Воспоминания духовных чад протоиерея михаила труханова

У книжной полки. Протоиерей Михаил Труханов. Воспоминания: первые сорок лет моей жизни

Аудио

Протоиерей Михаил Труханов 15 лет провел в лагерях, тюрьмах и поселениях как исповедник православной веры. Будучи глубоко церковным человеком, он не мог не попасть под молох уничтожения. Господь дал ему стезю быть бескровным мучеником за веру, свидетелем страшных мучений людей в сталинских лагерях и участником не менее страшной жизни на свободе, когда он был приходским священником. Что закаляло его дух, что делало его веру столь совершенной, что он выходил победителем из «пещи вавилонской»? Сам отец Михаил, не задумываясь, ответил бы: «Господь». Прожив без малого 90 лет, он всего себя посвятил Христу, и никогда не ослабевал в своем исповедническом подвиге. Обо всем этом рассказывает книга протоиерея Михаила Труханова, вышедшая в свет в издательстве Лучи Софии. Она называется — «Воспоминания: первые 40 лет моей жизни».

В книгу «Воспоминания: первые 40 лет моей жизни» вошли рассказы о. Михаила о его ближайших родственниках, детстве, студенчестве, которые сменяются свидетельствами о 15 годах, проведенных им в тюрьмах, лагерях и на принудительном поселении. В предисловии книги говорится, что вера мальчика Михаила Труханова с юных лет укреплялась в семье. Его отец — священник Василий Труханов, разделил в 1938 г. участь многих тысяч православных священнослужителей, окончив свои земные дни на Колыме. Именно с него начинается путь сознательного крестного служения Богу в их роду.

Как известно со слов о. Михаила, его отец, окончив Киевскую семинарию, пришел за благословением на будущее рукоположение в священство к великому киевскому старцу Ионе. Тогда же старец благословил и будущую мать о. Михаила — Акилину Ивановну на брак с Василием, хотя они не были даже знакомы. Акилина являлась воспитанницей киевского Введенского монастыря 8 лет. По окончании срока мать игуменья Клеопатра направляла всех взрослых воспитанниц к старцу решать, кому из них остаться в монастыре, а кому выйти в мир. Жизнь родителей в святости послушания Матери Церкви, во всяком благочестии и чистоте и стала основой для формирования личности будущего пастыря.

Родился отец Михаил 14 сентября 1916 года. Пора его детства и юности пришлась на тяжелейшее для Русской Православной Церкви время — 1920-1930-е годы, период жесточайших массовых репрессий, когда в обществе повсеместно гнездились страх и отчаяние. Православных христиан в то время сберегали от уныния и растерянности страх Божий, трезвость и сосредоточенность, молитва и упование на Бога. Так и юный Михаил впитывал в себя не страх и отчаяние окружающего мира, а любовь к Богу, которой горел его отец-исповедник. Прощальное благословение своего отца, протоиерея Василия, батюшка хранил в сердце всю жизнь. Провожая сына на учебу в Ташкент, отец сказал: «Мы — бедны, потому и тебе в дорогу ничего не даем, кроме хлеба и трешки денег». И вручил сыну Святое Евангелие со словами: «Читай, размышляй и исполняй! Тогда Господь будет с тобою и тогда у тебя будет всё, что Ему угодно».

Дальнейший путь Михаила к горячей и твердой вере был продолжением исповедничества и мученичества за веру протоиерея Василия Труханова. Сам батюшка не раз подчеркивал значение отца в своем духовном становлении, и даже в том, как складывались обстоятельства его жизни, он видел молитвенное водительство своего родителя. С юных лет Михаил знал цену молитве, посту и священническому благословению. В три годика он уже усердно крестил свою пищу и питие со всей серьез­ностью верующего человека, в девять лет по его мо­литве исцелился смертельно больной отец, а в двад­цать лет в пустыне Туркестана он узнал присутствие рядом Бога. Всю свою жизнь отец Михаил нес глубоко в сердце такую любовь к Богу, которая может быть да­рована только одним Богом и дана Своим избранным за их решимость свято верить и жить по евангельско­му Слову.

Но как считал батюшка, сама по себе жизнь ребенка в православной семье не спасает его от ошибок. «Ибо хотя с самых детских лет я познал и страх Божий, и получил христианское воспитание в родительском доме, и позже был наставляем евангельским словом, но все эти, несомненно, весьма положительные данные в человеке еще не дают ему гарантии устоять и противостоять личными волевыми усилиями перед заманчивым услаждением соблазняющего греха». Его самого спасала предваряющая жизненные события молитва. Он рано узнал эту силу молитвы, которая помогает человеку в трудные моменты, когда и молиться нет сил. Любовь Божию батюшка ощущал и тогда, когда в трудный для него час искушения (физического изнеможения в лагере, телесных соблазнов и т.д.) Господь не оставлял и буквально спасал его за прежние молитвы.

Так, прежде всего, в юности он испил горькую чашу отвержения сверстниками только за то, что принадлежал к сословию «врагов народа». Тем не менее, учился старательно и настойчиво, молитвой смирял свое сердце от негодования на сверстников и несправедливости тех, кто имел власть давать учебу и работу или не давать. Горечь обид порой была столь велика, что, казалось, не хватит веры, чтоб ее побороть. Например, он, будучи еще студентом Института геодезии и картографии, был арестован в 1941 году «за организацию кружка по изучению Библии». После своего ареста Михаил Труханов испытывал чувства непонимания происходящего. Он писал об этом так: «Первые три дня в одиночной камере Бутырской тюрьмы я вопрошал Бога: «Как же так, Господи, я старался быть настоящим христианином, исполнял заповеди, постился, причащался — и я не понимаю, Господи, почему Ты так со мной поступил?».

Но на третий день вдруг все прояснилось. И я уже стал благодарить Бога: «Господи, благослови новую страницу в моей жизни!». Это тайна Божия. Было благодатное осенение. Я понял: ТАКИЕ вещи не бывают по прихоти человеческой. Это воля Божья. А раз так, то я стал просить: «Благослови, Господи, грядущие в неволе годы. ». Я уже почувствовал, что тремя днями дело не ограничится, что я проведу в неволе целые годы. Так оно и случилось. И уже там, в 212-й камере Бутырок, я просил у Бога, чтобы Он укрепил меня, чтобы я с РАДОСТЬЮ шествовал по тому пути, который определяет мне Его святая воля. И я всегда с радостью принимал все то, что мне пришлось пережить. Многих это изумляло, ибо с нами в камерах были и большевики, посаженные в застенки своими же «товарищами по партии».

Читать еще:  Отец даниила александровича

Внутреннее чувство радости пострадать за Бога согревало батюшку все многотрудные годы его заточения. В книге воспоминаний ясно прослеживается эта сторона его жизненного пути. Образ святителя Филиппа, как твердого исповедника, всегда был для о. Михаила образцом дерзновенного Церковного служения. Но со временем для батюшки стало выясняться и другое. Единовременное мученичество и исповедничество — это одно, а растянувшиеся на долгие десятилетия, на всю длинную жизнь, они требуют от человека других усилий, другой оценки, другой стратегии и тактики поведения. Наверное, не случайно, что среди апостолов Христа батюшка с особым вниманием относился к «апостолу любви» Иоанну Богослову, который дожил до глубокой старости и умер, хотя и не мучеником, но свидетелем Христовой истины. Трепетное, благоговейное отношение о. Михаила к св. Иоанну Богослову во многом объясняет истоки сокровенного в самом отце Михаиле.

Одной из самых важных сторон его священнической деятельности была проповедь. В те годы апостольское служение свя­щенства было крайне занижено, люди мало слышали Слово Божие. Это и запрещалось, и священники порой просто боялись произносить вдохновенные слова перед прихожанами, зная, что могут лишиться регистрации в любую минуту. Отец Михаил пренебрегал этой «услов­ностью», в результате чего постоянно находился в не­милости у начальства. Но пройдя горнило лагерных ис­пытаний и, зная цену молитве «Боже, будь со мною», он уже ничего не опасался, он пережил свой страх перед смертью не раз, его ревность нести Слово Божие людям исходила из молитвенной близости к Богу, которую он приобрел в неволе. Обо всем этом свидетельствует книга отца Михаила — «Воспоминания: первые 40 лет моей жизни».

При жизни отец Михаил Труханов подготовил и опубликовал воспоминания о первых сорока годах своей жизни и не торопился писать и готовить к печати «вторые» сорок лет. Он благословил опубликовать материалы, которые не попали в первое прижизненное издание, только после своей кончины. Эти воспоминания отличаются от мемуаров других заключенных тем, что написаны глубоко верующим человеком, все восприятие которого пронизано сознанием величия Промысла Божия. Издание рассчитано на самый широкий круг читателей: историков, богословов, духовенство, а также на всех, идущих по пути духовного возрастания и интересующихся историей своей Родины.

Протоиерей Михаил Труханов

Протоиерей Михаил Васильевич Труханов родился 14 сентября 1916 года в семье священника Василия Труханова.

В 1929 году семье пришлось сменить место проживания из-за ареста отца. Они перебрались в Туркестан, где испытывали тяжелую нужду. Пришлось претерпеть не мало насмешек за свое происхождение, неказистый внешний вид и ветхую одежду. Однако через некоторое время, благодаря его большим способностям, одноклассники и учителя стали уважительно называть его профессором.

А отец Михаил всю свою жизнь с благодарностью вспоминал тех, кто оказал ему милость в то тяжелое время.

Закончив восьмилетку, Михаил в 14 лет уехал в Ташкент.

Отец благословил его Святым Евангелием, сказав: «Читай, размышляй и исполняй, тогда Господь будет с тобою и тогда у тебя будет все, что Ему угодно, а мы – бедны, и кроме хлеба и трех рублей денег не можем ничего тебе дать». Окончив курсы чертежников-картографов, Михаил поступил на работу в трест геодезии, астрономии и картографии.

Уже тогда ему пришлось вести суровый образ жизни, питался только один раз в день в столовой, принимая условия хозяйки, снимая жилье не пользоваться керосинкой.

В 1937 году Михаил, по совету сослуживца, едет в Москву поступать в институт геодезии и картографии, экстерном сдав экзамены за десятилетку. По дороге он сделал остановку в Туркестане, и в последний раз встретился с отцом, который в тот же день уехал в Алма-Ату, а в ноябре вместе со всем духовенством собора был арестован, сослан на Колыму и там погиб. По приезду в Москву он был поражён большим количество храмов и стал регулярно посещать Воскресенский храм в Сокольниках, где молился о даровании ему мудрости, чтобы преуспевать в науках. Получив на первом экзамене двойку, он отправился в храм и с обетом стать изгнанником в Сибири молился – просил Господа, дозволить ему хоть три – четыре года здесь побыть.

Господь точно исполнил его просьбу, и Михаил три года и семь месяцев жил и учился в Москве, пока его не арестовали и отправили в ГУЛАГ на 5555 дней. 25 февраля 1941 года в общежитии, где жил Михаил, был произведен обыск, найдено давнишнее прошение о благословении на монашеский постриг, и он был арестован. Ему было приписано обвинение в организации кружка по изучению Библии. Время пребывания в лагере отец Михаил называл школой смирения, молитвы, терпения, страдания и опытного научения тому, чтобы всецело уповать на всегда благую волю Божию.

Незадолго до ареста Михаила познакомили с прихожанкой Богоявленского собора Верой Александровной Леонидовой. Она была москвичка, работала чертежницей на номерном заводе. Вера Александровна навещала Михаила в лагерях и ссылке, передавала ему Святые дары и поддерживала его все 15 лет его заключения. С номерного завода ее уволили за переписку с заключенным, и она работала на дому. После досрочного освобождения в марте 1956 году и полной реабилитации он едет в Москву, где они регистрируют брак с Верой Александровной. Михаил восстанавливается в институте геодезии и картографии и закачивает его.

В 1958 году архиепископ Черниговский Андрей рукополагает его в сан священника. Время священнического служения о. Михаила выпало на период гонений на Церковь в 60-е годы. За ревностное служение ему не давали подолгу служить на одном месте, но он не мог не говорить людям о Боге. Служил отец Михаил в различных храмах Московской епархии и приобрел много духовных чад.

В 1990-е годы начинается открытое старческое окормление отцом Михаилом верующих города Москвы, да и всей России. У него дома собирались люди разных сословий, монашествующие и творческая интеллигенция, ученые и врачи. И никто не уходил от него не утешённым.

С начала 2000-х годов отец Михаил начинает тяжело болеть, но продолжает до самого конца принимать людей, молиться и помогать в самых затруднительных обстоятельствах, даже предпринимает дальние поездки к своим духовным чадам.

ТРУХАНОВ МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ

Труханов Михаил Васильевич (1916-2006), протоиерей, духовный писатель.

прот. Михаил Труханов служит панихиду на Бутовском полигоне.

Родился в 1916 году в селе Большая Тарасовка Клинцовского района Саратовской области в семье священника Василия Труханова. С детства прислуживал с братом в храме: выходил с подсвечником, подавал кадило, просфоры.

После революции из-за голода и гонений семья была вынуждена переезжать с места на место. Отцу священнику, как лишённому избирательных прав, продуктовые карточки не выдавались, не выдавались и членам семьи лишенца.

Михаила как сына священника не брали в школу, обучался дома. В ноябре 1929 года удалось поступить сразу в 8 класс. В школе он испытывал издевательства, как «сын попа». Учился он очень хорошо. По окончании 8 класса, в 14 лет, ему пришлось устраиваться на работу.

Чтобы продолжить образование уехал в Ташкент, работал фотометристом в тресте Геодезии, Астрономии и Картографии. В 1934-1937гг. побывал в четырех комплексных экспедициях. В воскресные и праздничные дни в соборе прислуживал владыке, подносил облачения и стоял с посохом за богослужениями.

Весной 1937 года сдал экзамены за 10 классов экстерном и подал документы на поступление в Московский Институт Геодезии, Аэрофотосъемки и Картографии. Был зачислен на аэрофотосъемочный факультет. Регулярно посещал богослужения. С 1939 года стал прихожанином храма Николы в Кузнецах и духовным сыном о. Александра Смирнова.

Арест

26 февраля 1941 года в половине первого ночи, в студенческом общежитии, был произведен обыск. Обыск длился до 11 часов дня, все тщательно проверялось. Было найдено давнишнее прошение о благословении на монашеский постриг. Во время следствия содержался в Бутырской тюрьме в одиночной камере № 212. Был обвинен в «организации кружка по изучению Библии». На допросы вызывали преимущественно по ночам.

5 июня 1941 года Особое Совещание при НКВД СССР приговорило его по ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР к 8 годам ИТЛ за «а/с агитацию, организацию и руководство нелегальной а/с группой церковников «Московское Богословское Христианское общество», проводил вербовку новых лиц, устраивал нелегальные сборища». По тому же делу проходили Лещенко Ю.Ф., Угловский В.П. и др. Приговор подписал Л. Берия. Виновным себя «признал частично».

Заключение

26 июня 1941 г. был вывезен этапом в Унжлаг, был распределен на 123 лагпункт у ст. Сухобезводная (примерно 100 км к северу от г. Горький) на лесоповал. В декабре 1941 г. Михаил Труханов пришел в нетрудоспособное состояние (заболел дистрофией и авитаминозом), получил освобождение от выхода на работу по недостаточности сердечной деятельности.

В середине января 1942 года начальник лагеря запретил больше освобождать от работ (набралось уже человек 80). За неспособность выйти на работы, 14 января был отправлен в ШИЗО (карцер) [1].

18 января 1942 года после проверки ШИЗО оперуполномоченным был отправлен на центральный лагпункт. Но в стационар принят не был. Направлен в «слабосильную» команду могильщиков. Когда дошел уже до полного истощения, благодаря стараниям лагерного бухгалтера (притом немца по национальности), Михаила Труханова положили в больницу. По выздоровлении Михаил Труханов был отправлен в другой лагпункт — преподавать на курсовой базе элементы топографии.

Летом 1946 года был отправлен на лесоповальный штрафной лагпункт. Поводом к этому послужило троекратное (в течении 3 месяцев) предложение лагерного уполномоченного КГБ к сотрудничеству. Категорический отказ и резкий разговор о безнравственности такой деятельности, вызвали бурю словоблудия и плевки в его адрес, с обещанием «сгноить» в штрафном лагере.

В штрафном лагере учитывая его преподавательский опыт и большие знания поручили заниматься рационализаторской деятельностью и внедрением новых технологических методов. Разработал и внедрил на лесоповале рационализаторское предложение по переустройству вагонетки для распиловки на ней бревен, за что получил премию — 50 рублей [2].

В 1947 году был послан на обследование в тубдиспансер, где пробыл месяца два. Откуда в июле-августе был отправлен в ИТЛ на Дальний Восток через пересыльную тюрьму г. Кирова. Год провел в ИТЛ на окраине Хабаровска, где его по приезде чуть не убили «по подозрению в воровстве».

Свой восьмилетний срок завершил в пересылочном лагере бухты Ванино, откуда трижды назначался на этап в Магадан и трижды это отменяли. В феврале 1949 г. он был чисто юридически освобожден, но фактически оставлен в Ванино, до особого распоряжения.

В марте 1951 года последовало «распоряжение», этапом был выслан на бессрочное поселение в Красноярский край, в с. Абан Канского района, в 60 км от Канска, где сильно бедствовал, так работы кроме как в леспромхозе не было.

Второй арест

В 1953 году, через 12 дней после смерти Сталина, был арестован и вывезен в Красноярск. Поначалу «шили» террор (как знающему принципы действия атомной энергии), потом, после расстрела Берии, «остановились» на «антисоветской агитации».

Тогда уже начались уже «открытые» судебные разбирательства — в присутствии работников МВД, КГБ и других «избранных» людей. Когда председательствующий на суде зачитывал вынесенный приговор, какой-то пожилой человек громко и торопливо выпалил: «Судьи! Что вы делаете? Даете 10 лет человеку. За что? Вы сами-то ведь знаете, что ваш подсудимый очень порядочный человек! Ах, судьи!» Председательствующий: «Не нарушайте процесса судопроизводства гражданин! Выведите его!» И охранники, взявши под руки нарушителя, стали выводить его из зала суда. Он же все кричал: «Судьи! Опомнитесь! Что вы делаете? Опомнитесь!»

Заключение

Был направлен в каторжный лагерь близ Омска [3].

11 мая 1956 года (после Пасхи) начала работать Комиссия Верховного Совета по пересмотру дел политических заключенных. Вызвали и Михаила Труханова. После получасового перекрестного допроса его удалили из комнаты на время совещания. Выходя за дверь, столкнулся с лагерным уполномоченным, так как он не закрыл за собой плотно дверь, то можно было услышать:

— Вот от вас вышел заключенный, а я у него десять дней тому назад изъял при обыске антисоветскую книгу на иностранном языке (на латыни), которую он называет Евангелием. Примите это во внимание, когда будете выносить свое решение об этом заключенном.

— Напрасно вы изъяли у зека Евангелие. Это минус вашей культуре, Евангелие написано около двух тысяч лет назад, и понятно, в нем не могло быть никакой антисоветчины. Вам следует возвратить Евангелие.

Через десять минут его позвали обратно и объявили о полной реабилитации.

18 мая 1956 г. прибыл в Москву, явился в свой институт, где довершил образование.

9 марта 1958 рукоположен в сан священника в Чернигове года Преосвященнейшим Андреем, Епископом Черниговским и Нежинским.

В 1967 году закончил Московскую Духовную Академию. Служил в г. Пушкино Московской области.

14 ноября 1979 года вышел за штат.

16 марта 2006 года умер. Последнее время отец Михаил жил недалеко от дер. Касынь в Свято-Духовом скиту под Минском, в Белоруссии. Первую панихиду по усопшему совершил близко знавший его Митрополит Минский Филарет, Экзарх Белоруссии. Похороны состоялись 20 марта на Ваганьковском кладбище г. Москвы. Отпевал его настоятель храма Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище протоиерей Василий в сослужении более двадцати священников и трех диаконов. На похороны пришли многочисленные духовные чада усопшего.

Известен отец Михаил и как автор множества пастырских работ, и как духовник. Про него снят документальный фильм «Да будет воля твоя».

Труды

  • Об истоках христианской веры. Москва. 1993
  • Как спастись в современном мире. Апология христианского поста. Москва. 1993
  • Прикосновение любви. Москва. 1994
  • Дивны дела твои, Господи. Слово о шестодневе. Москва. 1995
  • Воспоминания: первые сорок лет моей жизни. Москва. 1996
  • О поминовении усопших. Москва. 1996
  • Православный взгляд на творчество. Москва. 1997
  • О страстях и борьбе с ними. Москва. 1998
  • Путь к истине — смирение и любовь. Москва. 1999
  • Молитвы. 1999
  • Мысли христианина о браке.

Литература

  1. Вопросы о вере и спасении // газета «Радонеж» № 4 (122) 2002г.

Ссылки

  • http://193.233.223.18/bin/code.exe/frames/m/ind_oem.html?/ans — БАЗА ДАННЫХ: НОВОМУЧЕНИКИ И ИСПОВЕДНИКИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ XX ВЕКА Православного Свято-Тихоновского Богословского Института
  • http://www.cofe.ru/Blagovest/article.asp?heading=32&article=10432 — статья посвященная кончине прот. Михаила

[1] «отдыхать» на 200 г хлеба в сутки

[2] Вольнонаемный завпроизводством — 2000 руб.

[3] 20 апреля 1954 года каторжные условия были отменены: в бараках были сняты решетки с окон, запоры с дверей, а с одежды зеков спороли каторжные номера.

Протоиерей Михаил Труханов. «О христианской вере». Горячая вера, твердые знания, духовный опыт

№45 (798)

Имя протоиерея Михаила Труханова известно православным читателям благодаря его книгам: «Воспоминания: первые 40 лет моей жизни» и «Не могу не говорить о Христе». В этих книгах собраны воспоминания духовных чад и записи поучений отца Михаила, которые раскрывают богатый опыт духовника, исповедника веры.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию книгу, в которой собраны богословские труды протоиерея Михаила Труханова.

При жизни отец Михаил подготовил и опубликовал воспоминания о первых сорока годах своей жизни и не торопился писать и готовить к печати созданное в следующие сорок лет. Он благословил опубликовать материалы, которые не попали в первое прижизненное издание, только после своей кончины.

На основании личных документов, воспоминаний самого о. Михаила, знавших его людей и рассказов духовных чад издано жизнеописание батюшки, соответствующее периоду от его освобождения из лагерей до самой кончины. Собраны и частично изданы проповеди о. Михаила. Впервые опубликованы некоторые богословские работы, подготовленные им для печати, но не изданные при жизни, такие, как «Экскурс в литературу» и «Моисей».

Сейчас назрела необходимость в переиздании богословских работ о. Михаила. В свое время батюшка сам подготовил их к печати. Они были изданы в 1990-е годы – в мягком переплете, мелким шрифтом, на газетной бумаге. Тираж был небольшим, и его книги быстро разошлись среди верующих.

По словам издателей, московский старец протоиерей Михаил Труханов стал ярким представителем богословской мысли прошлого века. Его работы начали создаваться в самую тяжкую годину хрущевских гонений на Церковь. Однако в послевоенный период вместе с открытием Московской духовной академии стало возрождаться и систематическое богословие, которое было воспринято отцом Михаилом. Пройдя 15-летний путь лагерного арестанта и поселенца, познав силу непрестанной молитвы, Михаил Труханов по возвращении на свободу имел возможность глубоко изучить труды святых отцов, познакомиться с самой разнообразной богословской литературой – русской православной дореволюционного времени и современной ему, в том числе зарубежной. Это помогало ему в священнической деятельности, а после ухода на покой – в написании богословских трудов, опубликовать которые он смог лишь в начале 1990-х годов.

В 1993 г. протоиерей Михаил Труханов подготовил к печати две рукописи – «Как спастись в современном мире. Апология христианского поста» и «Об истоках христианской веры». В этих первых публикациях были обозначены приоритеты его богословской мысли – вопрос глубокого обоснования необходимости сохранения в нерушимости и чистоте церковного Устава, особенно в той части, которая касается поста, и проблема «оправдания Церкви» на земле. Апологетический подход отца Михаила подразумевает фундаментальность доказательств, рассмотрение всего спектра вопросов, привлечение максимально широкой историографической базы. Такая постановка вопроса привлекала к тексту не только круг узких специалистов-богословов, но и давала возможность воспринимать богословскую мысль самой широкой читательской аудитории.

В книгах о. Михаила научно-богословский труд смыкается с проповедью, с беседой, способной донести сложные догматические истины до восприимчивого ума читателя, задеть и его сердце. В этом плане его труды органично входят в «старческое богословие» советского периода в целом, где простота и доступность являются одной из ярчайших особенностей. Книги протоиерея Михаила обращены как к хорошо подготовленным церковным людям, так и к неискушенным в богословских вопросах православным христианам, в том числе неофитам. К слову сказать, подобную же задачу ставил перед собой один из русских богословов-первопроходцев Нового времени святитель Тихон Задонский, которому приходилось писать для образованной, но оторвавшейся от Церкви аристократии. В «Сокровище духовном» – та же самая апологетика веры и Церкви. В основе этой апологетики – не рационалистическая система доказательств, а горячая вера, твердые знания, духовный, в том числе аскетический опыт, подвижническая церковная жизнь автора. И в XX веке, как и в веке XVIII, стояла задача вернуть современников в лоно Церкви.

Богословских трудов советского периода, похожих на труды о. Михаила по разнообразию и широте тем, фундаментальности изложения, буквально единицы. Тем важнее их церковное значение, как миссионерское, так и историографическое. Проблемы, к которым обращается отец Михаил в каждой отдельной книге (а их вышло за 7 лет, с 1993 по 2000 год, 9), были важнейшими в жизни Церкви в постсоветский период, хотя тексты и начали создаваться задолго до того, как появилась возможность их опубликовать. Церковь вступала в сложнейшее для себя время – приобщения к вере большого числа людей. Налицо был разрыв поколений: старели и уходили из жизни те, кто поддерживал церковную жизнь в военный и послевоенный период, а их дети были уже втянуты – через массовое идеологическое давление на всех уровнях – в светскую, советскую реальность, исключавшую христианство как из жизни общества, так и из частной жизни.

Именно к ним, молодым, и было обращено слово старцев, в том числе и сочинения протоиерея Михаила Труханова.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector