церкви являлся одним из главных рычагов правления. Слова Еврей и Жид в общественной жизни приняли негативный смысл, поэтому пишущие воспоминания или биографию о Пушкине избегали соприкосновения с иудаизмом в его жизни. К сожалению, в России это перешло в традицию.
Описывая начало жизни Пушкина со слов очевидцев, Анненков или вообще не
уделяет внимания произведениям, в которых Пушкин рассказывает свою биографию, или проносится по ним скороговоркой.
Отрывок из стихотворения о начале жизни, известное по первой строке «В начале жизни школу помню я…» Анненков поместил в конце книги, сопроводив словами: «Рассказ пропадает здесь в бесчисленных помарках…. Конец этого сочинения утерян, или недописан, да и вообще оно не получило последней художественной обделки…. Это не мешает усмотреть в нём, вместе с глубокими чертами поэзии, и первый проблеск того эпического настроения, которое впоследствии развилось у Пушкина и определило всю поэтическую его деятельность, о чём мы будем ещё иметь случай говорить подробнее».* Пушкин писал о школе в младенчестве, Анненков школу умолчал.
В 1994 году в продаже появилась книга Б. А. Васильева с многообещающим

————
* Материалы для биографии А. С. Пушкина. Издание П. В. Анненкова С. Петербург. 1855 с.308.

названием «Духовный путь Пушкина». Автор подробно разбирает автобиографическое стихотворение «В начале жизни школу…» и, заменив школу лицеем, продолжает согласно Анненкову анализировать «проблеск того эпического настроения» поэта.
По Васильеву образ учительницы Пушкин списал с иконы «Знамение», привезённой из Византии и подаренной царю Алексею Михайловичу. Во время царствования Елизаветы икона была перенесена из Петербурга в Царское село в церковь Знамения. Лицеисты, как утверждается в книге Васильева, посещали эту церковь. Поэтому «величавая жена» — учительница из подмосковной Немецкой слободы не кто иная, как «икона «Знамение» – чудотворный образ, который символизирует христианское мировоззрение и веру». Далее фальсификация ещё грубее: «Строгость красоты Богоматери на иконе, отметил также Пушкин, подчёркивая, что эта строгость его смущала». Что касается «тенистого сада», по черновику стихотворения, то это не сад в Немецкой подмосковной слободе, а «лицейский сад, березовая роща, примыкавшая к лицейскому корпусу за его оградой. Роща была тем райским местом, где воспитанникам предоставлялась полная свобода»; что касается «чужого сада» по чистовику стихотворения, то это «Екатерининский сад с его аллеями, гротами, скульптурами и другими произведениями паркового искусства».*
Книга Васильева – наглядный пример, как вместо истины биографы присваивают себе право славить христианство именем Пушкина, иконизируя и искажая его образ.

————
*Б.А. Васильев. Духовный путь Пушкина. «Катакомбы 20-го века». М. 1994. с.186, 188.

ДРАМАТИЧНО ИЛИ ТРАГИЧНО СТИХОТВОРЕНИЕ А. С. ПУШКИНА «ВОСПОМИНАНИЕ»?

Статья посвящена проблеме трактовки стихотворения А. Пушкина «Воспоминание», связанной с двояким прочтением его последнего стиха.

Стихотворение «Воспоминание» — одно из самых пронзительных у Пушкина. Оно состоит из двух частей, одна из которых опубликована, а другая осталась в рукописи. Процитируем первую часть.
Когда для смертного умолкнет шумный день
И на немые стогны града
Полупрозрачная наляжет ночи тень
И сон, дневных трудов награда,
В то время для меня влачатся в тишине
Часы томительного бденья:
В бездействии ночном живей горят во мне
Змеи сердечной угрызенья,
Мечты кипят, в уме, подавленном тоской,
Томится тяжких дум избыток,
Воспоминание безмолвно предо мной
Свой длинный развивает свиток.
И с отвращением читая жизнь мою,
Я трепещу и проклинаю,
И горько жалуюсь, и горько слезы лью,
Но строк печальных не смываю.
(19 мая 1828 г.)

Смысл стихотворения обычно воспринимается как покаяние. Однако не всеми. По поводу последней строки «Но строк печальных не смываю» знаменитые пушкинисты Д.Д. Благой и С. М. Бонди в лекциях на филологическом факультете МГУ в 60-е годы ХХ века разошлись во мнениях. Д.Д. Благой утверждал, что Пушкин и не хотел смывать печальные строки, так как, оплакивая свое прошлое, страдая от сознания своего недостойного поведения в те годы, он все же не желал расставаться с памятью о тех событиях, принимая жизнь такой, как она сложилась.

Читать еще:  Бог отец сын и святой дух

Бонди считал, что драматизм положения поэта был в том, что он хотел, но не мог смыть то, что ввергало его в печаль. В самом деле, выражение: «не смываю» — дает основание и для той, и для другой интерпретации. Можно предположить, что трактовка Благого предполагает или какое-то особенное мужество, не позволяющее человеку отречься от своего прошлого, как бы оно его ни угнетало, или высшее самолюбование.

Бонди увидел проявление драмы совести. Он расценивал воспоминания поэта не как средство их увековечения, а как попытку расстаться с ними. Но попытка эта предстает как безнадежная. Почему? Бонди объяснял это тем, что прошлое является неотъемлемой частью жизни человека, от прошлого нельзя избавиться, оно всегда стоит за человеком, готовое сыграть в решающую минуту
роковую роль. Так, например, он трактовал гибель Дон Гуана (в трагедии Пушкина «Каменный гость») как обусловленную именно его прошлым. Оно дает основание Командору предъявить Дон Гуану «свиток» его любовных приключений, дает ожившей Статуе право на суд и казнь нечестивца, хотя бы тот и действительно в данном случае был впервые искренне влюблен (как это убедительно доказывал Бонди). Такая перспектива не может не привести в отчаяние. Остается вопрос: хочет ли человек избавиться от тяготеющего прошлого? Есть ли в тексте стихотворения доказательства стремления освободиться от него?

Поэзия – временнОй, то есть развивающийся во времени вид искусства. В стихотворении большое значение имеет развитие сюжета и финал. Если финал кажется неопределенным, то каков сюжет? В опубликованной части стихотворения сюжет разворачивается так: герой противопоставлен спящим как бодрствующий поневоле. Первое значащее слово в первом стихе – «смертный». Так вводится тема вечности, на фоне которой ночной сон естественно являет собой временный аналог сна вечного. Из спящих исключен человек в силу гнетущих воспоминаний, которые днем приглушены шумом жизни.

Этого шума нет в первой части стихотворения. Здесь совсем нет никаких звуков, подчеркнуто их отсутствие: умолкнет (шумный день), немые (стогны), в тишине, (воспоминание) безмолвно (развивает). Все источники информации, скажем так, отключены. Информация, вызывающая душевное напряжение, гнездится в самом человеке, в далеких уголках его сознания. Прошлое человека гнетет его, исключая из всеобщего ритма жизни. Он бодрствует, но его бдение – «томительное», нетворческое, непроизводительное. Он вспоминает свое прошлое и, проклиная его, льет горькие слезы.

Вот и весь сюжет. Он не дает ответа на поставленную проблему: хочет или не хочет человек избавиться от прошлого. Обратимся к эпитетам, этим характеристикам состояния. Описание начинается со слова «томительное» (бденье). Словарь языка А.С. Пушкина дает такое толкование слову «томительный»: «причиняющий физические или нравственные мучения, гнетущий, тягостный», в качестве примера приводит как раз эти стихи – о томительном бдении. Слово «бденье», кстати, обозначает, в числе прочего, и вечернее богослужение, продолжительность которого зависит от праздника. Чем более значим праздник, тем торжественнее бдение, тем сильнее впечатления и ярче духовные переживания, и время летит незаметно. Здесь же часы этого «бденья» «влачатся». Слово «влачить» в Словаре языка Пушкина [под знаком Б] определяется так: «проводить время безрадостно, в печали, тоске (со словами: «дни», «часы», «век»)». Ночью «живей» горят «угрызенья». Значит, бденье для героя стихотворения – продолжение дневных ощущений, только в очищенном от бытовых мелочей виде и, как видим, мучительнее. «Тоска», «тяжкие думы» о событиях его жизни вызывают в нем отвращение.
Оглядываясь назад, он трепещет и проклинает. «Трепетать» здесь, видимо, означает: бояться наказания за содеянное. «Проклинать» — не значит ли отказ, отречение. Он «горько» жалуется, «горько» плачет. Если это всё для любования, то не слишком ли много горечи? Нет ни единого звука о том, что герой дорожит памятью о том, что так мучит его.

В опубликованном варианте стихотворение имеет очень обобщенный характер, можно сказать, вид алгебраического выражения. Каждый читатель может ощутить скорбь поэта и в то же время подставить в эти поэтические формулы свой личный опыт, свои арифметические значения. Вторая, неопубликованная часть стихотворения, — двадцать строк, имеющих глубоко личный характер. В них длинный перечень обид от друзей, общества и осознание своей вины.
Я вижу в праздности, в неистовых пирах
В безумстве гибельной свободы,
В неволе, в бедности, изгнании, в степях
Мои утраченные годы.

Первые двенадцать строк естественно помещаются после стиха «Свой длинный развивает свиток», в них – «текст» этого свитка. Расшифровке легко поддается каждое слово. Если в первой части стихотворения звуков нет, то в неопубликованном продолжении много звуков: «слышу» (привет), слышу (жужжанье клеветы), шепот (зависти) — ангелы говорят (мертвым языком). Человек поневоле вступил в контакт с бессмертными. Самые интимные – последние восемь строк.
И нет отрады мне – и тихо предо мной
Встают два призрака младые,
Две тени милые, — два данные судьбой
Мне ангела во дни былые:
Но оба с крыльями и с пламенным мечом.
И стерегут…- и мстят мне оба.
И оба говорят мне мертвым языком
О тайнах счастия и гроба.

«Нет отрады мне» – это момент наивысшего отчаяния. В этот момент герой обретает духовную поддержку: являются ангелы. Поэт осознает присутствие незримых («призраки», «тени») хранительных сил («милые», «ангелы», «стерегут»), появляющихся в самый необходимый миг. Такое ощущение может возникнуть только у христианина. Это свидетельствует о том, что речь идет не о безрелигиозном сознании, а о драме христианина.

Ангелы восприняты в контрастном состоянии. Этим объясняется употребление противительного союза «но» в середине описания ангелов: «Но оба с крыльями», то есть способные в любой миг улететь и оставить человека одного. Оба «с пламенным мечом», то есть и охраняющие, и угрожающие. Угроза от них исходит не только врагам поэта («стерегут»), но и ему самому: «мстят мне». Ангелы указывают на способ обретения душевной гармонии и в земной жизни («о тайнах счастья»), и после нее («О тайнах …гроба»). Но «говорят мне мертвым языком». Слово «мертвый» можно понять как «немой» – беззвучная речь, без слов. Для поэта, чья жизнь – в словах, это мертвая речь. Но можно ведь это слово понять и так, что речи ангелов недоступны поэту по его душевному состоянию, поэт слышит их, но пока не может воспринять их предупреждение всей душой. Не потому ли, что загладить прошлое можно, лишь отказавшись от прежнего образа жизни? Иными словами, прошлое только тогда перестанет тяготить, когда в настоящем не останется следа от привычного поведения, ставшего второй натурой?

Не может ли служить ответом на этот вопрос стихотворение 1836 года? Оно тоже о попытке раскаяния:
Напрасно я бегу к Сионским высотам.
Грех алчный гонится за мною по пятам…
Так, ноздри пыльные уткнув в песок сыпучий,
Голодный лев следит оленя бег пахучий.

Сюжет рукописной части «Воспоминания» – о стремлении небесных сил приложить все усилия для спасения человека, бесполезные, пока сам человек остается в бездействии. В 1828 году Пушкин был далек от той ясной формулы, которую видим в этом коротком стихотворении 1836 года, хотя уже в «Записке «О народном воспитании» (1826) он пишет о пагубной роли недостатка нравственности: «Недостаток просвещения и нравственности вовлек многих молодых людей в преступные заблуждения».

Митрополит Антоний характеризует стихотворение «Воспоминание» как «беспощадную элегию»: «В годы своей возмужалости Пушкин надеялся освободиться от юношеских страстей…» [с. 19] — и ставит вопрос: «В чем же так горько, так беспощадно каялся наш поэт? Конечно, в грехах против 7-й заповеди…Покаяние Пушкина в своих юношеских грехах было не просто всплеском безответного чувства, но имело тесную связь с его общественными и даже государственными убеждениями» [с.20[. Далее митрополит делает, казалось бы, неожиданный вывод о прямой связи нравственности членов общества и устоев семьи и государства: «Далек был Пушкин от общепринятого теперь парадокса о том, что нравственная жизнь каждого есть исключительно его частное дело, а общественная деятельность его совершенно не связана с первою».

В свете этого суждения стихотворение «Воспоминание» приобретает новое звучание, неожиданно гражданское значение, отсылая к Заповедям, этой единственно устойчивой модели мира.
Христианин не может не знать, что есть средство «смыть печальные строки» — это исповедь, неназванный ключ к подобным страданиям. Облегчение души через церковное покаяние – это традиционный путь: «всякий верующий в Него (в Бога) получит прощение грехов именем Его» [Деяния,10, 43]. Драматизм стихотворения, сосредоточенный в последней его строке, — в напряженной работе души, оставшейся наедине со своим раскаянием.

Стихотворение драматично, если герой, хотя и не может, но хочет освободиться от грехов молодости, и трагично, если он не пытается этого сделать. Если же такой трагизм овладеет поколением (а безнравственность ведет к разрушению семьи, что, в свою очередь, грозит разрушением государства), то трагизм обернется катастрофой. Однако катастрофическое мироощущение совершенно чуждо духу творчества Пушкина. Не случайно в последнее время выходят такие книги, как «Путь Пушкина к Православию» и подобные. Стихотворение «Воспоминание» — значительная веха на этом пути.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector