Воспоминания о сыне

Читать онлайн «Слово о сыне»

Автор Анна Тимофеевна Гагарина

Annotation

Воспоминания Анны Тимофеевны Гагариной, матери первого в мире космонавта планеты Земля, рассказывают о детстве и юности Юрия Алексеевича, его учебе и космическом полете, о добрых семейных традициях.

День победы, дни мира

Семья вся в сборе

Письма из техникума

Осуществление сыновей мечты

Свидание с родными местами

Член семьи космонавтов

Слово о сыне

воспоминания

Воспоминания Анны Тимофеевны Гагариной, записанные с ее слов Татьяной Копыловой

Для старшего школьного возраста

Печатается по изданию:

Гагарина А. Т. Слово о сыне.

Мол. гвардия, 1983.—159 с.

Художник Н. Сауляк

© Издательство «Молодая гвардия», 1983.

© Художественное оформление. Издательство «Юнацтва», 1985.

Белорусским друзьям-читателям

Никогда не думала, что напишу книгу. Но, начиная с апреля 1961 года — после первого шага человека в космос,— мне очень часто приходилось рассказывать о детстве сына, о нашей семье, о трудовых традициях, на которых воспитывались дети.

И вот за долгие годы, прошедшие с той поры, поняла: обращаются ко мне не просто из любопытства, а в жизни моей ищут ответа на свои вопросы. Все мы, родители, стремимся к одному — чтобы дети росли добрыми, смелыми, знающими, работящими да уважительными. А что до совета — так этот хороший обычай издавна существует: друг к другу за советом обращаться. Мы с мужем моим, Алексеем Ивановичем, когда детей растили и затруднение какое случалось — людей поопытнее спрашивали, учителей. Теперь я сама готова поделиться житейским опытом с другими, поразмышлять да подумать вместе.

Когда работники издательства «Молодая гвардия» предложили мне написать книгу о Юре, я немного оробела (дело-то для меня необычное, новое!), но в то же время поняла — именно подробного рассказа о сыне ждут от меня люди. Иначе, чем же объяснить огромный поток писем, бесконечные вопросы во время моих встреч, бесед, несмотря на то что о жизни Юры написано очень много — повести, рассказы, стихи, книги? Видно, взрослые хотят узнать у меня, как воспитывать хороших детей, а ребятишки — как стать космонавтом, что для этого надо делать с детства, чем заняться в школьные годы?

Сразу же скажу: не знаю я такого родительского секрета — как воспитывать космонавта. Да дело вовсе не в том, чтобы стать именно космонавтом, чемпионом, человеком известным. Ведь и сын мой готовился не в космонавты, мечтал стать литейщиком, а затем — военным летчиком. Стал им. Только потом он подал рапорт (как полагается военному человеку), чтобы зачислили его кандидатом в космонавты. Дело было новое, о такой профессии раньше и не слышали.

Вы, конечно, спросите, почему именно его отобрали в отряд космонавтов? Мне, матери, неудобно объяснять это, чтобы кто-нибудь не упрекнул в нескромности: хвалю сына. Поэтому лучше приведу слова летчика-космонавта СССР Виталия Ивановича Севастьянова. На праздновании моего восьмидесятилетия он сказал, что Юрий Гагарин был человеком особенным, что он был нравственным лидером, вожаком коллектива; никогда не выпячивал своих достоинств, но обладал ими; товарищи подражали ему, потому что был он человеком чистым, добрым, глубоко знающим дело, необычайно собранным и трудолюбивым. Но я считаю нужным подчеркнуть: каждый наш космонавт обладает высокими человеческими качествами. Говорю это еще и потому, что я со многими из них близко знакома, все они дороги мне, как родные дети.

Не скрою: мне, матери, было приятно слушать слова Виталия Ивановича о сыне. Юра и вправду никогда не стремился как-то выделиться в коллективе, он прежде всего думал о деле. Если о нем говорили другие — радовался не славе, а успеху дела.

Как сын вырос таким человеком?

Однажды, уже после того, как состоялся первый космический полет, собралась на день моего рождения вся наша семья. Юра поднялся и сказал: «Спасибо тебе, мама, что ты приучила нас с детства трудиться! Приучила каждое дело делать на «отлично». Это в жизни главное».

Да, так я считаю — надо каждое дело, которое тебе поручили или ты добровольно его вызвался выполнить, делать добросовестно, не жалея сил. Тогда работа будет доставлять радость, жизнь станет краше, многое успеешь совершить.

Я не учительница, не ученый, поэтому не могу предлагать рецепты, как вырастить хороших детей. Да и нет, наверное, таких точных предписаний. Но жизнь я прожила долгую, трудовую, подняли мы с мужем сыновей и дочку, которые тоже научились любить труд, умеют обещание держать. Словом, люди честные и добрые. У детей у самих уж давно дети народились, внуки мои, даже и правнуки появились. Вот и получается, что всю жизнь я провела в труде да в воспитании ребятишек. Так что рецептов не предлагаю, а наблюдениями своими, опытом поделиться всегда готова.

Книга «Слово о сыне» вышла в Москве в 1983 году. И вот теперь она выходит в Минске. Эта новость меня очень обрадовала. Ведь в Белоруссии я бывала неоднократно и по-настоящему полюбила этот героический край. Мне памятна встреча с издателями в зале минского Дома книги, памятна встреча в коллективе издательства «Юнацтва», о которой его директор, поэт Валентин Лукша, написал стихи. Кстати сказать, «Юнацтва», много делает для пропаганды космической тематики. Здесь вышла книга моего старшего сына Валентина «Мой брат Юрий», Н. Гиля о летчике-космонавте П. И. Климуке. Теперь издается и моя книга.

До сих пор при слове Белоруссия вижу себя в Хатыни. Сердце щемит от горьких воспоминаний о минувшей войне. Ведь у моей Смоленщины и Белоруссии много общего в истории, в характере людей. Полчища вражеские катились с запада к Москве через белорусские, смоленские земли.

Ходила я по бывшим улицам Хатыни — слушала звон колоколов и с содроганием, болью в сердце читала выбитые на камне строки о том, сколько в Белоруссии уничтожено деревень, сколько сожжено, убито мирных жителей. Думалось о горе, что принесла война и на Смоленщину. На территории Смоленской области были расстреляны и замучены сотни тысяч человек, десятки тысяч мирных граждан угнаны в рабство. И в нашей семье незадолго до освобождения фашисты угнали в неволю старших детей: семнадцатилетнего Валентина, пятнадцатилетнюю Зою.

Но советские люди выстояли в суровой борьбе с врагом: наш народ победил.

Каждая поездка в мои годы нелегка. Только я решила так: нельзя, сроднившись с Белоруссией, не побывать в Бресте — крепости-герое, которая дорога каждому советскому человеку. И я побывала в Бресте, побывала на минских заводах, в белорусских селах, у школьников, пограничников, студентов.

Велика сила памяти. Велика сила людской теплоты. Вспоминаю свои поездки и прежде всего вспоминаю людей, с которыми встречалась.

Недалеко от границы, в селе Комаровка, живет мать космонавта П. И. Климука — Марфа Павловна. Как только узнала она, что я еду в Брест, вызвалась также приехать, чтобы познакомиться, поговорить о детях, о заботах, радостях. Познакомилась я и с матерью космонавта В. В. Коваленка — Ольгой Ивановной. Всего-то и виделись мы по разу, а подружились крепко. Часто приезжают меня проведать Петр Ильич Климук, Владимир Васильевич Коваленок — рассказывают о своих родных, моими делами интересуются, зачастую объясняют: «Мама просила узнать», «Мама просила передать», «Мама поручила рассказать».

Встречалась я и с замечательной белорусской матерью Анастасией Кузьминишной Куприяновой, проводившей на фронт пятерых своих сыновей-героев.

Дружеские отношения сложились у меня со многими писателями Белоруссии. Василя Быкова, Ивана Шамякина, Андрея Макаенка, Николая Чергинца сначала я знала только по книгам. Потом, в Минске, состоялись с ними теплые, незабываемые встречи. Особенно тесные дружеские связи у нашей семьи с Николаем Ивановичем Чергинцом: свою книгу я прежде всего выслала ему.

Многое связывает меня с Белоруссией. В Минске живет моя внучка Наташа с маленькой правнучкой Аннушкой, которая любит декламировать стихотворение Янки Купалы «Мальчик и летчик»; ведь это стихотворение очень нравилось Юре.

Как видите, в Белоруссии немало у меня дорогих сердцу друзей. И поэтому книгу воспоминаний о моем сыне я с большой радостью адресую юным и взрослым белорусским читателям.

Истоки

Дети наши — Валентин, Зоя, Юра, Борис — родились в деревне. Сами мы с мужем Алексеем Ивановичем знали только крестьянский труд, и все-таки, думается, правильнее считать семью нашу рабоче-крестьянской.

И когда в сорок девятом году совещались мы, на кого пойти Юре учиться, он твердо сказал: «Хочу быть, как дядя Сережа, токарем». Имел в виду он моего брата Сергея, хотя его никогда не видел, но много о нем слышал.

Отец мой Тимофей Матвеевич Матвеев и мама Анна Егоровна родом из деревни Шахматове что недалеко от Гжатска. Земли в наших Смоленской, Рязанской, Калужской губерниях были небогатые, и мужчины часто занимались отхожими промыслами. Одни уходили на сезонную работу — выделывали овчины, плотничали, другие подавались на заработки в большие города, чтобы хоть как-то прокормить семью. Вот и отец мой уехал в Петербург, поступил там на Путиловский завод. Мама с детьми оставалась в деревне, вела хозяйство и только на зимние месяцы с малышами ездила к отцу.

В 1912 году (мне тогда было девять лет) все перебрались в Петербург. Жили мы на Богомоловской улице, в комнате густонаселенного дома.

Хорошо помню, как по утрам мощно гудел заводской гудок, созывая рабочих. Работали тогда по 12— 14 часов, без выходных. А денег все равно не хватало. Мама стала стирать на людей. Каждую неделю приносила домой по большому тюку белья, чтобы этим нелегким трудом добыть какую-никакую копейку. А концы все равно было не свести с концами.

Семья же у отца и матери была немалая: кроме меня еще два брата и две сестры.

Однажды отец горестно сказал: «Вы не думайте, что мы так бедно живем, потому что семья у нас большая. Не поэтому. А потому, что хозяева отдают нам не все, что мы, рабочие, зарабатываем».

У нас, как и в других рабочих семьях, часто говорили о том, что нужно изменить жизнь, что рабочие должны бороться за свободу. И не только говорили. Рабочие объединялись, организовывали забастовки, стачки. Недавно в одной из книг я прочитала, что за первую половину 1914 года на Путиловском заводе было проведено 60 стачек: чуть ли не каждые три дня какая-нибудь мастерская бастовала. А 1 июля того года путиловцы собрались на большой митинг в поддержку бакинских рабочих. Пролетарии каспийских нефтепромыслов требовали 8-часового рабочего дня, официального признания праздника трудящихся 1 Мая. За .

Трогательные воспоминания о мамах, которые дети проносят через всю жизнь

Не бывает идеальных мам, но для ребенка это всегда самый важный человек в жизни. В день матери 14 октября мы дали участницам проекта «Mама-LIVE» задание: вспомнить самые трогательные моменты из их общения с мамами, а также рассказать об ошибках в воспитании, которые допускали их родители. Напоминаем, что реалити-проект о материнстве проходит при поддержке Philips Avent и компании Bayer.

Источник фото: mujerbien.com

У многих женщин после рождения ребенка меняются отношения с близкими людьми, в том числе с собственными мамами. Участницы «Mама-LIVE» не исключение.

Читать еще:  Как поминать усопших в день их рождения

После «маминого дня» девушки погрузились в воспоминания. И вот что из этого вышло.

Анна Зенькова

О маме

Я поздний ребенок в семье. То ли в силу огромной возрастной пропасти, то ли в силу схожести характеров отношения у нас с мамой, мягко говоря, сложные, запутанные и очень стихийные. Я не помню, чтобы мы когда-нибудь жили мирно. В любви – да, но не полюбовно.

Моя мама обожает моих сыновей. Я тоже их обожаю, поэтому, когда вижу, как она с ними возится, все мои детские обиды затихают и даже какое-то время молчат. Я стала лучше ее понимать. И признавать.

Думаю, многие бабушки-дедушки незабвенной эпохи Советов, манной каши и доктора Спока подтверждают эту теорему на практике. Любят внуков куда более честно и безбоязненно, нежели своих собственных детей.

О самых трогательных моментах

Моя мама преподаватель естественных наук, химии и биологии. Каждое лето мы отправлялись отдыхать на базу, расположенную в лесу. Мы часами бродили с мамой по лесам и лугам, изучая грибы, цветы, травы.

Когда мне плохо, я всегда закрываю глаза и представляю луг, по которому мы неспешно бредем с ней, взявшись за руки. Я даже слышу запах цветов и лугового меда. И мне всегда становится легче.

Источник фото: архив героини

В чем мама пример

Это маленький командир в юбке, по-генеральски командующий парадом. При внешней мягкости и женственности, эта женщина внутри – закаленная сталь. Стальная магнолия, как я ее называю. И меня это искренне восхищает.

Об ошибках

Родители растили нас с братом в любви. Только в моем случае любовь смешалась с тотальным контролем. Пока ты маленький – это хорошо, вселяет спокойствие и чувство огромной безопасности. Но когда ты взрослый, это отравляет, размывает границы и препятствует самоидентификации.

Мне понадобились годы, чтобы осознать это и начать отстраивать свою территорию заново, без помощи моего любимого, вездесущего прораба. Пока эта стройка далеко не закончена.

Ольга Трушкевич

О маме

Мою маму зовут Rita D’andrea, и она коренная итальянка. Знакомы мы с нею уже как 20 лет. Мне было 8, когда я впервые приехала в Италию по специальной программе.

Выросла я в интернате, своей родной мамы не почувствовала, а вот настоящее материнское тепло испытала только с Ритой.

Не скажу, что мне уделялось особое внимание и дарилась безграничная любовь на фоне еще 3-х детей, двоих собственных и одного приемного, моего младшего брата.

Причина была во мне. Я была ужасным ребенком, не умеющим себя вести за столом, была невоспитанной и всегда себе на уме. Никакие доводы и уговоры на меня не действовали. Десятки раз Рита собирала мне мой чемодан, заказывала билеты обратно на родину и также десятки раз все отменяла, давая мне очередной шанс испытать судьбу.

А я приезжала еще хуже, чем была. И так, спустя настоящий десяток лет, через терпение, молитвы и уговоры, я стала другой. Я стала настоящей второй дочкой.

С моей Mamusca, как я ее называю, теперь мы прекрасно ладим. Примерно 1 раз в год, иногда чуть реже, мы обязательно встречаемся.

Источник фото: архив героини

Что изменилось, когда стала мамой

Помню, родив малышку, Рита спросила, появилась ли у меня депрессия, на что я ответила нисколько. Наоборот, я была счастлива, что у меня появилось что-то полностью принадлежащее всецело мне! И я заплакала.

Я плакала так же, как однажды при отъезде в Минск, захлебываясь от слез и раздирающей боли в груди. Только сейчас эта боль была смесью радости и приобретенного счастья. Я поняла, что я буду любить Василису также, как и моя мама Рита любит меня, на протяжении всех лет, несмотря ни на что!

В чем мама пример

Возвращаясь мысленно в детство, я понимаю: не быть мне сегодня той Олей, какой я являюсь сейчас. Никто не знает, как бы сложилась моя жизнь, не родись у Риты в далеких 90-х идея взять на лето из Чернобыльской зоны детей на каникулы.

Для моей мамы дети – это сущность ее жизни, часть ее самой. И я, уже став мамой и ощутив первые минуты такой прекрасной жизни, хочу низко поклониться в ноги моим родителям и сказать им спасибо от всей глубины моей детской и наивной души!

Наталья Стахейко

О маме

С мамой у меня всегда были теплые и доверительные отношения. Нас с братом она воспитывала одна, т.к. с отцом они развелись, когда мне было 5, а брату 3 года. Это была ужасная трагедия для нашей семьи, которую я действительно осознала с появлением второго ребенка.

Когда мой муж уезжает на сутки в командировку, в моей жизни уже случается коллапс. Ведь это очень тяжело и физически, и морально всех накормить, спать уложить, все убрать, а еще и выслушать, помочь и обнять-поцеловать! И все это без возможности переложить часть дел на другого человека. А моей маме приходилось исполнять 2 роли постоянно!

Но, несмотря на все это, мое детство не вспоминается мне мрачным и полным лишений. А наоборот, мама нас с братом очень любила. Настолько сильно, что вопросы со стороны о нашей «нелегкой» жизни вызывали недоумение и раздражение. Потому что у нас все было хорошо!

О самых трогательных моментах

В детстве нас мама часто усаживала к себе на колени, щекотала, целовала и крепко обнимала. Этот трогательный процесс мы с братом называли «пожмякать». Главное было не подраться, кого «жмякать» будут первым.

Источник фото: архив героини

А еще помню, что однажды утром 8го марта (мне было лет 12), когда я только открыла глаза, мама принесла мне сверток, где лежали 2 нательные маечки, заколки для волос, как в классе у девочек, и 2 лака для ногтей «Ruby Rose». Радости не было предела! Два личных лака для ногтей!

В чем мама пример

Моя мама — человек очень легкий на подъем и с неиссякаемым источником оптимизма, которого хватает и на окружающих. Это качество было жизненно необходимо, т.к. все те неурядицы, которыми судьба щедро посыпала голову моей мамы, просто невозможно было бы пережить! И когда мне знакомые говорят, что я оптимист, я знаю, откуда это у меня!

Сейчас, воспитывая своих детей, огрехи в моем воспитании все же видны. Но мне не в чем маму упрекнуть. Потому что все, что она делала, было для меня и для брата, потому что она старалась вопреки всему!

Анастасия Иризанова-Тихомирова

О маме

Моей маме 56 лет, у нас сложились очень теплые и доверительные отношения. С рождением ребенка я стала больше прислушиваться к маминому мнению, но все равно иногда делаю по-своему.

О самых трогательных воспоминаниях

Как сейчас помню, как я случайно дозвонилась на радио и заказала ее любимую песню… Как мы по вечерам пели вместе, а она аккомпанировала на фортепиано. Однажды я сорвала ее выступление на концерте, выйдя на сцену, только потому, что вдруг соскучилась! В ее 35 лет я говорила, что она самая красивая и без макияжа!

Источник фото: архив героини

В чем мама пример

Умение мамы договариваться и находить лучшее всегда приводило меня в восторг! Я очень благодарна маме за то, что она отдала меня в музыкальную школу – это позволило мне всегда быть занятой и, между прочим, пригодилось в родах!

Об ошибках

Единственным минусом в воспитании я бы назвала попытку ограждения меня от совершения ошибок. Все же на своих ошибках учишься лучше: это опыт, который позволяет нам двигаться вперед.

Виктория Корнева

О маме

Моей мамуле 52 года, и я считаю свою маму своей лучшей подружкой! Созваниваемся с мамой мы каждый день. Живём не очень далёко друг от друга, поэтому могу с коляской прогуляться в гости к маме перед ее работой.

После рождения моих малышек особых изменений в наших взаимоотношениях не произошло, только я ещё больше стала ценить ее помощь и заботу, уже не только меня, но и моих крошек.

О трогательных воспоминаниях

С самого детства мама приучала меня к красоте. Помню, всегда накануне какого-либо мероприятия вечером мама меня крутила на «тряпочки», иногда было больно, но она всегда говорила: «Красота требует жертв». И я терпела, но на празднике потом сияла от красоты!

Источник фото: архив героини

В чем мама пример

Мама для меня пример очень гостеприимной хозяйки, которая умеет не только шикарные столы накрывать с безумно вкусными блюдами, но и создать дома такую атмосферу, что гости себя чувствуют как у себя дома. Лучшей МАМЫ я и не могла и пожелать. Она лучшая Мама и Бабушка!

Александра Малайчук

О маме

Моя мама уехала жить в Польшу, поэтому видимся мы сейчас нечасто — гостим по несколько недель два раза в год. В этом году уже побывала с двумя внуками у бабушки. Отношения у нас очень доверительные, тёплые. Мама не просто МАМА, но и верный друг, советчик и опора.

Когда родила ребёнка изменились не столько отношения с мамой, сколько мое восприятие этого понятия. Пришло осознание этого слова и всей роли меня в качестве мамы в жизни малыша, а значит и моей роли в качестве ее дочери.

О самых трогательных моментах

Хорошо помню, как отдыхали вдвоём на море и ходили на дискотеки (мне было 19-20 лет, и этот совместный отдых был очень классным, как будто с подружкой отдыхала).

Источник фото: архив героини

В чем мама пример

Мама образец в своей целеустремлённости и достижении поставленных целей. А ещё пример заботы и внимания.

Ощущаю, что следую ее принципам воспитания в воспитании своих детей. Считаю, что меня мама вырастила и воспитала достойно, и я, следуя ее примеру, буду стараться воспитать своих детей хорошо!

А у вас изменились отношения с мамами после рождения ребенка?

Детская бутылочка серии Natural

Наша новая бутылочка помогает легче совмещать грудное вскармливание и кормление из бутылочки.
Широкая соска в форме груди для естественного захвата делает переход от груди к соске и обратно незаметно для ребенка.
Улучшенная антиколиковая система с инновационным двойным клапаном пропускает воздух внутрь бутылочки, а не в животик малыша.
Эргономичная форма.
Легко мыть и использовать.

Уважаемые друзья!
На Change.org создана петиция президенту РФ В.В. Путину
об открытии архивной информации о гибели С. Есенина

Призываем всех принять участие в этой акции и поставить свою подпись
ПЕТИЦИЯ

ЕСЕНИНА Т. Ф. О сыне

Был у нас в селе праведный человек, отец Иван. Он мне и говорит: «Татьяна, твой сын отмечен Богом».
…Родился в селе Константиново. Читал он очень много всего. И жалко мне было его, что он много читал, утомлялся. Я подойду погасить его огонь, чтобы он лег, уснул. Но он на это не обращал внимания. Он опять зажигал и читал. Дочитается до рассвета и не спавши поедет учиться опять. Такая у него жадность была к учению, и знать все хотел. Он читал очень много, я не знаю, как сказать, сколько, а начитан очень много.
Учился в своей школе, сельской. Четыре класса. Получил похвальный лист. После учебы отправили мы его в семилетку, в которую не всякий мог попасть в это время 1 . Было только доступно господским детям и поповым, а крестьянским нельзя было. Но так как он учился хорошо, священник у нас был опытный человек, видел, что у него талант, посоветовал нам с отцом: «Давай его отправим…» Ну, мы согласились — отправили. Он там проучился три года, в семилетке. И писал. Стихи писал уже. Он напишет, прочитает и скажет:
— Мама, послушай, как я написал.
А мы и понятия не имели, что это за поэзия такая. Ну, написал и кладет. Собирал все в папку, собирал. А ведь я занята была крестьянскими делами. А он занят головой. У него работала голова именно о том, чтобы читать и читать. Сергей был только для чтения, так, чтобы ему побольше ухватить на свете, узнать все. Очень жадно все читал.
Когда закончил семилетку, приехал домой. Отец его отозвал в Москву к себе. Он поехал, не ослушался. Шестнадцать лет ему было. Отец поставил его в контору к своему хозяину. Ему не понравилось сразу. Как это? Хозяйка строгая такая была, нападала все на служащих. Он заявляет отцу:
— Папа, я твоему хозяину служить больше не буду.
— Почему?
— Да нельзя. Потому что хозяйка бьет прислугу.
— Ну, твое дело, поступай как хочешь.
— Я хочу сам над собой хозяином быть.
Отец:
— Ну делай что хочешь.
Отправился к Сытину. Известный был человек Сытин. Пришел к нему туда. Сытин принял его охотно. Остался у него работать корректором. И писал… Стихи писал… Он писал, и Сытин о нем понял, что он человек доступный, — и Сытин с ним вместе писал 2 … И вот понесут они издавать свою работу, у Сергея принимают, а у Сытина нет, у старика. Обидно ему, и жалко его, что его так оскорбляют. Но недоступно, говорят, нельзя, нельзя их принять. Приходится старику обратно идти со своими стихами. А у этого — давай, давай… Он проверяет свои книги и работает свое дело, пишет.
Каждое лето приезжал в деревню. Или до заграницы, или после был дома, домой обязательно ездил каждое лето. Приедет… Мы радостно его встречали. Подарки нам привезет. Как было хорошо, весело. И соседей всех угостит винцом. Стариков соберет, угостит. Все было хорошо… Тогда еще убирали барские луга. Покосили немного. «Папа, — говорит, — давай бросим. Наймем. Хватит с нас этого». Косьбу бросили, пришли домой. «Хватит с нас, я заработаю — пришлю».
Все лето у него проходило с гостями. Какую-нибудь старуху где-нибудь поймает, приведет, посадит, угостит ее, послушает, что она будет говорить про прошлое время. Ему было интересно. В прошлое время кровать не называли кроватью, а «коник». Как это коник понять? На чем спать? На конике. Ему это интересно было знать. Везде он так всех послушал, и стариков, и старух, везде узнал, кто как живет, кто как понимает. Один раз пришлось так. Был под горой, играл с ребятами. Идет из-под горы — старики собрались, толкуют о святом отце Серафиме. Посмеялся с мужиками, что о. Серафим табаку обнюхался. Все подняли смех. Не сказать, что религиозный был, но все-таки я его водила в детстве куда надо. Приучала. Мы — люди старые, так было нужно. А сейчас — другое время.
…Приехал домой, читал стихи мне. Уж он был знаменитым поэтом. Но он стал читать «Москву кабацкую», мне не понравилось это. Я обвинила его — не нужно это. А он говорит: «Мама, я как вижу, так и пишу, вы меня не вините. У поэта ни одно слово не должно лишнее быть». Больше я ему ничего не сказала. Я больше его не знаю.
Жил хорошо, слушался во всем, не отказывал мне ни в чем и не безобразничал, как другие. Все восхищались.
Приезжал в деревню знаменитым поэтом и читал стихи крестьянам.

Читать еще:  Михайловская поминальная суббота

1955

ПРИМЕЧАНИЯ:

Есенина Татьяна Федоровна (1875-1955) — мать поэта. Фонограмма с записью короткого рассказа Т. Ф. Есениной о сыне была сделана за три месяца до ее кончины. Киногруппа Центральной студии документальных фильмов под руководством П. В. Русанова обратилась к ней с просьбой поделиться своими воспоминаниями.
С. П. Есенина вспоминает:
«Съемки проходили в течение восьми часов. 80-летняя женщина мужественно выносила и юпитеры и большое количество людей. Говорила она много и охотно. После стольких лет замалчивания имени ее сына ей хотелось поделиться с людьми тем, что она считала главным в его жизни. Затрагивала она и религиозные и политические вопросы.
Однако редактор группы постоянно перебивала ее и давала свои советы, при этом запись стиралась. Наконец, измученная Татьяна Федоровна оскорбилась: «Это говори, это не говори. Не буду ничего говорить. » И ушла в свою комнату.
Характер у нее был твердый.
В результате остались только отрывочные записи ее рассказа.
Вот к чему привело непонимание и бездушие.
И все же осталось главное — вечно живой облик матери Сергея Есенина».
Воспоминания Т. Ф. Есениной не были записаны и авторизованы. Часть фонограммы была опубликована в Восп., 1. С. 27. А. А. Козловским, а также в альманахе «Поэзия» (1991. № 58. С. 80) в составе статьи Т. Флор-Есениной «Облик матери (Татьяна Федоровна Есенина)».
Полный сохранившийся текст публикуется впервые.

1. После окончания Константиновского земского четырехгодичного училища Есенин с сентября 1909 г. по май 1912 г. учился в Спас-Клепиковской второклассной учительской школе.
2. И. Д. Сытин, как известно, был издателем, а не литератором, так что рассказ Т. Ф. Есениной в этой части носит легендарный оттенок.

« Сергей Есенин в стихах и жизни: Воспоминания современников. » / Сост. общ. ред. Н.И. Шубниковой-Гусевой. М.: ТЕРРА; Республика, 1997.

«Мне нужен не герой, а сын». Воспоминания матери погибшего в Афганистане

15 февраля исполняется 25 лет со дня вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана. «Те кровавые события происходили сравнительно недавно — 25–35 лет назад, но люди знают о них до обидного мало», — говорит Раиса Александрова, мать погибшего в афганских горах. Только через полгода после похорон 20-летнего сына она узнала подробности его смерти. Боец 9-й парашютно-десантной роты Вячеслав Александров геройски погиб на высоте 3234, став прототипом для персонажей фильма «9 рота» Фёдора Бондарчука.

Музей для сына

«Мы торопились его любить. Он был прекрасный. Прекрасный», — пожилая женщина идёт вдоль стенда с фотографиями, останавливается около большого портрета и медленно проводит пальцами по фотографии серьёзного парнишки. «Слава, сыночек», — еле слышно шепчет Раиса Михайловна.

Все стены гостиной увешаны снимками сына. В углу — синий мундир, Вячеслав учился в речном техникуме и мечтал обойти на корабле весь мир. Около двери — старые коньки, покрывшиеся ржавчиной гантели и самодельный садок для рыбы.

В музей имени своего сына женщина заглядывает каждый день, да и как не заглянуть, когда одежда, письма и фотографии — это всё, что осталось от её мальчика. Она создала его, чтобы сберечь память о сыне и войне, которую, как ей кажется, незаслуженно забывают.

Памятный уголок сначала находился в школе села Изобильное, где учился Слава, потом район принял решение превратить старый дом семьи в полноценный музей, а рядом построить новое здание для родителей героя.

Даже с постоянным отоплением зимой тут холодно, особенно в лютые оренбургские морозы. Раиса Александрова кутается в пальто и тихо рассказывает о подвиге своего сына, делает она это привычно и размеренно — для школьников, студентов и друзей Славы она провела по музею сотни экскурсий.

Славе едва исполнилось 20 лет, когда ему выпала участь оборонять высоту 3234 в Афганистане. Оттуда хорошо просматривалась дорога на город Хост, по которой шла колонна с провиантом. 7 января 1988 года душманы начали штурм высоты, сначала обстреливая местность, а затем двинувшись в атаку в полный рост. Первый удар они нанесли с юга, где и находился Вячеслав Александров. Он отправил двоих сослуживцев в укрытие и остался один против толпы приближающихся врагов. Успев отбить одну атаку, был убит осколком гранаты во время следующей.

Снаряды ушли на салюты

«Мне потом ребята рассказывали, что снарядов у них было мало. В декабре отмечали день рождения одного из солдат, в январе — Славкин, салютовали. Они же там все были детьми, мальчишки по 18–20 лет, было бы им по 40 — они бы каждый патрон берегли, — женщина отворачивается. — Зачем мне Афганистан? Да и любой матери — зачем? Нам сыновья нужны! В Великую Отечественную понятно, за что гибли, а та война — чужая! Всю нашу элиту убили, остались одни алкаши да дети».

Мать Славы Александрова понимает, что сын мог несколько раз избежать своей участи. После второго курса он сам захотел служить в армии. Мог доучиться, но пошёл со своими одногодками — в 18 лет.

«Его сначала в Литву отправили, он полгода там был, мы радовались, не думали, что из болот в горы отправят. Мы ему в Прибалтику шесть посылок с зелёнкой отправили, у ребят там из-за влажности болячки на коже нарывали. А потом их в Афган перекинули, а там климат совсем другой, зачем наши власти так над детьми издевались?» — возмущается мать погибшего.

После учебной части Слава тоже мог не попасть в Афганистан, при высоком росте ему не хватало веса, но он вместе со всеми написал рапорт.

За три дня до своего последнего боя Слава отмечал день рождения, на торте из печенья сослуживцы вывели сгущёнкой число «20». А затем была оборона высоты 3234.

Смертельная рана юного бойца от вражеской гранаты запустила цепную реакцию, ребята остервенели, дали жёсткий отпор, и операция моджахедов провалилась. Вместе со Славой в том бою погибли ещё пять человек.

О том, что её сына не стало, Раиса Михайловна узнала лишь через 10 дней. Январским вечером в её доме собралась вся деревня, директор школы выключила новости, где как раз показывали Афганистан, и сказала «Всё, Раиса, всё». Груз 200 утром привёз капитан, и женщина попросила открыть цинковый гроб: «Он сказал мне: «Не плачьте, он у вас герой». А я ответила: „Зачем мне нужен герой? Мне сын нужен!“».

Женщина вспоминает, что, когда гроб вскрыли, тело сына было замёрзшее и стало оттаивать только в доме. Младшая сестра Славы Света, которой тогда было 15 лет, плакала и спрашивала у мамы: «Почему он такой, почему?».

«Нам не нужны кровавые вещи»

О том, как погиб её сын, женщина узнала лишь через полгода, когда вышел приказ о присвоении Славе звания Героя Советского Союза и когда сразу после демобилизации к ней приехали трое его сослуживцев.

«Посреди ночи раздался стук в окно, мужские голоса прокричали: «Принимай детей!» У Славы был пёс Амур, после смерти сына он никого к себе не подпускал, рычал, я одна к нему подходила, кормила, даже отец не решался. Я испугалась, что сейчас он кинется на них, выскочила в одной ночнушке, а там такое! Амур стоял передними лапами на плечах у Серёжи Борисова, который потом стал нам названым сынком, и оба рыдали заливаясь — и собака, и человек», — Раиса Михайловна монотонно перебирает газетные полосы.

Читать еще:  Из того ли города из мурома

Публикации о войне женщина бережно сортирует по папкам: на двух пухлых — со статьями о Славе — еле сходятся верёвки, ещё одна заполнена статьями о самой войне. Стопки писем за 25 лет от тех, кто чтит память героя, лежат отдельно, их не вместит ни один скоросшиватель.

Из всех вещей Славы из Афгана сохранилось несколько фотографий, которые оттуда он посылал родителям, комсомольский и военный билеты. Его сослуживцы ехали домой без вещей, им нельзя было даже оформлять дембельские альбомы. «Я у них спрашивала, а где же ваши вещи, а они отвечали, не нужно нам ничего кровавого. У одного Серёжи был пуховик, большой ему по размеру, он купил первый попавшийся, чтобы 200 рублей за бой на высоте 3234 не отняли на границе».

Единственный груз, который они взяли из чужой страны — это платки для матерей, Раиса Михайловна свой бережно хранит до сих пор.

«Сколько жизней та война покалечила, сколько тех, кто вернулся домой, ушли из жизни из-за её неустроенности. Государство бросило своих героев, чиновники отговаривались фразой „Мы вас туда не посылали“», — с обидой в голосе говорит мать погибшего героя.

Два близких друга и боевых товарища младшего сержанта Александрова назвали своих сыновей в честь Вячеслава, сестра Света — тоже. Три внука Раисы Михайловны — два названых и один из родных — носят имя Славы, погибшего в пыльных афганских горах на чужой войне.

Все они — герои

В 2005 году Фёдор Бондарчук снял художественный фильм о 9 роте с одноимённым названием. Близкие погибших говорят, вымысла там больше, чем правды, но в одном режиссёр не соврал — юные мальчишки дрались и умирали, как настоящие герои. Эта кинолента — небольшой фрагмент афганской войны, которая напоминает матерям о том, что их сыновей помнят.

Память — единственное, что сегодня осталось у Раисы Александровой: маленькие распашонки, в которых она выносила первенца из роддома, лыжи, проявленные фотоплёнки, коллекция значков, небольшая стопка коротких писем и 5 пустых патронов из Славиного пулемёта.

«Возле нашей школы поставили бюст, я хожу смотреть, чтобы его не украли, алкаши ведь могут сдать, памятник-то бронзовый», — переживает мать героя.

Патриотических акций, по признанию Раисы Александровой, раньше было гораздо больше: к ней приезжали экскурсии из Оренбурга и отдалённых районов области, в одной из школ были даже отряды, носящие имя афганцев. Александровцы обязательно два раза в год приезжали в Изобильное к матери погибшего солдата.

Сейчас музей посещают только школьники из соседних сёл, студенты, чтобы взять материал для курсовых. Второго августа здесь всегда гостят десантники, но сама Раиса Михайловна с выступлениями уже почти не выезжает из-за плохого самочувствия. Сейчас ей 68 лет, и она — одна из самых молодых афганских матерей в области.

«Было несколько раз и такое, что родители погибших мальчишек обижались на меня, что мой сын — герой, а их — нет. Неужели не понимают, что всех детей одинаково жалко, и все они герои! Вот говорят, если бы мы войска не ввели, американцы бы свои ракеты на границе развернули. Очень хочу спросить, а что изменилось-то? Чего Америка хотела, того и добилась, а мы потеряли почти 15 тысяч своих детей!»

Память о не вернувшемся из Афганистана сыне

Для любой матери потерять ребенка – самое большое горе. У Марии Анисимовны Беймановой не вернулся из Афганистана сын Святослав.

Ему исполнилось бы 46 лет 2 сентября 2010 года . Как многие его ровесники, обзавелся бы семьей, детьми. Смог бы, наверное, сделать карьеру, чего-то добиться в жизни — если бы не та война… По воспоминаниям Марии Анисимовны, Слава рос послушным и любознательным мальчишкой. С отличием окончил восьмилетнюю школу в деревне Мошенаки Могилевского района. Любил рисовать, писал стихи, блистал на школьных олимпиадах по биологии и, как все мальчишки, страстно увлекался техникой. Поэтому после школы поступил в Могилевский политехникум, по окончании которого в 1982 году Святослава призвали в армию.

Так он попал служить в Афганистан. Сначала была учебка в Ашгабате. А затем полная опасностей служба в отдельном разведывательном батальоне войсковой части п.п. 71240 под Баграмом.

В письмах домой, чтобы не тревожить мать, Святослав Шапеткин писал про необычную природу Афганистана. Про красоту афганских гор с их снежными вершинами.

«…Сегодня представилась возможность написать вам письмо. Скоро месяц, как служу в Афганистане. Ничего страшного тут я не видел, хотя успел на БМП уже объездить всю провинцию Парван. Здесь, как в кино, как будто попал в одну из сказок «Тысяча и одна ночь». Феодальный уклад жизни вперемешку с современностью, пестрые восточные базары, старинные лавки с современными товарами и традиционно восточными, мужчины в чалме и женщины в парандже — все так своеобразно и непривычно. Природа тоже весьма своеобразная. Наша часть стоит в большой долине, где вокруг сплошные виноградники, сады, бахчи. Вокруг красивые горы со снежными вершинами. Недавно мне пришлось побывать на самом высокогорном туннеле, который находится на перевале Саланг. Там была сильная метель, снег по колено, а через два часа спустились с гор в долину — ребятишки босиком бегают по траве. Тепло, птицы поют… Числа так 20—21-го опять выезжаем. Теперь уже, наверное, на юг куда-нибудь. Ну, вот так и идет служба…
17 июля 1982 г. ДРА. Баграм.»

«…Вчера получил ваше письмо. Оно дошло очень быстро — за 4 дня.
У меня все по-прежнему. Время летит быстро. Служить мне осталось восемь с половиной месяцев. Следующей весной уже буду дома. Осталось зиму пережить… Самое трудное позади. Сейчас я считаюсь лучшим разведчиком в роте. Меня уважают и начальники, и подчиненные. Спасибо, мама, за твои наставления, но мне тут на месте виднее, как лучше в какой обстановке себя вести. Ты, конечно, права, что надо быть осторожным. Осторожность – главное для разведчика.

Да, потом по программе «Время» должны рассказывать о полудрагоценных камнях (лазурит), которых на 2,5 млн долларов захватила наша рота.
У нас сейчас тепло — градусов 50. Но мы уже даже внимания не обращаем на жару…
Ну, вот пока и все. Передавайте всем привет.
Ваш Славик.
ДРА. Баграм. 16 июля 1983 г.»
И ни строчки о тех тяготах, которые ему пришлось испытать на чужой земле с непривычным для белоруса климатом. О боевых операциях, о разгромленных караванах с оружием, о погибших товарищах…

13 октября 1983 года, через месяц и 11 дней после своего 20-летия, младший сержант Шапеткин погиб в бою. Разведрота, в которой он служил, отправилась на ликвидацию банды мятежников в предместье Кабула. Святослав, как наиболее опытный разведчик, шел в дозоре. В районе поселка Исталиф дозор, а их было всего семеро вместе с командиром, столкнулся лицом к лицу с группой мятежников. Завязался неравный бой — численностью духи превосходили наш отряд в десятки раз! В итоге дозор оказался отрезанным от основных сил роты.

Святослав Шапеткин первым получил тяжелое ранение, но продолжал стрелять… Через 15 минут боя все ребята были тяжело ранены. Несмотря на потери и численное превосходство бандитов, разведчикам удалось пробиться из окружения. Но Святослав от полученных ран скончался в вертолете – его не успели довезти до госпиталя.
За мужество и героизм, проявленные в боях с мятежниками, младший сержант Святослав Семенович Шапеткин был награжден медалью «За отвагу» и орденом Красного Знамени – посмертно.

Когда получила извещение о гибели сына, а потом привезли гроб с его телом из Афганистана, вспоминает Мария Анисимовна, думала – от горя сердце в груди разорвется на кусочки. Казалось, мир перевернулся вверх дном. Одна мать знает, сколько слез выплакала бессонными ночами.

А тут еще на беду в цинковом гробу смотровое окошко оказалось закрашенным изнутри белой краской. Так что не довелось матери толком проститься со своим любимым сыночком, в последний раз взглянуть на него. И без того израненную душу матери бередили тогда сомнения: а вдруг в гробу лежит не ее ребенок. Может, похоронка – ужасная ошибка? Может, ее Славик все-таки вернется домой живым? Но что-то подсказывало Марии Анисимовне, что чудо не случится: сын погиб — и с этим придется как-то смириться.

Святослава похоронили с воинскими почестями на кладбище в деревне Акулинцы Сухаревского сельского совета Могилевского района, на родине Марии Анисимовны. Вскоре на его могиле силами районного военкомата был установлен памятник.

Время если и не лечит, то как-то зарубцовывает раны. За эти годы Мария Анисимовна, казалось, примирилась с гибелью сына. Но недавно ей вновь пришлось пережить все заново.

Этим летом, после июньского урагана, Марие Анисимовне позвонила родная сестра Тамара и сообщила тяжелую новость: на памятник упал ствол ели. Плита с портретом Славы от сильного удара развалилась на куски.

Разменявшая седьмой десяток женщина просто места себе не находила. Как на скромную учительскую пенсию поставить новый памятник сыну? А тут еще нахлынули воспоминания 26-летней давности, которые разбередили душу матери.
— У меня было такое состояние, — вспоминает Мария Анисимовна, — будто бы я снова получила похоронку на сына. И что делать дальше, к кому обратиться с моей бедой, не знала.

Но все-таки мир не без добрых людей. Первыми, кто откликнулся на мольбу о помощи Марии Анисимовны, были местные ветераны-афганцы. Они-то и посоветовали женщине написать письмо на имя председателя Могилевского райисполкома Дмитрия Дмитриевича Гоборова. С этим письмом «афганцы», не привыкшие бросать своих на поле боя, и пошли по инстанциям. Надо отдать должное местным властям: в райисполкоме пошли навстречу матери погибшего солдата и приняли решение о выделении необходимых денежных средств на восстановление памятника сыну-интернационалисту. В фирме «Дары» очень качественно изготовили новую плиту. Слава на ней получился как живой. А Сухоревский сельсовет организовал уборку могилы от завалов, оставшихся после урагана.
В конце августа нынешнего года на могиле воина-интернационалиста Святослава Шапеткина был установлен новый памятник.

— У меня в тот день словно глыба с сердца упала, как-то легко сразу на душе стало, — вспоминает Мария Анисимовна. – Как будто сын вернулся домой…

А еще через газету «Знамя юности» Мария Анисимовна Бейманова хотела бы передать низкий материнский поклон за доброту и отзывчивость председателю Могилевского райисполкома Дмитрию Дмитриевичу Гоборову, директору фирмы «Дары» Федору Александровичу Жукову и его сотрудникам, председателю Сухоревского сельского совета Николаю Дмитриевичу Валюженичу и председателю Могилевской районной организации ОО «Белорусский союз ветеранов войны в Афганистане» Владимиру Иосифовичу Коляде.

Александр МИКУЛИЧ, Могилев, фото автора

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector