Воспоминания о февральской революции 1917 года

Воспоминания о февральской революции 1917 года

На углу с Волынским переулком мы видим отлично всем знакомый доходный дом Мельцера, за нумером 19. В 2017 году здесь находится магазин одежды одного из итальянских брендов, а в 1917 первый этаж и бельэтаж занят уже известной нам по одному из недавних посещений Петрограда фотографической фирмой – вывеска гласит: «КОДАКЪ: главная контора».

Американцы закрывали свой центральный магазин на несколько дней, в период боев, но сейчас «офис» и торговый зал открыты, есть покупатели. Многим петроградским фотолюбителям хочется запечатлеть в кадре эти романтические и подающие множество надежд на лучшее будущее дни!

Минуем следующее здание – «Торговый дом Гвардейского экономического общества», будущий знаменитый ДЛТ, постройки 1909-1913 годов.

До 1909 здесь находился «Волынкин двор», двухэтажная дешевая гостиница. Сейчас один из первых крупнейших универсальных магазинов России принадлежит акционерной компании, в которую «при старом режиме» принимались исключительно гвардейские и флотские офицеры. Посетителей немало – тут цены ниже среднегородских.

Впрочем, видны и революционные новшества: на тротуаре валяются сбитые вывески с надписями «Поставщик двора».

А на углу народ и патрульные солдаты греются у костра, сложенного из деревянных двуглавых орлов, которые украшали обувной магазин «Г. Вейсъ», расположенный тут же, Б. Конюшенная нумер 17.

Настроение у всех неестественно-приподнятое, множество красных бантов.

Следующий дом, 25-го нумера, в течении доброй половины ХХ и начала XXI века будет знаменит на весь Ленинград и Петербург.

В 1917 году в здании помещается Французская Реформатская церковь.

Двадцать лет спустя, в 1937, сюда переедет Ленинградский городской шахматный клуб им. М. И. Чигорина/

А в 1958 году здесь появится легендарная «пышечная на Желябова», ныне внесенная в «Красную книгу памятных мест Петербурга» с запретом смены профиля заведения и меню.

Сейчас, в марте семнадцатого, у входа мы видим разве что усатого и седовласого церковного сторожа.

А вот здесь мы впервые сталкиваемся со шквалом ненависти, поднимающимся в революционной России.

С первыми сполохами Гражданской войны, которая уже началась – да-да, начало общественного противостояния «русские против русских» приходится вовсе не на 1918 год, а на февральско-мартовские дни 1917 года, когда о большевиках еще мало кто слышал.

Тем не менее, грядущие ужасы как «красного», так и «белого» террора уже предвосхищены недавней расправой над полицией в Петрограде.

Дадим слово очевидцам, в частности полковнику Ф.В. Вингеру:

«. Солдаты и рабочие рыскали по всему городу, разыскивая злосчастных городовых и околоточных, выражали бурный восторг, найдя новую жертву для утоления своей жажды невинной крови, и не было издевательств, глумлений, оскорблений и истязаний, которых не испробовали подлые звери над беззащитными своими жертвами. Этим зверям петербургское население в массах своих деятельно помогало: мальчишки, остервенелые революционные мегеры, разные «буржуазного« вида молодые люди бежали вприпрыжку вокруг каждой охотившейся группы убийц и, подлаживаясь под «господ товарищей«, указывали им, где и в каком направлении следует искать последних скрывающихся полицейских».

А вот мемуары начальника Петроградского Охранного отделения генерал-майора К. И. Глобачева:

«. Те зверства, которые совершались взбунтовавшейся чернью февральские дни по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию. Городовых, прятавшихся по подвалам и чердакам, буквально раздирали на части, некоторых распинали у стен, некоторых изрубали шишками. Были случаи, что арестованных чинов полиции не доводили до мест заключения, а расстреливали на набережной Невы, затем сваливая трупы в проруби. Кто из чинов полиции не успел переодеться в штатское платье и скрыться, того беспощадно убивали. Толпа, ворвавшаяся в губернское жандармское управление, жестоко избила начальника управления генераллейтенанта Волкова, сломала ему ногу, после чего потащила к Керенскому в Государственную думу. Увидав израненного и обезображенного Волкова, Керенский заверил его, что он будет находиться в полной безопасности, но в Думе его не оставил и не отправил в госпиталь, что мог сделать, а приказал отнести Волкова в одно из временных мест заключений, где в ту же ночь пьяный начальник караула его застрелил».

Отметим особо: свершилась буржуазно-демократическая революция.

Читать еще:  Когда можно поминать усопших в годовщину смерти

У власти, во Временном правительстве, сейчас буржуазные партии и деятели – князь Львов, Керенский, кадет Милюков, октябрист Гучков и другие. Ленин в Цюрихе, Троцкий в Нью-Йорке, в Петрограде находится разве что вернувшийся 12 марта 1917 года из ссылки в Ачинск некий Иосиф Джугашвили, известный под псевдонимом Сталин, – скромный член редколлегии газеты «Правда», да еще и поддерживающий «демократическое» Временное правительство.

Последнее, кстати, ничего не сделало для расследования массовых убийств полицейских в революционные дни. 6 марта «Временные» ликвидировали Корпус жандармов, а 11 марта 1917, не долго думая, упразднили «старую» полицию как таковую, заменив на «Временное управление по делам общественной полиции и обеспечению имущественной безопасности граждан».

Общество следствия и наказания виновных тоже не требовало – вовсе наоборот, «церберы царизма» считались наказанными справедливо. Ведь наступила эпоха свободы, не так ли.

на фото: Похороны жертв революции 23 марта 1917 г. (c) Коллекция Иона Дик-Дическу

Воспоминания о февральской революции 1917 года

Открытка первой четверти XX века. Ныне С.-Петербург Московский жд вокзал и площадь Восстания.

В фондах музея сохранилось письмо-воспоминание о событиях 1917 года в Петрограде. Написал его уроженец Трубчевска – Владимир Васильевич Уколов, очевидец и участник многих событий первой половины XX века. Для удобства мы перепечатали письмо с сохранением авторской орфографии. В конце материала приведен сканированный вариант.

6 августа 1978 г.

Многоуважаемый Василий Андреевич! (директор музея В.А. Падин. Прим. Ред.)

Считаю большим удовольствием выполнить Вашу просьбу и, вместе с настоящим Письмом, высылаю документальные сведения о своей жизни и трудовой деятельности. Я, прежде всего, горжусь тем, что являюсь гражданином своего родного города Трубчевска. Я никогда не прерывал с ним связи. Являясь сыном крестьянина, слободы Пушкарской, Стрелецкой волости, по семейным обстоятельствам, 17 лет, я стал на самостоятельный путь. С 1913 года работал коммерческим агентом Варшавской-Венской железной дороги. Здесь меня застала первая Империалистическая война. Как работник прифронтовой станции (5 км от фронта), я засчитан мобилизованным в Армию и, до падения Варшавы, продолжал здесь находиться.

С падением Варшавы был перемещен на Октябрьскую ж/д (направление Петербург-Москва — Прим. Ред.), работая на станции Ленинград пасс. Моск. Здесь передо мною происходили бурные, исторические события – Февральская и Октябрьская революции. Площадь Восстания (бывшая Знаменская) вплотную примыкает к вокзалу Л-град пасс. Окт. ж/д

Здесь, на вокзале, в Октябрьскую революцию, и пришлось мне активно участвовать. 25 октября 1917 г. Я, по графику, дежурил по вокзалу. В 16 час. Из Смольного прибыл на вокзал революционный комитет и занял помещение справочного бюро. Меня пригласили в ревком (председатель ревкома Шатов Владимир Сергеевич) дал в помощь мне двух вооруженных солдат и инструкцию — «ни единого человека без документов в вокзал не пропускать». При обнаружении, бегущих членов временного Правительства, задержать их и доставить в Ревком, Закрыть все побочные входы на вокзал».

Читать еще:  Когда поминают в церкви самоубийц

Здесь произошел памятный эпизод – я задержал жену Троцкого с двумя её сынишкам, т.к. она была без каких либо личных документов. Я чуть не поплатился за это от Ревкома и хорошо, что выручили меня стоявшие рядом солдаты, подтвердившие, что, Троцкая, пыталась пройти «заслон» без документов. Троцкая, очевидно, бежала в Москву от надвинувшейся революционной бури в Л-граде. Ближе к полночи был слышен залп с крейсера «Аврора» и ружейные выстрелы по Зимнему дворцу с засевшими юнкерами. Всю эту ночь заполнялся вокзал матросами, солдатами, красногвардейцами, вооруженными до зубов. Ревком запретил принимать на станцию Поезда и не отправлять со станции Поездов без санкции ревкома.

Правительство Керенского бежало с Варшавского вокзала, Керенский переоделся в женское платье. На второй день, В.И. Ленин, — председатель Правительства, издал декрет «О мире» и «о земле» Вот, Василий Андреевич, мои краткие воспоминания, об Октябрьской Революции.

На Жилищном фронте:

Наводнение в Ленинграде 1924 г. Повторилось ровно через сто лет. Разрушены многие жилища Первых этажей. Бурно развивалась промышленность города, требующей рабочей силы. Партия направила меня на работу в жилищные органы для решения задачи по устранению жилищного кризиса. С первых шагов, началом моей работы был жил.-строительный кооператив «Новый быт Железнодорожника» Здесь я прошел школу строительства и жилищного хозяйств.

За успешную работу я был выдвинут для работы в областной жилищный союз и Центрожилсоюз, «/См. Приложение/

Большую помощь на этом участке работы мне оказывал лично С.М. Киров. Я, будучи членом Ленсовета часто заходил к нему в кабинет и получал добрые советы. Запомнились его слова в последней беседе – «Скоро, Скоро мы пересядем с паровоза Сер.«К» (серия Капиталистический», на паровоз Сер. «С» (социалистический). Как теперь сбылись его пророческие слова!

Поезда в блокаду стали в тупики стону. Машинисты, Помощники, Кочегары были переведены с паровозов в мастерские на обточку снарядов. Часть из них. (30 чел.), я должен был направить на 5-й и 6-й ГЭС, т.к. там падали от голода кочегары электростанций. Это задание Обкома КПСС мною с честью выполнено Токарные станки начали работать без перебоя по обточке снарядов. В июле 1942 г. Последовал приказ Министерства Путей Сообщения принять от 23-го и 24-го саперных полка струящуюся Северо-Печорскую магистраль – Котлас-Воркута. На этой магистрали я проработал в тяжелых Северных условиях с 1942 года по 1947 год.

Дорога начала питать блокированный Ленинград Печорским углём и Охтинской нефтью. За успешное выполнение заданий Правительства, я был награжден в 1944 году Орденом – «Знак Почета», а Министерством Путей Сообщения знаком — «Почетному Железнодорожнику». Последующие награждения перечислены в моей характеристике, при этом прилагаемой. Вот таков мой путь на ж/д транспорте и на жилищном фронте. Если, Василий Андреевич, пользуясь моими подлинными документами, осветите мою деятельность в местной печати, то буду очень благодарен Вам, тем более близится 61-я годовщина Великого Октября. Полагаю, что Райком КПСС в этом случае даст свое согласие. Патриотом родного г. Трубчевска я всегда был и остаюсь им до сего дня.

Читать еще:  Когда начинается пасха в 2018 году

С искренним уважением, ветеран Партии КПСС – Уколов Владимир Васильевич.

Мой адрес: Ленинград П-137, ул. Ленина, д.48

P.S. Василий Андреевич! Накануне отъезда в Л-град, я заходил в районо. К сожалению, не мог застать Зав. районо. Я имел в виду побеседовать с ним по поводу моего родного брата Михаила Васильевича Уколова, который был учителем в Сагутьевской школе. Из этой школы, в начале войны, он ушел на фронт и погиб смертью храбрых на Калининском фронте. Я имел в виду при беседе с Районо получить разрешение оставить, как память погибшего брата, его портрет в увеличенном виде. Портрет брата, будет развивать среди школьников патриотизм и любовь к родине. Ответы из Районо я пока не получил. Помогите в этом вопросе.

С коммунистическим приветом. В.В. Уколов».

Интересные факты:

Слева направо: Седова Наталья Ивановна, Седов Лев Львович (1906-1938гг.), Седов Сергей Львович (1908-1937гг.).

Жена Троцкого — Седова Наталья Ивановна (род. 1882г.), с 1918-1928 гг. была заведующей отделом по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Народного комиссариата просвещения (более известного, как музейный отдел Наркомпроса). Вместе с И.Э. Грабарем способствовала сохранению культурных ценностей из частных коллекций. В частности помогла спасти от уничтожения усадьбу Спасское-Лутовиново (ныне музей И.Н. Тургенева). Полностью поддерживала мужа Троцкого. Вместе с ним и старшим сыном выехала за границу. Она потеряла обоих своих сыновей. Её младший сын, Сергей Седов, который не был политически активен и работал профессором Московского технологического института, был расстрелян в 1937 году. В 1988 Верховный суд СССР отменил приговор в отношении С. Л. Седова и дело прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления. Старший сын Лев Седов, который был политически активным троцкистом, умер в 1938 году во время операции в Париже при подозрительных обстоятельствах. В 1940 году агентами НКВД был убит и её гражданский муж — Лев Троцкий. Наталья Ивановна Седова умерла в Париже, в 1960 году.

Шатов В.С. Фотография 1937 года(предположительно).

Шатов Владимир Сергеевич (1887-1943гг.) — начальник ревкома на вокзале. Являлся членом Петроградского ВРК от Союза анархо-синдикалисткой пропаганды принял активное участие в Октябрьской революции. В последующем партийный и советский работник, хозяйственный деятель, железнодорожник, наиболее известен как начальник строительства Туркестано-Сибирской железной дороги. В 1937 году Владимир Шатов был арестован, его увезли в Москву и приговорили к длительному сроку заключения. Он умер в 1943 году, по другим источникам, 4 октября 1937 года был приговорён к расстрелу тройкой Управления НКВД по Новосибирской области. В 1955 году Владимир Шатов был полностью реабилитирован

Ухта – родина первой российской нефти.

Уколов В.В. проживал в доме №48, в котором несколько месяцев в 1917 году жил В.И. Ленин

Открытка 1929 год. Ленинград, Петроградский район,Петроградский остров
Улица Ленина (справа — дом 48, где Ленин жил в квартире Елизаровых в 1917 г., ныне музей).

Письмо В.В. Уколова. Отсканированный вариант.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector